Форум » Нью-Йорк » Другой Нью-Йорк 0.1 » Ответить

Другой Нью-Йорк 0.1

Bombist: Копия настоящего Нью-Йорка, которая на самом деле является только плодом больного воображения существа, в чью ловушку угодили иксмены. Все в этом городе кажется предельно реалистичным и потому катастрофы, одна за другой обрушивающиеся на его обитателей, заставляют бороться за свою жизнь изо всех сил.

Ответов - 40, стр: 1 2 All

Game Master: Я мог бы снимать репортажи о войне в Ираке, рассказывать о подвигах героев Соединенных Штатов Америки, высмеивать политику в Ливии и задавать вопросы премьер-министру России. Мог бы разоблачить крутых боссов мафии, заснять известного политика в постели с любовницей и бороться против расизма в области СМИ. - Ты готов? Можно начинать уже запись. Репортер дерганным движением поправил галстук, чтобы тот был точно посередине и не съехал набок прямо в эфире. В руке он держал микрофон. Смотрел прямо на оператора, будто тот был зеркальным и светил репортеру его собственным отражением. Коричневого цвета плащ был застегнут на все пуговицы. Несмотря на прогнозы погоды, денек выдался далеко не жаркий, небо было затянуто тучами и в любой момент мог пойти неслабый дождь. Я мог бы выступать за или против регистрации сверхлюдей. Мог бы свести обе стороны в одном помещении и заставить их выговориться по полной программе. Выложить все, что накипело за время раскола. Мог бы поднять рейтинги ТВ, удостоиться престижных наград, заслужить признание. - Еще минуту, - подумав, отозвался репортер. Он достал из кармана плаща клочок бумаги и стал пробегать написанное на нем глазами. Мелкий почерк, которым в самый раз писать шпионские записки на занятиях, чтобы ни один препод не запалил несанкционированный разговор. - Да, кажется, готов. Ты его уже снял? Репортер убрал бумажку обратно в карман и стал приглаживать ладонью волосы. Оператор непонимающе моргнул, глядя на него. - Кого снял? Черт подери, я бы правда мог все это сделать. - Пончик. Пончик ты уже снял? - Какой еще пончик? Мы же не зашли еще. - Ты что, шутишь так? - репортер обернулся, посмотрел, что творится у него за спиной. Повернулся обратно, посмотрел на оператора. В этот момент последние нервные окончания в его организме стали обрываться, издавая противный визглявый звук наполовину со свистом, какой может выйти только если одновременно оборвать струны скрипки и наступить кошаку на хвост. - Перед тобой, прямо на крыше кофейни, здоровенный пончик высотой в несколько метров. И ты не знаешь, какой пончик надо снимать? Я же не прошу тюленей заснять, всего лишь сделать заставку для репортажа о пончиках! - Хей, ладно, все понял! Не кипятись ты так. Загорелась красная кнопка, съемка началась. Оператор заснял крупным планом пончик, ставший причиной заминки. Ему подумалось, что если бы красная кнопка не загорелась, репортер накинулся бы на него и перегрыз глотку. Слишком агрессивным был его взгляд и весь он был какой-то слишком напряженный для пустякового репортажа о пончиках с новым вкусом, оторваться от которого, по обещанию поваров, будет невозможно и после трех порций, запитых двумя стаканами свежевыжатого сока. Поймав в кадр репортера, полностью преобразившегося и ставшего шаблонно улыбчивым, оператор громко заржал. Его смех был записан на пленку, но больших проблем от этого возникнуть не могло - когда репортер только открыл рот, чтобы поприветствовать нью-йоркцев, на них обрушился настоящий ливень. Резко перестав смеяться, оператор кинулся спасать аппаратуру от дождя. Репортер так и остался стоять неподвижно под ливнем, с поднятым микрофоном и застывшей на лице улыбкой. - И я хочу снова, как всегда в своих репортажах, сказать - зажигайте, нью-йоркцы! - ни камеры, ни оператора перед ним не было, но парню это не мешало сходить с ума и говорить с какими-то невидимыми глазу горожанами. С головы и плаща ручьями стекала вода, забивалась в рот. Отплевываясь между делом, репортер продолжал. - Сегодня речь пойдет о катастрофических неудачниках, которых на ровном месте может накрыть метеорит. Вы когда-нибудь сталкивались с такими лузерами? Которых здоровенный, обжигающе горячий метеорит выберет из тысячной толпы и прижмет ровнехонько к асфальту, никого больше не задев. Я стою напротив кофейни, погода - светит яркое солнце, на небе ни облачка, как и обещали прогнозы синоптиков. Отличный материал для репортажа! Никаких катастроф, да и кому они нужны? Вот вам свежая новость - ничего не происходит! Опустив микрофон, он развернулся на пятках и рукой описал в воздухе дугу. - Совсем ничего! На фоне огромного пончика появилась стена воды. Он не сразу понял, что происходит и что поменялось, но по мере осознания, что к нему на большой скорости приближается волна, накрывающая своей высотой небоскребы, его глаза стали округляться. Челюсть опустилась с нездоровым хрустом. Волна в глазах репортера нависла над пончиком и замерла. Все стало очень медленным и он даже успел пару раз моргнуть, набрать полные легкие воздуха, прежде чем поток воды обрушился со всей силы и смыл кофейню вместе с ним, оператором и их фургоном. Они не были теми самыми неудачниками, которых выбрал метеорит из тысячной толпы. Волна шла от самого причала, накрыла собой центр и теперь пробиралась дальше, вглубь, медленно сбавляя обороты. Все, кто был в городе, оказались в ловушке разрушенных зданий, перевернутых автомобилей или на том свете. К безжизненно бледному лицу репортера, погрузившегося в водные массы, потоком прибило желтую маску, принадлежавшую раньше герою по прозвищу Железный Кулак.

Iceman: - Не впадаем в истерику, тихо-тихо. Открою страшную тайну: когда я была в вашем возрасте, то про мобильные телефоны и интернет еще никто даже не слышал. Более того, с людьми можно общаться посредством живого общения. И порою, они знают больше, чем поисковые системы. А теперь, пока мы дружно отходим от шока, будем использовать это время с пользой и продвигаться к гаражу. Мы едем в Нью-Йорк. - Да, в то время динозавры только вымирать начали, нет?, - сказал Бобби после того, как ловко поймал ключи левой рукой. Мимолётная улыбка на лице говорила, что тот рад, что он будет за рулём. Но одна мысль его всё же тревожила. - А ключи то от джипа Циклопа. Девочек бить не будет, а мне вот вставит, - пролетела мысль в голове, когда Дрейк посмотрел на ключи, а после направил их на джип и нажал кнопку отключения сигнализации. Отключение сигнализации сопровождалось характерным звуком. - Ладно Скотти, постараюсь не разбить, - сказал себе под нос, открывая дверь. Бобби сел в машину, захлопнул за собой дверь, вставил ключ зажигания и повернул. Машина завелась. - Так Бобби, не сожги ему сцепление. Вспомни уроки вождения, - проговаривал про себя Дрейк, перед тем как тронуться с места. И вот наконец он выжил сцепление и медленно отпуская эту педаль, давал газу. Первый раз они тронулись с места очень резко, но дальше не продолжили движения. - Простите, - неловко сказал он своим пассажирам. - Если я разобьюсь с ними, со мной расправятся ещё и Росомаха и эта Дикая, - последнее, про кого он подумал, была Эсми. Вторая попытка тронуться была успешной. Они тронулись плавно. Дрейк медленно подъезжал к воротам гаража и когда он всё же подъехал, ворота автоматически открылись. - Люблю автоматику. Ещё немного проехав по двору, Дрейк подъехал к главным воротам, которые в свою очередь тоже открылись, и Бобби проехал дальше. По дороге в Нью-Йорк Бобби пробовал включить радио, но попытки были четными. Проехав некоторое количество метров, Бобби свернул на автостраду, по которой он направлялся в центр Нью-Йорка. На автостраде всегда было полно машин, люди постоянно ездили туда сюда, но сейчас не было ни одной. И вот в дали уже виднелся город. Только уже это был не старый добрый Нью-Йорк. Оттуда было видно, как стена обрушивается на город. - Вот дерьмо. Бобби уже подъезжал к центру, а потому съехал с автострады. На улицах всё было буквально смыто. Люди бежали, пытались спастись. Очередная стена воды поднялась над городом и вот-вот обрушится. - Чёрт! Закройте окна, сейчас будет мокро! – прокричал Дрейк пассажирам, после чего резко надавил на газ и они помчались от волны.

Aqua: Целью визита в центр города являлось нахождение кого-то знакомых мутантов или по крайней узнать точно, что началось твориться в этом мире. Когда машина выехала из гаража, тот тут же попала под ливень. Собственно, дождь ещё не закончился и шёл не переставая. Усугубляло обстановку только сверкание молнии на небе. Ещё как шарахнет по машине-то. Но опасаться было нечего....пока Бобби не привёз их в центр. Как резко изменилась обстановка с того момента, когда Элис ехала по направлению в институт... Вместо солнечного и мирного денька на улице царился хаос и потоп, но не из-за дождя, а надвигающихся со стороны океана волн на город. Похоже, так уже было несколько раз,так как улицы и дороги уже буквально смыло. А бегущие подальше от города люди, целыми толпами, только доказывали весь страх происходящего. - Это просто нереально, - вполголоса сама себе проговорила Аква, прижавшись ладонью к окну. Вообще говоря, девушка не боялась воды. И раньше любая волна не казалась для неё непреодолимым препятствием. Но в данный момент не было доски и желания. А несмотря на то, что это были адские волны, иметь дело с такой "водой" категорически не хотелось. Если бы Элис только умела останавливать такие волны... Но у неё не было ни сил, ни опыта для этого. Поэтому была даже напугана, когда очередной высокий пласт воды в виде цунами надвигался на город. Элис вжалась в сиденье и вцепилась руками за ремень безопасности, так как надо было срочно уезжать от этого места, где вот-вот обрушится волна.

Native: - Готова поспорить, что в этом виноват какой-то мужчина. Эсми не верила своим глазам. Но, не смотря на масштаб происходящего, это было даже предсказуемо, хотя бы потому, что ее жизнь не могла бы столь просто наладиться, это же она. Да ладно уж, что все перекручивать, еще в дороге, Уайт начало колотить, так как звериная сущность девушки делала ее кошкой вплоть до того, что одаренная чутко ощущала любую смену погоды. В данный момент изменения были колоссальными, и Дикая с трудом держала себя в руках, чтобы попросту не взвыть. Зря, так, может быть, они бы свернули на полу-пути, и избрали себе другое место для исследования. Сейчас же, автомобиль на всех парах несся прочь от гигантской волны, падающей на не менее громадные здания, казалось, будто бы в замедленной съемке, а это пугало еще больше. Если уж умирать, то пусть эти тонны воды сметут тебя в один миг, попросту убив своим весом, чем мучительно прощаться со светом, чувствуя, как заканчивается кислород. Впрочем, сейчас умирать никто не собирался. По крайней мере, Эсми не собиралась, пока бы не удостоверилась в безопасности двух детей, сидящих рядом с ней в машине. Тем временем, с каждой секундой становилось, очевидно, что убежать им не удастся. Команде «героев» просто повезло, что они не успели добраться до центра города, потому они и встретились с волной, когда та уже шла на спад, теряя былую мощь и запал. В любом случае, встреча с необузданной массой воды была неизбежна, и вскоре стихия настигла их, достаточно быстро забрав в свои руки руль, и управляя железным конем так, как ей самой заблагорассудиться. Все было бы не столь плохо, но машина наткнулась бампером на какое-то препятствие, из-за чего ее развернуло на символические девяносто градусов, чем потоки воды сиюминутно же воспользовались, перевернув хрупкую игрушку верх тормашками, а после и вовсе скрыв ее под своей гладью, будто бы ее никогда и не было. Теперь каждая минута их жизни была на вес золота, и не придаваться панике стало невыносимо тяжело. Вокруг все бурлило, из-за обилия мусора, посторонних вещей, вода была мутной, и рассмотреть что-либо стало практически невозможно. Это было настоящее безумие, казалось, что в хаотичное движение приведено абсолютно все окружающие их, в то время как в салоне царило относительное спокойствие, в виду отсутствия там взбесившейся жидкости, все пути к отступлению были безжалостно отрезаны. Через какой-то промежуток времени, казавшийся и мигом, и целой вечностью одновременно, их укрытие сотряс весьма ощутимый удар, заставив автомобиль на какое-то время застыть, в положении на боку. Как оказалось, преградой стало здание, к стене которого теперь была прижата крышей машина. Кажется, лишь это заставило Дикую очнуться, и начать делать хоть что-нибудь, всецело полагаясь на свою интуицию. - Эй, все живы? Радуйтесь, нам повезло! – Быстро поднявшись на колени, Уайт, безумно глядя, положила руки на люк, расположенный на крыше автомобиля. За ним виднелось что-то напоминающее интерьер офиса, видимо, это было окно какого-то бизнесцентра, которое разбилось из-за столкновения с ними, что было невероятно на руку, ведь главное, там должна была быть лестница, ведущая на крышу. – Возможно, это единственный шанс, поэтому нельзя медлить. На счет три я выбью этот люк, а за ним окно. Здание не может быть полностью затоплено, но если машина сдвинется, время пойдет на секунды. Эй, девочка, ты вылезаешь первой, Бобби, ты за ней, я буду последней. Запомните, что бы ни случилось, ваше дело спасти вас двоих, сосредоточьтесь на этом, и бегите, не останавливайтесь! Быстро переглянувшись со своими соратниками, Эсми на миг зажмурилась, пытаясь собраться с силами, и тут же позабыла, что обещала считать. Изо всей своей счерхеловеческой силы она ударила кулаком по стеклу, схватившись второй рукой за ручку над боковым окном, и к своему счастью сумела разбить преграду с первой попытки, и тем самым попав под град из стекла, сопровождаемый моментально хлынувшими в салон ручьями воды. Под их напором девушка резко отклонилась назад, и освободившимися руками железной хваткой вцепилась в Элис, кажется, даже задев ее своими когтями. Приложив все возможные усилия, в том числу ту максимальную скорость, на которую была способна, Уайт помогла одаренной выбраться через узкий люк, после чего пришла очередь Дрейка, который, вроде, был более вменяем и готов к решительным действиям. С каждой секундой вода все прибывала и прибывала, стремительно заполняя автомобиль, наверное, тому посодействовал угасающий напор воды, но джип стал двигаться, и это движение достаточно быстро стало лишать их связи между окном и люком, делая невозможным спасение. Это заставило дикарку бесцеремонно, буквально вытолкнуть Айсмена из автомобиля, отдавая его достаточно небольшому течению, бурлящему в на половину затопленном помещении. Вот теперь Эсми стало действительно страшно. Все, что от нее зависело – девушка сделала, и больше ответственность за жизни других ее не отрезвляла. Наверное, никто, кроме нее, и ее непосредственного убийцы, Виктора Крида, не знал, что регенерация одаренной имеет ряд весьма необычных, поражающих свойств, но в то же время имеет очень ощутимую слабость. Дикая могла умереть, ее можно было убить, если приложить к этому достаточно усилий, и Уайт знала это, боялась этого. Кажется, когда-то давно она и примкнула к Оружию Икс именно из-за желания стать сильнее, избавиться от этой слабости, но, увы, там и не собирались ей помогать. Вот и сейчас, она замешкалась на миг, понимая всю степени опасности, и когда кинулась к люку – было уже практически поздно. Вдруг ее убежище сотряс очень сильный удар, видимо, что-то настигло их автомобиль сзади, чем самым уничтожив препятствие, в виде части стеклянной стены здания, и произошло это буквально сразу после того, как Уайт покинула кабину. Каким-то чудом девушке удалось схватиться за колону и успеть оттолкнуть от нее, чтобы добраться до коридора, когда мимо пронеслось сразу два автомобиля, которые пробили себе путь на свободу с противоположной стороны помещения, тем самым приведя образовавшееся в офисе течение в самое настоящее безумие. Вместе с тем, терять остатки разума стала дикарка, понимая, что нужно что-то делать, и сломя голову ринулась в спасительном направлении, пробираясь вперед всеми возможными способами. Будучи на каблуках, в одежде, когда необъятная копна волос спуталась и мешала обзору, сделать это оказалось не самой легкой задачей, да и вообще, в этой ситуации сделать хоть что-нибудь, было нелегкой задачей, наглотавшись воды, и изголодавшись по простому, нормальному глотку воздуха, одаренная вовсе боялась лишиться чувств и отдаться в руки стихии. Но, видимо, судьба была на ее стороне, потому Эсми с трудом, но удалось добраться до лестницы и, вскоре, она ступила на более менее твердую землю, и из последних сил стала подниматься, желая просто выбраться из бушующей водной массы, уже не говоря о том, чтобы догнать других иксменов или найти безопасное место. Жду постов о том, как вы выбрались на крышу здания, а потом черед мистера Хоулетта, который поведет нас дальше.

Iceman: Удар головой, мгновенная потеря ориентации – всё это сопутствовало перевороту машины верх тормашками. Поскольку Бобби не знал, что может произойти дальше, он покрылся сверхпрочным льдом ради своей же безопасности. Внезапный удар, при котором подушки безопасности сработали, и машина остановилась в положении на боку. - Эй, все живы? Радуйтесь, нам повезло! - Кажется да,- Роберт начал оглядывать себя, - руки, ноги на месте, умом вроде не тронулся, но голова побаливает. Дрейк убрал свою ледяную броню, поскольку в любой момент машина могла оторваться от здания. Мгновенные команды Эсми Бобби одобрял, боясь за жизни своих пассажиров. У Элис не было способностей для выживания при падении машины. А у Дикой вроде бы были, Бобби по её характеру сразу понял, что она похожа с Логаном и способности скорей всего такие же. Но даже с мощной регенерацией она может и выживет при падении машины, а вот в дальнейшем при взрыве – такое может пережить и не каждый когтистый. По приказу Дикой, молодёжь полезла через люк. Сначала Элис, потом Бобби, но вот неожиданный толчёк ему не понравился. Он вылетел из машины как пробка из-под бутылки шампанского. Но это был хороший ход, ведь машина заполнялась водой. «Вылетев» из машины, Бобби сразу же позвал Элис за собой и побежал по коридору. - Вон, туда, - сказал Бобби девушке, показав указательным пальцем на дверь, за которой была лестница, ведущая на крышу. Естественно, куда она ведёт, он не знал, просто делал то, что сказала Дикая – бегите, не останавливайтесь. Подбежав к двери, Дрейк выбил её ногой, освободив путь и посмотрев верх куда ведёт лестница, стал подниматься по ней. Пробежав по лестнице некоторое время, он огляделся, девушка, которая бежала за ним немного отставала. По просьбе Дикой они бросили её, но терять здесь Элис он не хотел, а потому взял её за руку со словами «Идём, надо добраться до крыши» и они побежали дальше. Через некоторое время ноги у Дрейка подкашивались от усталости и воды, текущей сверху по лестнице, но ему удалось добраться к двери, ведущей на крышу и привести Элис за собой. Икс-Мены выбрались на крышу, на улице всё ещё не прекращался ливень, крыша была заполнена водой по колено. - Так, до крыши мы добрались, что дальше? Думай Бобби, думай, - сказал вслух Айсмен, оглядывая крышу.

Aqua: Всё нежелательное случается только там и тогда, когда негативные его последствия могут оказаться максимальными. Это закон столь же непреложный, сколь и, например, закон всемирного тяготения – хотя ни один учёный не смог до сих пор хотя бы подступиться к разгадке того, почему именно так происходит. Бутерброд падает маслом вниз. На экзамене всегда достаётся самый неприятный билет. Дождь начинается именно тогда, когда вы забыли зонт или хотя бы надели что-то светлое. Во время кризиса первой разоряется именно та фирма, в акции которой вы три дня назад вложили последние деньги. А тут такой неожиданный облом: машину всё-таки настигла разрушительной силы волна. Но не совсем накрыла, а буквально подбросила, раскрутила и поглотила "в себя". Ужасная встряска и удары телом о крышу авто...Что может быть хуже, чем подыхать в "родной" стихии. Но благо всё оказалось иначе: машина "пришвартовалась" полубоком к одному из зданий, из-за чего это затормозило её потопление. Свои костяшки от ударов Элис тоже уберегла. Видимо, этому способствовала униформа, которую посоветовал нацепить Бобби (хотя такую одежду Аква примерила на себе впервые, на минуту ощутив себя супергероем). Где-то с минуту приходя в себя от удара, девушка поняла, что оказалась в машине в перевёрнутом состоянии. Вернее, именно машина так находилась, а Элис стояла ногами на стекле окна машины. Такое ощущение что оно вот-вот треснет. Но не под напором веса Аквы( на свой вес девушка не жаловалась), а под давлением воды. и тогда все точно утонут. Но свет в окошке (причём в прямом смысле), точнее люк на крыше машины послужил поводом проскочить через него внутрь здания. Незамедлительно женщина, под руководством которой на данный момент опекались Элис и Бобби, приказала всем подготовиться, так как сейчас придётся совершить ходку из окна в окно. -Эй, девочка, ты вылезаешь первой, Бобби, ты за ней, я буду последней. Запомните, что бы ни случилось, ваше дело спасти вас двоих, сосредоточьтесь на этом, и бегите, не останавливайтесь! Дамочкой нельзя было не восхищаться. Всё-таки она жертвует собой ради спасения двоих ребят, но всё же Элис сомневалась, что такая бой-баба попадёт в ужасную ситуацию. Она выпутается. Кажется, следующий момент пролетел у Элис в режиме ускоренного времени, так как кроме цепкой хватки женщины, резкого рывка и хлынувшей в лицо воды, Аква ничего конкретно вспомнить не могла. Первая мысль - выжить. А не случайно застрять в люке или ещё чего. Отплёвываясь от набившей рот воды, Элис быстро осмотрела помещение, куда только что угодила: напоминала просторную сеть офисных помещений. Но сейчас здесь творился бардак из-за потопа. - Вон, туда, - крик Бобби заставил отвлечься Элис от просмотра хаотических зрелищ и девушка рванула за парнем, стараясь как можно чаще перебирать ногами по воде ( а не то она серьёзно замедляла движения). "Туда" означало бежать к двери, ведущей куда-то наверх, так как за ней оказалась лестница. Понятное дело, что лучше всего было взбираться на крышу, а оттуда...фиг знает куда. Пока двойца едва шевеля ногами из-за набегавшей воды, забиралась по лестнице, Элис немного замедлила шаг, так как вспомнила о женщине (Натив), которая с момента, когда Бобби и Элис попали в здание, так и не появилась. Это взволновало Акву, но в позе памятника, мучавшегося раздумьями её тоже стоять не дали, так как Бобби схватил её за руку и потащил за собой. Наконец-то отблески пасмурного неба предстали перед глазами, так как парочка очутилась на крыше. Непонятно, какую дистанцию они миновали, но сейчас было всё равно. Главное, подальше от затопления. Хотя и здесь было по колено воды. "Из огня да в полымя", - от досады оставалось только бескультурно сплюнуть, но Элис этого не сделала. И какой смысл будет торчать на крыше, не ожидая от кого-либо помощи? Ещё имело смысл знать, кто окажется твоим спасителем или иметь при себе кусочек мела, чтобы по традиции голливудских фильмов написать огромными буквами на крыше слово SOS, или размахивать факелами как обычно делают люди на необитаемом острове. Самое главное - внизу здания толпятся не зомби, а тонны воды незнамо какой глубины. Примечательные умереть плюхнувшись с большой высоты о водяную гладь, нежели разбиться об асфальт, а потом быть съеденными ходячими трупами. "Не надо было мне перед поездкой сюда смотреть "Обитель Зла"... Надеюсь, сейчас прилетит, хах, Элис ( в исполнении Милы Йовович) на кукурузнике и пророет нам вход в канализациях. А то реальность, в которой очутилась я, оказывается страшнее любого фильма ужасов, мать его".

Wolverine: /Школа/ Стоило попасть в город, как Хоулетт с огромным облегчением задумался над тем, что идея взять самолет была лучшей из всех за последние несколько часов. На байке или машине его смыла бы как игрушку гигантская серая волна. Тысячи тонн воды накрывали собою Нью-Йорк, в одно мгновение ока уничтожая жителей города и их имущество. Дома крошились, как печенье в молоке, небо затянуло грузными тучами, будто еще и оно собиралось опрокинуть на человечество катастрофу в виде ливня. Все происходящее казалось нереальным, будто внизу кто-то постарался над спецэффектами, но находясь неподалеку от Бакстер Билдинг, Джеймс вдруг получил первый сигнал от почти полностью погибшего района Манхэттен. Он отозвался на этот вопль в пустоту, назвался командиром Иксменов, и тут же был ошарашен новостью от самого Мистера Фантастика: Человек-Факел и Существо погибли, Четверки больше не существует. Немедленно сообщив, что идет на снижение, Росомаха был удивлен еще сильнее, когда Рид отказался от помощи. Туда, где сейчас они с Сью, Хоулетту не добраться, заявил он, поблагодарил за предложение и на вопрос, что же все-таки произошло, что вызвало подобную катастрофу, ответил молчанием, вздохом и прерыванием связи. Пролетая над другими кварталами города, он с нараставшим внутри отчаянием принимал такие же адресованные в никуда сигналы с земли, но чаще всего там, внизу, ему уже никто не отвечал. Обрабатывая источники на бортовом компьютере, он с тихим ужасом узнавал, кто еще погиб сегодня, пытаясь спастись от неминуемого или помочь другим. Добрая часть Мстителей, сотрудники Щ.И.Т.а, даже некоторые Громовержцы… Поступали отголоски «SOS» и от Морлоков, от отдельных членов Братства, и становилось все очевиднее, что никто из живущих в Нью-Йорке не мог совершить подобное. Нечто более могущественное стояло за уничтожением целого города и, кто знает, возможно и всего остального континента. Росомаха с надеждой вглядывался на три мигавших точки на экране, которые практически не перемещались по территории, и в глубине души опасался найти их слишком поздно. Костюм-то с датчиком воду переживет, даже если его подмочить, а вот иксмены вполне могут захлебнуться. Через несколько минут, растянувшихся до нестерпимо долгого ожидания, Джеймс уже снижался, пытаясь как можно аккуратнее посадить Дрозда не просто на крышу, но еще и на прилично заполненную водой. Сбавив высоту, скорость, он наконец-то опустил Икс-Джет всего в нескольких метрах от своей команды, которая к счастью выглядела более чем живой. Он спустил трап не до конца, учитывая высоту водной поверхности, и, оставив кресло пилота, направился к ним, вдруг понадобится помощь или кто-то все же травмирован. - Привет. Я смотрю, я вовремя. – без улыбки и какой-либо радости он протянул руку сначала Акве, чтобы помочь подняться в салон, затем Бобби и уже лишь затем Эсми, внимательно посмотрев на нее, будто что-то хотел сказать, но так и не нарушив возникшей тишины. - Айсмен, будешь вторым пилотом. Сделаем круг в небе над городом, может еще кого-нибудь сумеем спасти. – он произнес это почти без надежды, а в сознании вновь слышал убитый голос Ричардса и отголоски просьб о помощи других героев. - Многие погибли. – коротко добавил он, испытующе посмотрел на Акву, затем перевел взгляд на Бобби, проходя мимо них к своему креслу. - Если уж мутантам, связанным с водой, не под силу хоть как-то защитить себя, что говорить об остальных… Я отслеживаю распространение волны, подключившись к нескольким спутникам, чтобы быть в курсе, когда опасность нависнет над школой… Нам повезло, что мы живем в пригороде, есть еще около полутора часов точно, а потом придется возвращаться и забирать остальных наших. Хотя, признаться честно, я кроме парочки врачей и их ботов-помощников никого не видел. И на связь никто не выходит… - он замолчал, не желая сейчас задумываться над тем, живы ли вообще другие Иксмены и и ученики, молча занял свое место и начал плавно, по вертикали, поднимать самолет в воздух, пока волна не добралась до них на крыше здания.

Native: - Ну здравствуй, любимый. Почему так долго? Хоулетт учтиво промолчал в ответ, подавая руку одаренной, на что она сама ответила лишь мысленно. Разумеется, у них есть, что сказать друг другу, и даже словами это вряд ли ограничиться, но сейчас было не совсем подходящее время. Если они разнесут этот самолет, то схлопочут лишь еще больше неприятностей на свои головы, на головы этих детей. Нужно держать себя в руках. - О, а меня ты по старой памяти к штурвалу не пускаешь? Вот после этого можно начинать держрать себя в руках, да. Один такой отпущенный комментарий, ссылающийся на их общее, бурное прошлое, и на какие-то пару часов – она удовлетворена. Было интересно наблюдать за реакцией Джеймса, ведь эти слова должны были навеять сквозь его амнезию весьма яркие эпизоды, не смог бы этот мужчина такое забыть. В общем, как бы там ни было, Дикая забралась в самолет и заняла первое же свободное место, ближе всего к выходу. Девушка устало откинулась на спинку сидения, и прикрыла глаза. Ей нужно было пять минут, да что там, хотя бы шестьдесят секунд покоя, чтобы прийти в себя после случившегося десятком этажей ниже. Кошки не любят воду. Эсми любила купаться, бывают такие исключения и среди ее «сородичей», но все хорошо в меру. Дожди и воинственные войны не входили в список ее фаворитов, вполне предсказуемо. - Джеймс, мы оба прекрасно знаем, что Институт пуст. Если есть возможность, нужно спасти хоть кого-нибудь, скоро и такого шанса у нас не будет. Заодно и узнаем, в чем проблема. Неприятности всегда находили нас сами. Эсми вдохнула, прекрасно понимая, что власть сменилась и вряд ли ее слова примут во внимание, но ее бунтарская натура молчать не собиралась, какой бы ни была ситуация. К счастью, найди себе должное занятие, оказалось не сложно, собственная копна мокрых волос не давала покоя, и управиться с нею не просто. За свою, весьма долгую, жизнь, Уайт сумела научиться закрываться от ужаса, который происходил здесь и сейчас, заставляя себя не думать об этом, вообще не думать ни о чем существенном, и главное – делать что-нибудь, чтобы это состояние поддержать. Такой навык очень пригодился в данных условиях, списав глобальные катаклизмы к ряду других кошмаров ее биографии. По крайней мере, большую его часть. Дикая усердно старалась выглядеть невозмутимо, хотя бы просто затем, чтобы другим было за что зацепиться. У них еще будет время на осознание всего масштаба катастрофы, унесшей за собой многие жизни. - Элис, ты в порядке? – Обратившись к девушке, Эсми сделала большой глоток воздуха. – Если да, то я это, пожалуй, подправлю. Как я поняла, ты связана с водой, а значит, твои способности пригодиться, когда наши мужчины найдут, кого нам спасать. Действуем по ситуации: ты все устраиваешь, я вытаскиваю. Не подведи. Сказав это так, будто бы они обсуждали банальную житейскую проблему, Дикая отвернулась и нервно сглотнула, вновь сжимая на горле воображаемую руку стальной хваткой. Не поддаваться панике. В любом случае, кусочек суши в этом мире останется, а выживать в диких лесах – она умеет, и других с легкостью обучит. И Хоулетт в этом поможет, несомненно. И будут они жить дружной стаей, питаться рыбой, и танцевать вокруг костра, ведя человечество в утопическое будущее… Стоп. Нет, никаких пророчеств сегодня. Не хватало еще открыть в себе новый дар. Тем временем железная пташка поднялась в воздух, сдвинулась с мертвой точки, чтобы сделать весьма обширный круг над Нью-Йорком. Такое положение вещей заставило дикарку пристегнуть ремни и стиснуть зубы, ведь не одни Росомахи летать не любят. Кажется, все, у кого были когти, предпочитали твердую землю под ногами. Только таковой, в данном случае, не было, и придется терпеть. Как полагалось, не выдержав и минуты, Эсми поднялась со своего места и немедленно пересела вперед, устроившись прямо за креслами пилотов. Так, по крайней мере, можно следить за дорогой. Возможно, причина была и немного в другом, былые инстинкты еще не до конца подавлены, и где-то в глубине души ее тянуло к тому самому мужчине, за которым, как за каменной стеной и далее по списку. Но нет, эти чувства привели Уайт в такое негодование, что, видимо сами испугались надвигающейся внутри нее бури, вдохновленной окружающим их потопом, и погасли. Эти двадцать лет – в прошлом, и никогда больше такое не повториться. Ни за что. Ситуация в городе постепенно нормализировалась, в том лишь плане, что вода порядком «остыла» в своем желании все вокруг уничтожить, и медленно, но верно оседала на улицах опустошенного города. Вряд ли это предвещало что-то хорошее, кто сказал, что за ней – не последует следующий удар? Уж очень картина напоминала затишье перед бурей. Кто бы мог подумать, что столь могущественный Нью-Йорк, в течении каких-то минут превратился в руины, где каждое здание напоминало разбитый игрушечный домик, а все, что было легче – разбросанно так безжалостно, как если бы сделано было из картона. Людей не было видно вовсе. Скорее всего, выжившие прятались по найденным в панике убежищах, уповая на милость Всевышнего, и кто знает, возможно, им удастся пережить этот судный день. Среди иксменов царило молчание, и никто не был готов его нарушить, не было ни слов, ни смелости, чтоб их озвучить. Дождь и не думал униматься, своими штрихами завершая картину полного отчаяния, и в голове каждого, наверняка, успела проскользнуть мысль: «А что же дальше?». Слишком плохой сон. Но даже так, что-то обязательно должно произойти и дать хоть намек на возможный шанс, или уничтожить все надежды.

Iceman: - Слабо богу, - первая мысль, пролетевшая в голове у Бобби, когда тот увидел в небе Чёрного Дрозда. Когда самолёт приземлился, Бобби слушая приказ командира, проследовал на место второго пилота, опустив вниз голову. Настроение было не самое худшее, но одно из них. Он чувствовал страх за свою семью и не знал, что с ними. Возможно, они уже мертвы или они где то утаились, ожидая помощи. Это незнание дело чувство страха ещё более паршивым. Вот и настал судный день. Намного раньше всё началось рушиться грозной дланью господа, люди начали умирать захлёбываясь или погибая от тонного веса обломков, совсем не как обещали астрологи, а Люди Икс на Чёрном Дрозде совсем как на ковчеге. Если легенда о всемирном потопе не врёт, тогда это второй потоп. Посчитав, сколько времени прошло можно узнать, насколько хватает терпение Богов. - Если уж мутантам, связанным с водой, не под силу хоть как-то защитить себя, что говорить об остальных… Я отслеживаю распространение волны, подключившись к нескольким спутникам, чтобы быть в курсе, когда опасность нависнет над школой… Нам повезло, что мы живем в пригороде, есть еще около полутора часов точно, а потом придется возвращаться и забирать остальных наших. Хотя, признаться честно, я кроме парочки врачей и их ботов-помощников никого не видел. И на связь никто не выходит… - Да уж, не думал, что последние часы своей жизни я проведу так, - в пол голоса сказал Дрейк, смотря куда то на небо. Они сражались и выигрывали Магнето, Апокалипсиса, а в схватке с природой они бессильны… Но всё ещё в сердце Бобби осталась маленькая надежда на то, что его друзья Иксмены, его семья – все живы. Хотя факты утверждают обратное. Их осталось только четыре, четыре иксмена. Два человека, два люпина – две твари по паре в Ноевом ковчеге. - Элис, ты в порядке? Услышав имя девушки, Бобби сразу повернулся к ней дабы удостовериться, что с ней всё хорошо. Сейчас каждый иксмен в самолёте был не безразличен Дрейку. После того, как Дрейк проверил состояние Элис, он посмотрел куда то в даль. - Я уверен, что ещё погуляю на свадьбе,- обнадёживающе сказал Айсмен, к нему вновь вернулось чувство юмора не раз подбодряв его.

Aqua: Эквивалентом "кукурузника" я вился неожиданно появившийся откуда-то чёрный самолёт, который приземлился прямиком на крышу здания, где находились Элис с Бобби. И женщина подоспела (Натив), значит, с ней всё в порядке. Вместо "Элис Эбирнати" пилот оказался мужчина, знакомый мужчина, которого недавно Бобби с Натив тащили в лазарет. Кажется, Джеймс. Худшее осталось позади - троица не успела утонуть, а самолёт как раз подоспел вовремя. Элис устроилась на одном из свободных кресел и, пока имелась свободная минутка осмотрела салон самолёта. В общем говоря, крутая "машинка" для полётов. Но что её действительно заставило побеспокоиться, так это слова Джеймса о том, что мутанты, даже связанные с водой не смогут остановить стихию, бушевавшую на данный момент в Нью-Йорке. Непонятно, каким образом он мог догадаться, что Элис могла управлять этой стихией или это он намекал на Бобби, который, по всей вероятности управлял льдом, но девушка почувствовала себя отчасти виноватой. Возможно, если бы её способности, грубо говоря, зашкаливали, то она наверняка смогла бы оказать огромную помощь в предотвращении катастрофы. На данным этапе развития своих сил Элис просто этого позволить себе не могла. а если бы и могла, то просто померла бы на месте. "Простите..." - отозвалась она в своих мыслях на слова Джеймса. Вслух сказать это она просто боялась. Посидеть Элис наедине с собой,в размышлениях, не дали, так как Натив оградила, Элис от этой мысли, обратившись к ней: - Как я поняла, ты связана с водой, а значит, твои способности пригодиться, когда наши мужчины найдут, кого нам спасать. Действуем по ситуации: ты все устраиваешь, я вытаскиваю. Не подведи. "Что? Устраиваю? Что я могу? Я боюсь, я не справлюсь" - банальные мысли сразу же полезли в голову. Вместо этого Аква утвердительно кивнула головой, пугливо смотря на Натив. А может, это было и к лучшему, что Элис, так сказать, включили в дело. Может после этого у неё пропадёт комплекс неполноценности, и Элис поймёт, что женщина ей доверяет и верит в то, что девушка справится. Время покажет. Теперь оставалось сидеть и ждать, когда "птичка" приземлится где-нибудь в очередной раз, если, конечно, в городе обнаружится выжившие. Нужно было надеяться на это.

Game Master: Регенерация имеет свойства исцелять тяжелые телесные повреждения и наносить глубокие душевные раны. Архангел знал об этом не понаслышке и мог поделиться опытом прямо в эту минуту, остекленелым взглядом рассматривая тела своих товарищей по команде. Они были не просто учениками одного человека, не просто единомышленниками. За долгие годы жизни бок о бок они стали заменять друг другу полноценную настоящую семью. И теперь троих из этой семьи не стало. Тех, с кем он собирался смотреть новый фильм в кинотеатре и уже покупал билеты на всех, выбирая лучшие места в зале. Когда волна накрыла собой улицы Бродвея, они ушли под воду вместе со всеми, оказавшись в одной мешанине с легковыми автомобилями, вырванными с кусками асфальта фонарными столбами и мусором, смытым со всего города. Избавившись от плаща, разорвав рубашку резким движением рук и раскрывшимися крыльями, Архангел смог выплыть. Инстинкт выживания сработал раньше появления мыслей о том, что стало с остальными. Набрав воздуха в легкие, крылатый мутант нырнул обратно и стал погружаться все глубже, пытаясь в мутной воде отыскать своих друзей. Особая физиология, делавшая его мутантом и позволяющая летать на больших скоростях и высоте, защищала его глаза и улучшала зрение. Даже при сложившихся обстоятельствах он мог сказать, что ничего не скроется от его глаз. Поравнявшись с окнами погружающегося на дно автомобиля, Архангел машинально заглянул внутрь салона и увидел пристегнутых ремнями людей. Сразу три поколения нашли последнее пристанище в автомобиле марки Mitsubishi Outlander XL, созданном, как утверждает реклама, специально для семьи. Архангел знал, что их застывшие лица ему теперь никогда не забыть. Мысль о том, что подобная участь могла постигнуть и иксменов, заставила его приложить все силы, чтобы плыть быстрее. Только теперь Уоррен понял, что не отделался от пережитого легким испугом. Боль практически не ощущалась, но правая рука отказывалась гнуться в локте и загребать воду. С ребрами тоже было не все в порядке. Поглощенный кислород расходовался быстрее обычного. Архангел молил Бога, чтобы успеть найти иксменов до того, как организм откажет ему в дальнейших услугах. Он готов был захлебнуться, но не всплывать. Стоя на коленях на крыше какого-то здания, которое раньше всем казалось высоким, а сейчас было утоплено в воде, Архангел смотрел на тела иксменов и не мог поверить, что все это происходит наяву. В самой дикой фантазии он не мог представить себе, что когда-нибудь придется принять помощь Человека-Паука в вытаскивании погибших Маккоя, Коллоса и Ослепительной из-под толщ воды. Паук успел убраться, сказав что-то о том, что есть выжившие и им нужна помощь. Долго не решаясь оторвать взгляд от лиц павших мутантов, Архангел поднялся на ноги, пошатнулся, но смог устоять. Теперь он был уверен, что ребра сломаны. Точно не одно, но количество неизвестно. Регенерация не справлялась - она залечила только неглубокие царапины и ссадины, внутренние повреждения могли восстанавливаться в течение нескольких дней, как и кости. Согнувшись в коленях, Архангел спружинил всем телом и оторвался от крыши больше чем на метр. Широкие крылья раскрылись и стали рассекать воздух, поднимая мутанта выше в небо. Подсознание одного из древнейших существ Вселенной ощущало присутствие чужаков. Как бельмо на глазу, они выделялись в иллюзорном воплощении города. Беспомощность чужаков перед лицом катастроф, воображаемых древним существом, кричала о том, чтобы их истребили как возникший в системе вирус. В самом центре города вода стала пениться и меняться в цвете. Красная, вязкая - новая напасть кляксой растекалась по сторонам, как нефтяное пятно. На поверхность стали выглядывать головы десятков, сотен существ, не имеющих ничего общего с жившими в Нью-Йорке американцами. Мощные мускулистые тела с жесткой короткой шерстью коричневого цвета. Человеческие руки, голова и ноги шакалов. Вытянутые зубастые пасти были раскрыты и с них стекала кровь. Наготу прикрывали набедренные повязки, закрепленные поясами. В руках они сжимали рукоятки хепешей. Оказавшись на поверхности воды, они скалились по сторонам и принюхивались, сгибая спины. Получив приказ уничтожить все, что окажется на пути, они рвались с места и разбегались, следуя друг за другом. Их численность нельзя было сосчитать. На место тех, которые напали на след, появлялись новые. Находя выживших, они убивали их рубящими ударами хепешей. Наваливались на спины и разгрызали глотки. Глаза закрывались. Архангел чувствовал, что осталась всего минута или две, прежде чем он достигнет своего предела и рухнет вниз. У него не было сил, чтобы продолжать лететь по неизвестному маршруту без четкой цели. Особняк Ксавье, ученики и те, кто нашел там убежище. Стоило продолжать лететь ради них, но Архангел не мог обманывать себя и дальше. Он ни за что не доберется до них. Потеряв сознание, крылатый иксмен перестал размахивать крыльями и стал быстро терять высоту, что привело его к столкновению с Икс-Джетом. Удар тела о металл на несколько секунд привел его в чувство. По инерции он продолжил движение и ударился снова, теперь уже о лобовое стекло.

Wolverine: Относительно спокойный полет перестал быть таким с некоторыми преобразованиями внизу, на земле. Так как Икс-Джет летел довольно низко, все желающие могли наблюдать воистину страшную картину: водная стихия извергала монстров, словно сошедших с египетских рисунков – существ, деливших тело человека и конечности шакалов. Хоулетт не был силен в мифологии и древней истории, но догадывался, что они прибыли из недр потопа вовсе не для спасательной операции. Новая опасность поджидала осмелившихся бросить вызов и выжить – если они окажутся на оставшихся клочках суши, им уже будет практически невозможно сбежать от вездесущих псов с человеческим торсом. Джеймс непроизвольно поморщился и тряхнул головой, когда в бок самолета что-то врезалось. Он уже представил себе, как у монстров снизу за спиной расправляются крылья и они поднимаются к ним. Дернув штурвал в противоположную сторону, чтобы сбросить не дай бог уцепившегося за обшивку чужака, он внезапно ощутил, как кто-то опять бессовестно вторгается в его разум. - Бобби, управле… - он резко повернулся к Айсмену, чтобы предупредить его, но не успел, судорожно и совершенно механически вцепился в собственный штурвал, и, не понимая, что делает, повел самолет на снижение вниз. В эту секунду об лобовое стекло что-то ударилось, и Росомаха коротко рыкнул от боли – Ксавьер посылал ему телепатический сигнал такой силы, что голова, казалось, вот-вот взорвется. Вновь началось кровотечение, тонкие струйки синхронно струились по скулам мужчины, а он, сцепив зубы, чтобы не взвыть, сквозь оглушительную боль выслушивал комментарии Ксавьера, умоляя его лишь избавить его от своего присутствия. Чарльз, похоже, тоже был не в лучшем состоянии, так как намеренно выбрал именно Джеймса и, зная что тот выдержит, связывался с ним, прикладывая практически максимум своих сил, чтобы сообщение дошло наверняка. В сознании вертелись обрывки фраз про шакалов, волну и какое-то неземное существо, которое стояло за всем этим, а тем временем Икс-Джет стремительно падал, так как ослабить железную хватку Хоулетта, сжавшего штурвал до треска последнего, было тут никому не под силу. Когда невероятным усилием канадцу удалось хоть как-то огородить сознание от телепатической пытки и когда Ксавьер уже донес все самое важное, он наконец вернулся в мир реальный, рушившийся на глазах, и увидел перед собой, сначала размыто, а после очень даже четко… - Архангел! – от удивления Джеймс даже вскрикнул, осознал, что ведет свою команду к верной гибели, уходя почти штопором вниз, но ему удалось вывести самолет из такого положения лишь в самый последний момент. На высоте полусотни метров от островка земли они повредили два двигателя и потеряли крыло, зацепившись им за подвернувшееся здание, и прежде, чем Росомаха успел крикнуть Эсми уложить на пол Акву, их резко бросило вправо, и после попытки мужчины выровнять подбитый самолет Икс-Джет ударился о землю, носом прокопав целую траншею и едва не перевернувшись. Сквозь разбитое лобовое стекло Джеймс вытащил Айсмена, проследил за тем, чтобы Эсми справилась с Аквой, и пока они уводили своих молодых коллег подальше от места крушения, самолет охватило пламя. Все еще помня о последнем иксмене, так внезапно появившемся на их пути, Росомаха жестом приказал Эсми закрыть парня и девушку собой, зная, что сейчас будет взрыв, и стремглав помчался обратно к Икс-Джету, рискуя, но не думая ни о чем, кроме Уоррена. Белоснежные крылья были поломаны, измазаны в грязи и крови, и некогда было проверять, в каком их хозяин состоянии – Джеймс просто подхватил его и помчался прочь, к остальным иксменам, уже интуитивно чуя, что сейчас вот-вот бабахнет. Взрыв на несколько мгновений оглушил зверя, и волной даже пошатнул его, заставив упасть на колени, однако к счастью в их сторону обломки не долетели. Хоулетт все же добрался до троицы, осторожно положил Архангела на землю и тяжело вздохнул, опустив голову. - Он совсем плох. – тихо произнес мужчина, опытным глазом заметив как минимум три четверти травм и переломов парня. Тот все еще был в сознании, и Джеймс, наклонившись, извинился перед ним так, чтобы слышал только он. Если бы не очередной сигнал от профессора, он успел бы затащить Уоррена через люк в салон… Впрочем, это уже не имело значения. Команда состояла из двух шокированных и одного переломанного одаренного, а также из дикой, только оказавшейся в человеческом мире после долгого разрыва мутантки. Она тоже, кажется, пострадала. - Нам повезло. Мы на суше. На окраине. Есть шанс уйти из Нью-Йорка по дорогам и лесам на север, там воды еще точно нет. И стоит поторопиться… Сейчас я попробую помочь Уоррену, а после двинемся. Все остальные могут идти самостоятельно? – он внимательно посмотрел сначала на Элис, затем на Бобби, так как вопрос был обращен именно к ним. Молча кивнув самому себе, Хоулетт склонился над крылатым одаренным снова, но уже через мгновение резко поднялся обратно, выпустил когти и глухо зарычал, спешно и судорожно оглядываясь по сторонам. - Нас учуяли. Черт. Забирайте Ангела и уходите по этой улице, это последний квартал, там город заканчивается. Давайте, быстрее. Эсми, уводи их отсюда. – Хоулетт указал на небольшой переулок позади себя, а сам сделал несколько шагов вперед, тем самым показывая, что оставляет команду, сам остается один и готов к битве хоть с сотней шакалов. На деле он едва справлялся с дикой головной болью и не слишком-то хорошо видел после временного помутнения, но дать слабину сейчас не мог. Если кто-то еще пострадает, шансов спасти его и остальных практически не останется, они и так в очень печальной ситуации, и героизм ни от кого не требовался. Кроме Джеймса, только ему было под силу выжить после неравного боя. По крайней мере, он так считал. /Комната Росомахи, иллюзии/

Native: - Черт возьми, Хоулетт, ты в своем репертуаре! Авария их самолета пронеслась перед глазами в считанные секунды, и Эсми даже испытала облегчение, когда они оказались на твердой земле. По крайней мере, падать больше некуда. Хотя, вопрос стал спорным, когда Уайт провожала взглядом Джеймса, бодро раздающего команды, и попутно закрывала своей немаленькой грудью оставшуюся часть команды. К слову, именно эта часть уже начинала капать дикарке на нервы. Эсми была терпелива только в тех случаях, когда речь шла либо и ее цели, либо о детях, но в данном случае, Айсмен с Аквой стремительно теряли свои позиции, как почетные карапузы. Просто, Росомаха успел немного остудить ее пыл, когда заговорил с молодыми людьми далеко не с родительской позиции, тем более, внеся точность, что они оба, так или иначе, ладят со стихией воды. Черт возьми, хоть один из них попытался сделать что-нибудь полезное, с тех пор, как они покинули институт? Просто прокатиться решили? Тем временем Росомаха успел вернуться, избавив ее от необходимости строить из себя живой щит, так как взрыв сопроводил мужчину по пути и до них не очень-то и добрался. Вместе с ним к сложившейся компании присоединился полуживой птах, или ангел, сложно было сказать из-за весьма обильного слоя крови. Увы, чтобы помочь ему, не было ни аптечки, ни возможности исцелить парня собственной кровью, не было вообще ничего. Даже времени. Это стало ясно по неожиданной реакции канадца, и этого Уайт хватило, чтобы шумно выдохнуть и осознать всю соль ситуации. Не хватало только властного голоса мужчины и его очередного приказан, он же здесь командир. - Так, Бобби, Элис, берите этого пернатого и убирайтесь отсюда. Я пойду спасать нашего крутого лидера, пока ему голову не оторвали. Я первая в очереди на это, черт возьми. Если что, с вас пара трогательных слов. Фыркнув, девушка резко развернулась и помчалась следом за отчаянным мужчиной, решившем преградить врагам, как он думал. В действительности, все, на что Хоулетта должно было хватить в таком состоянии, так это роль лежащего полицейского. Не хотелось нанести ущерб его эго, но вряд ли этим он чего-то добьется. - Зла на тебя не хватает, честное слово! Уайт поравнялась с Джеймсом, но не остановилась на этом, последовав дальше. Когда мужчина остался позади, она повернулась, выпустив свои когти и гневно взглянула на окровавленное лицо канадца, дико желая высказать ему все, что о нем думает, но сдерживая себя. Все-таки в ней осталась еще хоть капля былой Эсми, которая любила этого зверя, и сейчас у нее внутри все сжималось, от беспокойства о его состоянии. Благо, это была незначительная доля души дикарки и с ней достаточно легко можно было совладать. К тому же была цель, ради которой стоило постараться. Хороша цель, однако: целой собственной жизни задержать полчища зверо-людей, чтобы дать небольшую фору соратникам. Никогда не любила командные игры. - Неужели ты думал, что я позволю кому-то другому снести тебе голову, даже в этом не поучаствовав? – Оскалившись, Уайт подняла руку, оказывая на канадца когтями. – Я тебя достану, где бы мы после этого не оказались, Казанова ты канадский… Уайт не успела сказать еще пару нежных слов любимому, так как неожиданно сзади отчетливо послышался скрежет лап, и девушка только и успела, что повернуться, чтобы в следующий момент нанести удар прямо по глазам противника. Первая кровь положила начало схватке, и следом за павшим из закоулков стали являться свету другие, ничем не отличающиеся друг от друга, твари, желающие лишь одного – растерзать незадачливых героев. Идя сюда, Дикая надеялась, что сумеет перенять на себя большую часть «проблемы», но в действительности, одаренной с трудом удавалось справиться с той частью противников, клыки которых щелкали в непосредственной близости с ее лицом. Единственное, что придавало сил, это призрачная надежда, что Бобби с Элис удалось удалиться на достаточное расстояние, чтобы иметь хоть малейший шанс на спасение. Но и этого хватило ненадолго. Краем глаза Эсми увидела, как одна из тварей держит курс прямо на спину Росомахи, но он был не в состоянии отразить все атаки, и в следующий миг шакалья пасть сомкнулась на шее одаренного. Контролировать себя в такой момент было слишком большой роскошью, Дикая отвлеклась всего на миг, в порыве помочь, и этого хватило, для полного поражения. Перед глазами вихрем пронесся окружающих их пейзаж, и будто став тяжелее в несколько раз, Эсми рухнула на землю, прижавшись к ней щекой, и практически сразу осознав, что произошло. На спину давили две ужасающе тяжелые лапы, а обжигающее дыхание, приправленное мерзким рычанием пронеслось в миллиметре от лица. Из последних сих дикарка воспротивилась, пытаясь достать противника когтями, но она и сама изначально знала, что ее попытка обречена, дикая боль, разливающаяся по всей руке, когда количество когтей убавилось на две единицы, окончательно убедила девушку в поражении. В следующий миг клыки зверя, ликовавшего, повергнув свою жертву, сомкнулись на шее Уайт, и она даже не смогла закричать, захлебываясь в собственной крови. Последнее, что ей позволил рассмотреть, одурманившей от жгущей, безумной боли, рассудок, это Джеймс, отчаянно пытающийся оттолкнуть от себя тварь, то и дело склоняющейся к его груди, в желании откусить кусок мясистее. Свет уходил ужасно медленно, будто желая показать одаренной еще больше красок этого судного дня, дать ей возможность насладиться всем спектром боли, доступной человеку, перед тем как выбросить к куче израсходованных, бездыханных тел. Но вскоре он неизбежно погас. /Комната Росомахи, иллюзии/

Hannibal King: Когда волна накрыла Нью-Йорк, Ганнибал был в центральном парке. Нельзя сказать что этому району Манхеттена досталось больше всего, но большинство обломков зданий, автомобили и прочие тяжелые и твердые предметы прокатились по нему " с музыкой". В общем весь парк был перепахан не хуже чем фермерское поле на котором собирались только что-то посадить. Большинство деревьев было беспощадно вырвано с корнем из земли и унесено волной. Если посмотреть на здания, которые располагались дальше по ходу волны, то можно было заметить что некоторые деревьев врезались в стены зданий и теперь там и покоились. Во истину эта катастрофа была ужасающей и ущерб был огромен. На момент прихода волны парк был заполнен людьми, а Ганнибал сидел на скамейке и жевал ужасный хот-дог, чей отвратительный вкус смазывала горчица и кетчуп. От чревоугодия Генри отвлекла черная и массивная тень, которая накрыла парк и скрыла его от солнца. Подняв глаза Генри увидел чудовищную водяную пасть, которая разинулась и теперь хотела откусить приличный кусок. С виду казалось что волна и не движется-то особо, но на самом деле она неслась с такой скоростью что и на истребителе-то от нее не улетишь. Она еще далеко была от города, но она была настолько огромна, что видно ее было издали. Генри застыл смотря на волну. Он продолжал мыслить трезво, без страха, но тело его не слушалось, отказывалось подчинятся. Из рук выпал хот-дог, а правая рука медленно отвелась в сторону, чтоб дать себе хороший размах и потом со всей силы отвесила Генри звонкую пощечину. Вампир пришел в себя. Но удар на несла не его рука. Посмотрев на нанесшего удар Ганнибал узнал в нем освещаемого прессой Железного кулака. В привычном ему костюме супергероя, с глазами источающими панику, он пытался спасти столько людей сколько мог, выводя всех из оцепенения и криком сзывая всех подниматься на небоскребы. Однако Генри стал мыслить трезво и знал что на небоскребах люди будут только уязвимие для волны. Еще раз обернувшись на волну Гени увидел как где-то на ее середине поднимался здоровенный сухогруз заполненный контейнерами. Время истекало очень быстро, катастрофически быстро. Повинуясь стадному инстинкту и некоторому чувству паники Генри последовал за героем и забежал с группой людей в небоскреб. Какая-то часть народу погрузилось в лифты, но основной поток побежал по пожарной лестнице. Этаже на тридцатом волна достигла здания и буквально его снесла. Все стекла были несчадно выбиты, большинство дверей на лестницу также оказались выбиты. Небоскреб полностью был захвачен волной и спустя пару секунд врезался в другой небоскреб, более прочный, который выдержал удар и не сломался. Вся пожарная лестница была затоплена, а где-то на верхних этажах была существенная дыра в конструкции, что посодействовало поточному движению воды и всех людей просто вымывало как в канализации. Так вымыло-бы и Генри еслиб он вовремя не ухватился за перила. Он видел как мимо проносятся люди, устремляясь наверх. Он видел на их лицах ужас и даже слышал их приглушенные крики. Но вскоре все стихло. Никого больше не осталось. Ганнибал чувствовал как его плече растягивается, как вся его рука растягивается. Еще немного и ее просто оторвет, но ему повезло. Волна прошла и поток перестал быть таким сильным и вместо того чтоб тянуть вверх, начал тянуть вниз. Генри с начало сильно шарахнуло об пол, а потом начало тянуть в межлестничное пространство. Он успел заметить как пару трупов унесло вниз. Вода начала вытекать из здания. Но вскоре все закончилось. Воды больше небыло, а Генри лихорадочно выплевывал воду из легких. Трупы не могут утонуть, но их легкие вполне могут наполнится водой и выплевывать ее не очень приятно, даже если ты не чувствуешь боли. Встав на ноги и проверив работоспособность правой руки Генри снял промокшее пальто, которое теперь висело на нем мешком и несколько затрудняло движение. Вслед пальто на пол упал и пиджак с галстуком. Закатав рукава рубашки до локтей и расстегнув ворот, проверив кобуру с пистолетом, и достав значок из кармана промокших брюк Генри начал подниматься вверх по лестнице. Попутно Кейгл прицепил значок сотрудника полиции к ремню брюк. Потоки воды все еще стекали к нижним этажам. Стены были испещрены внушительными трещинами, которых становилось все больше по мере того как Генри поднимался выше. Вскоре он достиг той дыры в здании через которую вымыло людей. Края пробитой дыры были вогнуты во внутрь и некоторые люди напоролись на выступающие железки армирования. Пара трупов так и осталось висеть пронзенная десятком железных прутов, но некоторых унесло, о чем свидетельствовали куски мяса и клочки одежды по всем краям дыры. Аккуратно сняв два трупа, женщину и мужчину, Генри положил их на лестничном пролете. Накрыть их было нечем и потому он просто перекрестился и пошел дальше. Выпрыгнув из дыры он очутился на крыше того здания в которое врезался небоскреб. Дойдя до края крыши он прислушался, а затем и увидел. Крайне острое зрение и крайне острый слух помогли в этом. Не так далеко в небе хлопал крыльями летающий человек похожий на ангела, но тут его сбил пролетающий мимо самолет, который после этого задел здание, что сильно его повредило, задымил, а потом скрылся за полуразрушенными домами, но можно было ее услышать как он упал, а через некоторое время взорвался. Столб дыма поднимался поверх крыш и было видно где все это произошло. Надо было добраться туда. Взяв разбег Генри сиганул с крыши и приземлился на упавший на другое здание небоскреб, который лежал под неплохим углом, под достаточным, чтоб соскользить по нему вниз, на улицу. Так Генри и сделал, предпочтя скатится на ягодицах. На улицах было по колено воды, ну или просто в этой части. Пытаясь как можно быстрее перебирать ногами, хоть вода и существенно снижала скорость передвижения Генри. Вскоре Кейгл был в квартале от места падения самолета и тут, завернув в переулок он натолкнулся на группу молодых людей, которые от чего-то бежали. - Эй, эй, ребятки! С вами все в порядке? Никто не ранен? Я из полиции Нью-Йорка.- остановив подростков заговорил Генри осматривая их. Тут ему в нос ударил неприятный мускусный запах который обычно излучают немытые собаки, но этот сильнее. Принюхавшись Генри расстегнул кобуру под левым плечом и достал стандартную полицейскую Беретту.

Rogue: - Не плохо устроился, Джаред, - милая улыбка появилась на лице девушки. Склонив голову на бок, она посмотрела в огромное окно, которое возмещало здесь стену. Американский стиль – свобода во всём. Даже в рабочих офисах. И самое интересное, иногда случается так, что в этих самых офисах работает твой очень знакомый, пусть даже, который и был в другой команде, но всё-таки. И вот иногда посреди светлого утра, можно наткнуться на приятного человека, который пригласит тебя на чашечку кофе, а затем и вовсе захочет поделиться с тобой тем, чем занимается сейчас. Это очень мило, не смотря на то, что прошло не малое количество времени, и она бы могла поклясться, что ненавидела его в определённые моменты её жизни. Но сейчас… Иногда люди меняются, и это здорово. Сейчас Джаред Коэн работал в одном популярном журнале, и выплёскивал весь свой нрав в свои статьи. Кто бы мог подумать, что он умеет так писать. - Очень красивый вид. Мне правда нравится, но… - Мари посмотрела на часы. – Мне надо идти. Планы, сам понимаешь. – Она прикусила нижнюю губу и улыбнулась. - Да ладно тебе, посиди ещё, и он смотри, кажется дождь собирается. – Мужчина широко улыбнулся. – Я тебя никуда не пущу. Опустив голову, девушка улыбнулась и слегка поджала губы. - Джаред, я правда… - Она не успела договорить. Здание резко тряхнуло, словно начиналось землетрясение. И тут она увидела, что туча, которая якобы надвигалась на здание спереди, а вид из кабинета не был обращён в сторону причала. Небоскрёб, в коем они находились, был из стекла и бетона, а соответственно с таким ударом воды вряд ли справится. Шельма толком ничего не поняла, сначала что-то скрипнуло, потом поползла огромная трещина по стене, потолок начал рушится, стеклянная стена треснула и казалось достаточно простого толчка, чтобы разбить её. Мужчина схватил её за руку и потащил к восточной стене. Через секунду в кабинете оказалась вода, на какой-то момент поглотившая их, выбивающая стеклянную восточную стену вместе с ними. Ощущение такое, словно ты муха и тебя только что прихлопнули. Стекло разбилось, и тела обоих оказались по ту сторону. Джаред принял весь удар на себя, посему и свалился в пропасть, туда в низ. На дно. А она, Мари осталась висеть, цепляясь за край, на огромной высоте. Прийти в себя ей помогла рука, которая напомнила о себе, когда осколок, впившийся в ладонь, резко вошёл. Она слегка застонала от боли, но умом понимала, что нужно было во что бы то ни стало подняться. Спина гудела, мышцы совершенно не хотели напрягаться. Она заставляла себя, что есть мочи. Помогая себе ногами, она забралась на половину, но потом её взору открылось следующее: вода, прошедшая сквозь здание, уже сошла, но проблема в том, что здание, должно было развалиться на части, и те 7 верхних этажей должны были упасть в противоположную сторону от того, куда упадёт сейчас эта часть здания. И всё в итоге бы сложилось в карточный домик прижав под себя полсотни людей. Не долго гадая, Роуг спрыгнула обратно, в воду, входя в неё плавно. Оказавшись в воде, она поплыла в сторону, подальше от здания, которое вот-вот должно было рухнуть. Здание падало медленно, были слышны множества криков, тех, кто ещё выжил. Но что она могла сделать? Инстинкт полностью захватил сознание и сейчас, в данную минуту, думал только над тем, как бы унести ноги самому. И вот сейчас в такую минуту, начинает давить чувство долга, и в тоже время желание спастись самому намного больше тебя. Там же полное здание обычных простых людей… Она уже думала разворачиваться, когда большой волной её тело было отброшено куда в сторону и там оставлено. И вот после последнего удара о что-то, её сознание сдалось… Сколько времени прошло? Роуг не знала. Думала, что час, а может больше, но по факту организм ей дал минут пять на отдых. Вода почти отходила, а она оказалась, на полу, в чей-то квартире. Тяжело встав на ноги, она осмотрела всю квартиру. Хозяева были мертвы: женщина наткнулась нож в собственной руке, мужчина видимо выпал в окно. Такие зрелища даются не каждому, и не уж точно. Выдернув с силой осколок из свой руки, Мари мигом не нашла ничего лучше как порвать платок и сделать из него самодельный бинт. Взяв аптечку и верёвку, она отправилась на выход – в окно, на крышу. Идти по лестнице было бесполезно. Вода… А в ней, словно закутанные, трупы плывут в лучшую жизнь. А нам придётся выживать на сей земле грешной… Первые три крыши ей удалось преодолеть, не без помощи способностей Кэрол, но силы отказывали. Девушке хотелось рухнуть и не вставать. Но где-то там, кто-то не может выбраться, где-то кто-то на волоске от неиминуемой гибели, а она готова так просто сдаться? Нет. Мы не пойдём на это Мари. Достигнув примерной суши, она на какой-то момент смогла отдышаться. Где-то здесь, по улочкам доносился злобный рык. И он явно не был похоже на крик о помощи. - Что за дрянь? – Взгляд впивался в одну из арочек. Она так и не решилась туда пойти. Пошла дальше по своему направлению. И уже переходила на бег. - Помогите! – прокричал тоненький голосочек. Шельма замерла, пытаясь определить откуда звук. - Помогите! – хрипло повторилось в абсолютной тишине. Рык пропал. Мари оглянулась на машину, которую занесло. Она подошла к ней. - Тихо, сейчас, - прохрипела Мари, - Давай сделаем так, я возьму тебя, а ты закрой глаза. – Дверь была заперта, но Шельме поддавалось фазирование. Голосочек принадлежал маленькой девочке лет шести. Кажется, она ехала с мамой, и вот что стало после того, как на них обрушилась волна. Как этот ребёнок уцелел и отделался множеством царапин известно одному господу богу. И сейчас, Мари вытаскивала эту девочку. - Всё хорошо… - Сказала она вытащив её. - Мама, - протянула девочка. - Мама, спит… - только и сказала она, прижимая к себе ребёнка, по-прежнему держа её на руках. – Послушай, нам надо идти, маму мы не сможем забрать с собой. – Она чувствовала, как девочка начинает плакать. Рык послышался снова. Взгляд снова начал метаться. Роуг сглотнула. - Идём. – И затем пошла настолько быстро насколько это было возможно. Идти, куда глаза глядят не лучший выход, не находите? Она пыталась подальше уйти, в какое-нибудь более закрытое место, ведь теперь на её плечах лежит ответственность за ребёнка, которой только что остался сиротой. Вдыхать больше воздуха и бороться за их жизнь – вот что ей оставалась. Она старалась держать девочку так, чтобы она не касалась её кожи. - Ни в коем случаи не прикасайся ко мне! Только к куртке… Слышишь? – шептала Шельма. – Нельзя… - Отвечала на немой вопрос. Девочка не переставала плакать. Сколько они прошли не известно, но в итоге, выходя из переулка, взору открылся вид того, как Айсмен и Аква, кажется, тащат обессиленного Архангела, а перед ними стоит какой-то незнакомец. - О боже… - Прошептала Мари, увидя фигуру Уоррена. Что-то колыхнулось там, где-то внутри неё. Она пошла быстрее, желая убедиться, что это всего лишь обман зрения, что с Ангелом всё в порядке… - Да полиция была бы кстати! - Подлетев, тут же буркнула девушка, мёртвой хваткой держа ребёнка. – Целы? Что с ним? Кого-нибудь ещё из наших нашли?

Iceman: - Вот чёрт! Только их не хватало. А я уж думал, что хуже быть не может. Бобби наблюдал, как вода меняла цвет и из неё выныривали какие-то монстры. Сначала Дрейк думал, что это обычные псы, но когда он увидел их в полный рост, то стало ясно, что это не просто псы и намерение у них явно недоброе. - Бобби, управле… - Логан, что ты делаешь?!,- крикнул Бобби, когда «птичка» стремительно падала вниз под хорошим углом. Но Логан не слышал его, продолжая вести самолёт на снижение. Внезапно об лобовое стекло ударился какой – то мутант. - Уоррен! – вскрикнул Дрейк, увидав своего друга. Самолет нёсся вниз с хорошей скоростью и на не большём для полётов расстоянии от земли, Роберт зажмурился, думая, что это уже конец. Но внезапно самолёт задел что-то и Бобби резко бросило вправо. Странно, они летели вниз почти под прямым углом и должны были воткнуться в землю как нож, но они просто, что-то задели. Айсмен решил открыть глаза и мутанты резко ударились об землю. Бобби по инерции Бобби резко ударился об штурвал. Не успев принять ледяную форму, удар казался достаточно болезненным. Дрейк чудом не развил свой нос, ударившись лбом об штурвал. От удара у Дрейка был шок, потеря ориентации и сказать, что произошло дальше, он не мог. Взрыв самолёта привёл его в чувства, и он резко вскочил. Логан уже перенёс Уоррена к остальным одарённым. Смотреть на крылатого было страшно из-за его состояния и травм, но Бобби всё равно смотрел на него с грустным лицом, сочувствуя своему другу. У него столько переломов, столько травм, что не каждый человек остался бы в сознании, а мутанты, прежде всего люди. Видимо его мутация Ангела спасает его. Бобби молча, кивнул, дав понять Логану, что с ним всё в порядке. - Чёрт, зачем он выпустил когти? Что ещё случилось? - Нас учуяли. Черт. Забирайте Ангела и уходите по этой улице, это последний квартал, там город заканчивается. Давайте, быстрее. Эсми, уводи их отсюда. В нос дал резкий запах псины, от чего Дрейк не смог удержаться и вскликнул «Фу». В дали послышались странные звуки, а после и существа, издававшие их. В одежде в древнеегипетском стиле, с псиными головами и лапами(ногами), с оружием, чем то напоминавшими ятаганы монстры желали расправиться с мутантами. Бобби сжал кулаки и начал покрываться бронёй. Ледяные доспехи покрывали его тело с жавшихся кулаков и по всему телу. Бобби на пару с Элис взяли Архангела и быстрым шагом, насколько это было возможно, продвигались по кварталу, отдаляясь от Дикой и Росомахи. Уоррен ещё был в сознании и все травмы, переломы приносили ему неимоверную боль. И Роберт ничего не мог с этим поделать, кроме как сказать обнадеживающие слова «Держись, осталось немного». Через некоторое время Они донесли Архангела до конца квартала. На их пути стоял человек с полицейским значком на ремне. - Эй, эй, ребятки! С вами все в порядке? Никто не ранен? Я из полиции Нью-Йорка. - Фараоны вроде бы смекалистые… По нам, что не видно, в каком мы состоянии, твою мать!, - Ещё немного и мысли бы вырвались наружу, но Бобби остудил пыл. - Вот этому парню нужна помощь. Множество переломов и травм, - говоря это, Дрейк смотрел на полицейского и вдруг заметил, как он принюхивается. - Что, учуяли офицер? Так пахнут те, от кого мы бежим. – Целы? Что с ним? Кого-нибудь ещё из наших нашли? - Рад видеть тебя целой, Шельма., - Дрейк посмотрел ей в глаза, - с нами были ещё Логан и Дикая, но они отделились, - тихо произнёс он. Бобби с Элис положили Архангела на землю, после чего Бобби повернулся в ту сторону, откуда они бежали и выставив руки вперёд под углом, начал замораживать дорогу, а точнее превращать её в лёд, чтобы не было погони. Закончив своё дело, Дрейк обратил внимание на девочку на руках у Шельмы. – Что с ней? - тихо спросил он. Дрейк не дождался ответа, потому что он был ему не нужен, её вид говорил сам за себя. - Нам надо двигаться на север. Офицер как вас там, помогите мне его понести.

Aqua: Дальнейшие события пролетали перед Элис, как меняющиеся узоры в калейдоскопе. Во-первых, из-за того, что серьёзное отстранение старших от группы - то есть Джеймса и Натив было в данный момент неуместным ( но винить их было нельзя, ибо встреча с ужасными египетскими монстрами не могла предвещать ничего хорошего), затем подбитый самолёт и отменный костотряс, а также встреча с раненым и лишённым сил...мутантом с ангельскими крыльями, опеку над которым взяли в свой оборот Бобби и Элис и побыстрее тикали с места схватки с шакалами. Из шокового состояния и пока одного только рефлекса - "Выжить любой ценой" Акву выбила встреча в каком-то квартале с полицейским. - Эй, эй, ребятки! С вами все в порядке? Никто не ранен? Я из полиции Нью-Йорка. Очень складная речь. Ему бы мог позавидовать любой поэт. Оставалось только ответить рифмой в стиле: "С нами всё в порядке, только дайте-ка зарядки...вот этому чуваку с крыльями. Он слишком плох." Но Бобби облачил это более примитивной фразой о том, что Архангелу (именно так услышала Элис имя крылообразного), нужна срочная госпитализация. Но о какой госпитализации могла идти речь в такой сумбурной обстановке с потоками льющейся со всех сторон водной массы и прямостоящих чудовищ с мордами шакалов. Неувязочка получается... Может, Элис и смотрела когда-то "Мумию", которая "Возвращается", разумеется, с Брендоном Фрейзером, но подобные существа появлялись из гущ песка. Ясное дело, что этим мог заправлять какой-нибудь древнеегипетский "Анубис", но Царя Скорпионов здесь тоже никто не пробуждал. Вместо этого взбунтовались воды океана. Неужели мифы Древней Греции и Египта перемешались, а боссом окажется некто никто иной как Посейдон? Мда, абсурду не было предела. Но ведь в чём заключается тупость злодеев - они так и стараются выпендриться, показав в начале свою морду - да, да, именно тогда, когда Элис вырубило перед входом в школу, она отчётливо видела огромного шакалочеловека, который страшно угорал. ...И как хорошо, что Бобби с Аквой оказались не одни, не считая израненного Архангела: помимо полицейского к группе присоединилась незнакомая Элис девушка, которая умела парить по воздуху. А Бобби её, оказывается, знал. Тем лучше. Шельма прибыла не одна: с ней была маленькая девочка. Малышке, однако, повезло, что она осталась жива. - Нам надо двигаться на север. Офицер как вас там, помогите мне его понести. Да, им надо двигаться отсюда и побыстрее. Стоять и рассусоливать, анализируя происходящие события в самом эпицентре - занятие для людей с неординарным подходом, в данный момент таковыми присутствующие здесь и являлись. - Бобби прав, нужно поспешить. Помимо этих...зверолюдей мы забываем про воду. Нас может накрыть волной. Надеюсь, в этой ситуации я смогу помочь всем нам. Если, не дай бог, такой произойдёт... - ну правильно, надо же внести свою лепту в разговор, а не стоять пнём и молчать весь дальнейший путь.

Hannibal King: - Да полиция была бы кстати! - буркнула подлетевшая миловидная девушка. Ганнибал ее почувствовал еще за сотню метров, но надо было как-то изобразить удивление. Отшатнувшись в удивлении немного назад он шутливо заметил: - Эй, дамочка, не надо так пугать! У меня рефлексы.- Несмотря на ситуацию, которая была не так уж и плоха, а точнее была чуть лучше чем могла-бы быть, Генри мог шутить. С другой стороны это возвращало людей в реальный мир и не давало пасть духом окончательно. Пускай они злятся или у них появляются другие эмоции, но все лучше чем паника и страх. Генри немного обстрагировался от общества смотря в другой конец переулка и держа пистолет наготове. Вдруг в начале переулка появился непонятный зверь. Он стоял на двух ногах, а вернее лапах. В общем-то это целиком и был зверь, только какой-то атропоморфный. Основные физиологические черты напоминали человеческие, но вот шерсть, голова и окрас являли собой нечто волчье. С начало Генри показалось что это леопард, но более конструктивно оглядев существо он понял что это скорее гиена. Зверь, как обычно бывает у гиен, не завыл или что-то в этом роде, а захихикал. Противный хохот гиены. Даже вампира немного передернуло от этого хохота, да еще учитывая что пасть у него была окровавлена и запах псины смешивался с запахом свежей крови. Парень, что раньше тащил какого-то окровавленного Ангела, развернулся и заморозил весь переулок холодом идущим из его ладоней. Тут и ежу понятно что это мутант, но все же больше удивляло Генри то, что рядом с ним лежал Ангел. Мать его, Ангел! Сунув пистолет в кобуру Генри подхватил на руки Ангела, легко и непринужденно, как будто тот весил как порвавшаяся сумка с продуктами. - Давайте ребятки! Вперед! Парень ведущий, девушка с ребенком за ним, а храбрая и приятно пахнущая девушка без детей и без мужа - замыкающая.- подбадривающим и даже немного шутливым тоном скомандовал Генри и как только все выстроились в цепочку - побежал, аккуратно неся на руках Ангела, пытаясь сгладить тряску во время бега. Генри было вообще не тяжело, он даже не напрягался.

Game Master: Человек-Паук напрягал мускулы, большую часть нагрузки перекладывая на подгибающиеся ноги. Пальцы немели от перенапряжения и боли. Мысли вертелись вокруг одной, которая заставляла Паука бросить гиблое дело и не подыхать, пытаясь приподнять оторванный от здания кусок бетона, накрывший автобус. Там были люди и они молили о помощи. Вторая попытка провалилась также, как и первая. В этом гребаном бетоне весу было больше, чем в нескольких толстокожих Рино. Паук обессилено привалился к бетону, который не мог поднять. Упал на него всем корпусом, тяжело дыша. Его взгляд снова ушел в сторону и зацепил красный наряд, принадлежавший мстителю Адской Кухни - Сорвиголове. Мститель не шевелился, застыл в неестественной для человеческого тела позе. Теперь Паук знал наверняка, что под маской DD скрывается Мэтт Мердок. - Старина Джеймсон, где бы ты сейчас не был.. бьюсь об заклад, ты нашел бы во всем этом плюсы, если бы увидел меня вот так лежащим, без маски. Пит хотел усмехнуться, вспомнив усы Джеймисона и то, как редактор Дэйли Багл бесился при упоминании о подвигах Паука. Усмешки так и не вышло, в словах Пита и в произошедшей катастрофе не было ничего смешного, а в автобусе под куском бетоне все еще оставались люди, не способные выбраться из ловушки без посторонней помощи. Самое хреновое было в том, что у Паука не хватало сил, чтобы оказать эту самую помощь. Может Люк Кейдж, Мисс Марвел или на крайний случай Халк. Когда Халк разозлится, он может поднять не один кусок бетона, сразу с десяток или больше. Никого из них поблизости не было. Может все мертвы, может все это иллюзии Мистерио, но люди в автобусе сейчас были в панике и ждали помощи Паука. В какую-то минуту он пожалел, что открыл рот и крикнул им, что пришел помочь. Ему это не по зубам, но раз сообщил о своем появлении, раз взялся, надо снова браться за дело. Дав себе ощутимого пинка за мысли о бегстве, Паук медленно поднялся. Руки дрожали как у заядлого пьяницы, ноги подгибались. - Я сейчас! Все будет в порядке, без паники. Да, Пит, без паники. Все будет в порядке. Вытащишь их, зажарите барбекю. Только вот.. Паук вцепился в бетон и стал тянуть его вверх. Сцепив зубы и зажмурив глаза, он уговаривал себя, что имеет дело с пушинкой. С обычной пушинкой, а не с куском гребаного бетона, вес которого будет измеряться тоннами. До Пита дошло, что он ничего не знает о судьбе тети Мэй. И Мэри Джейн - что с Мэри Джейн? Нужно было скорее вытаскивать людей и бежать искать их. Здание Дэйли Багл - он видел здание Дэйли Багл или его снесло к чертовой матери волной? Столкнулся с мутантом у которого крылья, мертвым Сорвиголовой и больше никого не встречал. Были люди, но их никто не спасал. Кусок бетона стал сдвигаться в сторону. Приложив остатки сил, Паук смог открыть проход для оказавшихся в ловушке, но дальше уже спасение было за ними. Ноги подкосились и Паук повалился в обломки бетона. Поднять руку, чтобы выпустить паутину, не удалось. Заднюю дверь автобуса выламывали изнутри. Удары огнетушителя методично мяли металл, пока путь к свободу не был открыт. Люди по одному выбирались из автобуса и собирались вокруг Паука. Сработало паучье чутье, оно било тревогу. - Что-то не так. Опасность. Найдите укрытие. Спасенные таращились на Паука не понимая, что он мелит. Еще одна волна? До их слуха донеслось утробное рычание. Когтистая лапа зацепилась за край крыши, оставляя глубокие рытвины. Тварь подтянулась и в прыжке достигла крыши. - Не лучшая погода для выгула собак! Тварь в одну секунду преодолела расстояние, разделяющее их с Пауком. - Клыки чистить не пробовал? Ну и вонь.. Хепеш взметнулся в сторону и прошелся по горлу Паука, срубая голову вместе с маской. На крыше стали появляться еще человекоподобные шакалы. Архангел потерял сознание и не приходил в себя. Сердцебиение обрывалось, дыхание было слабым. Его время уже исчислялось не часами, а минутами, когда он умрет от полученных увечий. Регенерация не способна была залатать столько ран и срастить кости. Архангел был лишним балластом для спасенных. Хохочущий шакал, которого видел Кинг, был не единственным, кто за ними наблюдал. Почуяв настоящую плоть, они шли на запах и выжидали момент, когда вся стая рванет на добычу и раздерет ее на куски. Один из них вышел первым из укрытия и с высоты шестого этажа спрыгнул вниз, собираясь сожрать того, кто казался сильнее из группы выживших. Он занес хепеш, чтобы разрубить Кинга. Четыре твари рванулись из руин зданий, стоящих напротив. Двое шли напрямик к Анне-Мари, еще двое на Кинга, чтобы разделить добычу, а не отдавать все одному. На Бобби Дрейка и Элис Кеннеди они не нападали, только уворачивались от атак.

Kaori: /Квартира Тома Джаджа, Нью-Йорк/ Бессонные Часы, когда я предан сну, Под звездным пологом ко мне свой лик склоняют. Скрывая от меня широкую луну, От сонных глаз моих виденья отгоняют, — Когда ж их мать, заря, им скажет: «Кончен сон, Луна и сны ушли», — я ими пробужден. Перси Биши Шелли. Гимн Аполлона И снова она возвращалась туда. Как странно... Столько всего было до школы, и столько случилось после ухода из неё, а всё равно она возвращается сюда. Мда, Чарльз как отец, сколько с ним не конфликтуй, и по скольким мужикам не бегай, все равно к нему вернешься.Странное сравнение конечно, но всё же... Интересно, как все, и сам профессор отреагирует на моё возвращение, да и разрешит ли вернуться после моей тусни с мистером Кридом и ко. Хотя, Чарльз и не такое повидал Таксист попался на редкость угрюмый и молчаливый, за всю дорогу не проронил практически ни слова, да что там, даже радио не включил. Чудной такой, с усиками и кудрявыми черными полосами, точащими в разные стороны как макароны, всю дорогу молчал, ей богу, периодически только что-то бурча себе под нос на непонятном языке. Наконец они прибыли на место. Расплатившись с мужичиной, Каори вылезла из машины и проводив её взглядом направилась к воротам школы. Вокруг царила странная тишина. Странно, ведь обычно тут довольно шумно… На этой мысли Овандо поняла, что теряет сознание, и пошатнувшись, рухнула в близ растущие кусты. Тьма, бесконечная тьма, затягивающая в себя. Черный бесконечный тоннель, закручивающийся как спираль. Течение времени покидает разум, несказанный ужас шепчет невыразимо из-за пределов тьмы. Через некоторое время Каори наконец таки начала приходить в себя. Открыв глаза, девушка поняла что лежит в кустах под деревом, и что по ней бегают насекомые. Подскочив и истерично отряхнувшись, Овандо пулей выскочила из этих кустов. Что-то изменилось вокруг. Пространство вздрогнуло, когда силы начали возвращаться к кошке. Принюхавшись, она поняла, что в школе уже никого нет, а следы и запахи вели по дороге обратно в Нью-Йорк. Негромко выругавшись и сжав кулачки, девушка направилась вдоль дороги по запаху. Поймав попутку, девушке удалось вскоре добраться до окраины города. И тут же опять вернулось то ощущение. Что-то тут не так. Не так как раньше. Ей в спину ударил ветер. Холодный и порывистый. Где-то в глубине души ворочался холодок предчувствия. И говорил он одно: если девушка сейчас отсюда не уйдет — из этого места этого города, то будет плохо. Очень плохо.

Irex: Холодно. Седой туман рассеял в воздухе бисер дождевых брызг. Капли оседали и все вокруг становилось мокрым и неприятным на ощупь. Невзирая на это, нахохлившись и подняв воротник, Джон продолжал сидеть на одном из балконов, что располагался на третьем этаже в доме как раз напротив Центрально парка. Как раз под ним растянулась в обе стороны Пятая авеню, сейчас до отказа забитая машинами, но в данный момент молчаливыми и совершенно неподвижными. Хозяева этих авто или были уже мертвы или сбежали. И всюду, вдоль всей улицы, куда не посмотри, виднелись клубящиеся или ощерившиеся тысячами осколков развалины – все, что осталось от некогда находившихся там шикарных магазинов. Со своего места, за вычурной каменной балюстрадой балкона, Ирекс мог видеть зверей в зоопарке. Лев, антилопа, зебра… все они уже погибли. Живой пока оставалась лишь обезьяна, она как-то смогла пережить приход большой воды, но, к сожалению, не падения одного из фонарных столбов. Душераздирающие крики, с которыми она поначалу оглашала весь парк к этому моменту уже почти стихли и Джон поймал себя на мысли, что за последний час что он провел здесь, сидя на жестком деревянном стуле, обезьяна пошевелилась от силы два или три раза. Она оказалась достаточно сообразительной, чтобы не утонуть, но недостаточно сильной, чтобы выбраться из-под тяжелого куска обрушившегося фонаря. Возможно, захлебнулась бы она куда более безболезненно, но такова ирония, не так ли, детка? Откуда-то справа раздался однообразный бой, это в зоопарке, известные на весь мир часы, пробили два часа пополудни. Джонни помнил этот аттракцион, обычно он собирал вокруг себя множество ребятишек… Механический медведь там дул в рожок, игрушечная обезьянка, которой не угрожали никакие столбы, звенела бубном, слон бил хоботом в барабан.… Сейчас часы постарались лишь для пустынного парка. Но зато когда они смолкли, Ирекс услыхал, совсем недалеко, возможно прямо за углом дома, хриплый, полный отчаянья, крик. Джон поднялся. Медленно, аккуратно перегнувшись через перила и посмотрел на улицу внизу. Чуть склонив голову на бок и, замерев, прислушиваясь, сейчас он был очень похож на зверя, полосатого хищника, свирепого охотника, чьи анималистические признаки порой определяли весь его характер. Из-за угла, резво вскочив на крышу одной из машин, появился какой-то зверь. Стоя на задних лапах, исторгая из горла резкий, утробный полулай-полусмех, с шакальей головой и ятаганом в руке он был словно сошедший со стен пирамид. И даже на вид чертовски опасен. Ударом задней лапы он прорвал крышу автомобиля, будто та была сделана из фольги. Взмахнув кривым мечом, срубил нависающую над ним неоновую вывеску. Огляделся по сторонам и принюхался. Ирекс тихо зарычал. Волосы у него на затылке поднялись, встали дыбом, а яркий тигриный хвост выгнулся резкой дугой и мелко задрожал на конце. Тварь обернулась и увидела Джона. Морда ее растянулась в зубастой усмешке, и быстро, слишком быстро для такого крупного чудовища она рванулась вдруг вперед и вверх. Одной лапой ухватилась за все еще висевшие остатки рекламного щита, качнувшись, тварь буквально подбросила свое тело в воздух. Наступив на некогда растянутый, полосатый тент над подъездом, перехватилась удобнее, и вот уже она прямо под балконом. Еще несколько сильных быстрых рывков.… Перед Джоном мелькнул серебристый край ятагана. - На, пожуй, с-скотина… - прямо в разверзнутую пасть, что появилась над перилами балкона, Ирекс бросил небольшой, едва заметный в его руках шарик. Шарик, сотканный из ткани силового поля. Сжатого и спрессованного в очень маленький объем. Взрыв, прозвучавший сразу за этим, слегка опалил Джонни брови, а тварь, вместе с ухмылкой ее и мечом, сбросил вниз. Чудовище с грохотом разбило одно из ветровых стекол, и впечатавшись в капот замерло. Из-за угла, откуда-то с соседней улицы стали один за другим появляться ее собратья. А среди них, подбадривая друг друга криками и приказами, бежало несколько человек, в очень, очень знакомой Ирексу форме. - Эй! Я здесь! Сюда, скорее! – Джон замахал руками, запрыгал, привлекая к себе внимание. - В подъезд, бегите в подъезд, и потом наверх! А я вас прикрою! Он встряхнулся, глубоко вздохнул и вдруг повел вдоль тела раскрытыми ладонями. Сжал кулаки и будто что-то потянул, начал стягивать с себя. Почти невидимое в его руках гранями блеснуло растянутое силовое поле. Сброшенное, скатертью выплеснутое вниз оно разорвалось там с оглушительным грохотом. Шакалоподобных собак разметало в разные стороны. Иксменов, кажется, не зацепило. Судя по голосам, они уже поднимались по лестнице…

Rogue: Способность отключаться в нужные моменты помогает при таких ситуациях, когда нужно закрывать глаза на вздор и двигаться дальше, а там судьба раскинет дальше, кто выживет, а кто нет. Но бороться за жизнь нужно до конца. Улыбнувшись краем губы, Мари заглянула в глаза Роберту, затем опустила, и остановилась на Ангеле. Уоррен… До этой минуты почему-то у неё не было этого чувство. Словно отключили, как выключатель, или по хлопку. И сейчас это было не к кстати. Чувство страха и боли за своих близких. За тех, кто тебе дорог. - Зверолюдей? – девушка не решилась произнести в слух, но уже догадалась, что тот рак, который настиг её и маленькую, принадлежал именно им. И слава богу, он их не настиг… А что если бы она не успела? Что тогда? Тогда и этого ребёнка растерзали на клочья? Шельма вздрогнула при этой мысли, отчего сжала девочку посильнее, которая ловко вертелась в её руках, желая всё рассмотреть. - Не крутись, - попросила Мари очень тихо. Это было не очень удобно, но не переставала держать. Не очень то бы и хотелось, чтобы маленький ребёнок увидел весь этот ужас, и проблема в том, что скорее всего увидит… В тоже время, она обратила свой взгляд в ту сторону, куда смотрел достаточно дерзкий полицейский, и дёрнула за ворот куртки Шельмы. Мари оглянулась. Выступающая фигура, очень маленькая из-за расстояния, уже появилась на горизонте. Ей удалось рассмотреть её на этот раз. Одержимый человекоподобный шакал, стоял, в преддверии нападения. - Бегом, - тихо сказала Мари, меж тем, как после этого мужчина начал командовать. Началось движение, куда конкретно идти, никто не знал, поэтому все двигались интуитивно, стараясь в том же направлении. И проблема в том, что они вроде бы должны были отдалятся от фигуры, а рычание сейчас, в данную минуту, пронеслось не далеко от Роуг. Она замерла на несколько секунд, интуитивно чувствуя, что сзади на неё что-то несётся. В такие минуты, когда ты в принципе ничего не можешь сделать, так как страх тебя сковывает, адреналин повышается, и вот эти несколько секунд становятся отсчётом. Словно точно зная, как и когда, она вдруг исчезла, оставив после себя синий дым, прямо почти перед моментом, когда шакал должен был на неё прыгнуть со спины. И он прыгнул, но приземлился не далеко от Бобби. В критические моменты с нами происходят интересные вещи, за которую ответственно всего одно понятие. Самозащита. Иногда его называют эго, но самозащита правильнее, ибо она стремится к самовыживанию. И именно в эту минуту, когда твой разум по идее не должен найти вариантов спасения, он его находит. Находит в твоей памяти. И именно в тот момент, сознание и подсознание Шельмы нашли выход в даре Курта, тем самым вытащив её. Но проблема в том, что вместе с ним в голове всплыли и другие воспоминания, и Мари становилось заметно хуже… И она и девочка, оказались в каком-то тёмном месте. Мари чуть не упала от неожиданности, но удержалась, и оперлась об спинку какой-то лавки. Помещение было большим и именно поэтому, когда раздался плач, она вздрогнула. Это место напоминало церковь. Точнее оно и было церковью. И что самое интересное довольно знакомой. Именно здесь в своё время были Курт и Мари. При каких обстоятельствах уже давно забыто. - Здесь кто-нибудь есть? – прокричала Мари, успокаивая девочку, - Здесь кто-нибудь есть? А ответом было надгробное молчание. Видимо, все кто были здесь, уже давно ушли… И в такой ситуации встаёт выбор: Шельма знала, что ей надо вернуться, помочь своим друзьям. Но она так же хотела защитить. - Посмотри на меня, - произнесла мари, усаживая девочку, на лавку, стараясь осмотреться, - всё будет хорошо, я оставлю тебя, а ты побудь здесь и никуда не уходи. Если услышишь что-нибудь, спрячься. – Сказала она, глада ребёнка по волосам. – Всё будет хорошо, обещаю… Она исчезла, испарилась, осталась дымом, надеждой, что всё будет в порядке. Сколько времени? Чёрт знает, но она надеялась, что не долго. Хотя в нападении каждая секунда на счету, и девушке это было известно. Она появилась на том же месте. Почти сразу, или… Она почти сразу оказалась рядом с полицейским, который… Да потерял Уоррена. Лихорадочное желание найти своего друга перевесило, и вместо трёх шакалов, который уже неслись к ней, она выбрала 5-х, которые уже собирались съесть Архангела. Она опять растворилась и оказалась упала сверху, при этом ухватив две шкурки и отбросив их в стену. Ещё две уже собирались бросаться на неё, когда другой уже приготовился впиться зубами. Ухватив Ангела за руки, Мари телепортировалась в тоже место, куда попала в первых раз. Оставив крылатого мужчину там, она снова вернулась. На этот раз упав на колени. Сдавалось впечатление, что голова находилась под напряжением. Голоса, шум, воспоминания… Казалось всё смешалось, взгляд метался и становился расплывчатым. Она попыталась сфокусировать своё зрение на руках, но ей почему-то очень сильно казалось, что они синие. Почему они синие? В общем шуме, прозвучал новый голос. Прозвучал ли он в её голове? Или нет? Мари попыталась взять себя в руки и справиться с внезапным припадком головокружения. И кажется, ей это удалось. Сева от себя она увидела знакомую фигуру. У противоположного дома. Надо было забрать всех… Найти в себе силы. Спасало только то, что держалась на своих моральных качествах. Не показывай спину своему врагу – весьма известное выражение, которое также означает не проявляй слабость перед своим врагом. К Шельме уже неслись трое. Новая партия. Заглядывая одному прямо в глаза, поджидая, удачного случая. И в самый важный момент, когда хищник уже готов разорвать глотку, жертва исчезает и хищник попадает в капкан – в своего «соратника». Взлетев чуть выше, Мари двинулась в сторону Бобби и Элис, подхватывая их, и направляясь в сторону ближайшей крыши. Но в тот момент, когда цель видна, голову пронзает очередная боль, Мари начинает терять управление и вроде бы падать, но в тот же момент перемещается, в ту точку, которую увидела последней. Это был как раз дом, к которому она направлялась, только вместо крыши получилась комната этого здания. Приземлившись, она упала, хватаясь за голову. И на вопросы, что с ней случилось, ответила тихо, стараясь подавить что-то в себе: -Курт умер… Если есть вопросы прошу в ЛС

Iceman: Время – странная штука. Когда сидишь без дела, тебе кажется, что ты сидишь уже довольно долго, но время проходит медленно. Когда занимаешься каким ни будь делом, время буквально сжимается, река времени начинает течь быстрее и ты не замечаешь, как время быстро пролетает. В тот момент время пролетало слишком быстро, и каждая крупица временных песков была на счету. Людоеды с псиными мордами наступали, желая отведать плоть человеческую. Бобби отвёл взгляд на Акву, дав понять, чтобы та была готова, а сам, сжав кулаки, облачился в ледяные доспехи. Он был готов принять бой, созрел для этого, он слишком долго бежал. На удивление Дрейка(и наверное Аквы тоже), Шельма телепортировалась два раза, сначало отправив в неизвестное место ребёнка, а потом и крылатого друга. Твари приближались, они были всё ближе и ближе, пока один из них не приземлился после прыжка около Дрейка. Бобби уже был готов принять бой, как вдруг неожиданно Шельма схватила его и Элис и унесла прочь. Но там же остался полицейский… Оставлять его одного – не было правильной идеей. Так думал Бобби. Это было невыносимым трудом – бросать своих. Хоть он и был незнаком иксменам, но он согласился им помочь. Тем не менее, что сделано – то сделано. Иксмены неслись всё дальше от того места, но что то вдруг произошло с Шельмой, что она влетела в жилое, но пустое здание. После неудачного приземления, Бобби резко вскочил и «подлетел» к Шельме. - Что с тобой, Роуг? - Курт умер… В помещении воцарилась тишина. Ещё один иксмен, лучший друг Бобби умер. Печаль и сочувствие Шельме сменились яростью от всего, что творилось вокруг. На правом кулаке Бобби образовалась большая булава изо льда, мышцы уплотнились, а суставы укрепились. Он со всей своей силы, со всей мощью ударил стену, выплеснув свою ярость наружу, потому что было бы плохо, если она задержалась бы надолго. Стена разбилась и за ней была ещё одна комната в которой находилась входная дверь. Дверь была распахнута, видимо люди так спешили, что не заперли, даже не прикрыли её. С лестничной площадке сначала раздался какой то шум, потом был слышен чей то голос. Голос принадлежал Джону Хоупу. - В подъезд, бегите в подъезд, и потом наверх! А я вас прикрою! Бобби выбежал на лестничную площадку, подбежал к перилам и посмотрел вниз, затем вверх. Внизу он увидел шакалов, а на верху был иксмен Ирекс. - Сюда, девочки. Наверх, - прокомандовал Бобби Акве и Роуг. Он пропустил их вперёд, чтобы в случае чего им не угрожала опасность, а сам прислонил ладонь к стене. Корка льда пробежала от его ладони по стене вниз до лестницы. Когда лёд настиг лестницу, он начал покрывать её коркой скользкого льда(по прямой, без ступенек). Это предохранение заняло у Бобби секунд тридцать, после чего он начал быстро подниматься наверх. - Джон, рад тебя видеть живым..., - сказал Дрейк иксмену, когда вместе с остальными поднимался на крышу. Через некоторое время, когда они вышли из лестничной площадки на крышу, Бобби сказал Джону плохие новости. - Курт умер… Росомаха и Дикая отстали.. Мы нашли раненого Архангела, его переместила Шельма в безопасное место, но без должного ухода он долго не протянут.. - Надо посмотреть, откуда эти твари появляются, - с этими словами он подошёл к краю крыши.

Aqua: Вот чего-чего, а первой стычки с монстрами Элис точно не ожидала. Нужно было вступить в схватку с этими гиенами и навешать им люлей, тем самым дав отпор. Но при виде таких зубоскалящих существ нужно было только тикать с места происшествия, а то того и гляди отхватят руку или ногу. Ну, на худой конец - голову. Что могла сейчас сделать Аква, так это обеспечить себя защитой, на примере Бобби, который покрыл себя ледяным щитом. Ну, а сама девушка "одела" на себя водяной кокон. Только вот не знает Элис, насколько водяной слой будет прочным, чтобы не пробить его. И каково было разочарование Эл, когда ту неожиданно схватила за руку девушка, которая представилась Шельмой, тес самым пробив водяной слой. Вот тебе и "сверхзащита". Зато вместо боя был небольшой перелёт в какое-то соседнее здание, оставив мерзкие рожи псов позади. Правда, приземление выдалось не слишком мягким. Причиной такого неудачного приземления оказалась внезапная смерть одного из друзей этих людей - некого Курта. Хотя Элис и не знала эту личность и не имела с ним дела, но было очень грустно. Девушка понимала каково это было терять близких людей, пусть даже лучших друзей, становившихся частью семьи. Ведь все знают, что семья - это не одна кровь, семья - это прежде всего единство и любовь. А уж что до кровных родственников - мамы и папы, тут Элис невзначай пустила слезу, вспомнив несчастный случай с матерью в автокатастрофе убийство отца. Но глас Бобби развеял её дурные мысли, и Элис вернулась в реальность: - Сюда, девочки. Наверх Аква тут же последовала за Шельмой, затем девушки последовали вверх по лестнице, тем самым пробираясь на крышу здания. снова. Только вот... куда они с неё помчатся? Оказавшись на крыше, Аква подошла к самому краю, оценив обстановку. Теперь вместо синей глади на воде зияли тёмные пятна, которые становились всё больше и больше, а из них появлялись чёртовы собаки. Пока непонятно было, что являлось источником их появления, но по крайней мере, если его обнаружить и вовремя "прикрыть" - половина беды будет улажена.

Game Master: То, что некогда было Нью-Йорком - одним из самых оживленных городов мира - превратилось в залитое водами скопище руин. Небоскребы со всеми расположенными в них офисами сложились как карточные домики под напором волны и теперь осколками стекол стелились вокруг своего фундамента. Кровавое месиво разлившееся по воде в центре города пошло пузырями. Оно, казалось, вскипает под воздействием невидимого глазу тепловому источнику, испускающему высокие температуры. Пузыри пенились и взрывались хлопками с прихлюпыванием. Отовсюду слышалось утробное животное рычание. Весь город, ставший городом призраком, впитывал в себя диковинные звуки - каждой своей улицей, обширным центральным парком и множеством построек. Впитывал в свое израненное окровавленное нутро и выплескивал обратно, вперемежку с предсмертными всхлипами. - Двери! Скорее, закройте их, черт вас дери!.. Из-за укрытия вынырнул растрепанный с виду парень. В его правой руке была зажата рукоятка биты. Она была перемазана в крови и кровь струйками стекала по его кисти в рукав. Видя заторможенность появившихся людей, он перепрыгнул через поваленное, принесенное волной дерево и рванулся им навстречу. Толкнул не глядя плечом стоявшего на пути Ирекса и стал тянуть на бегу руку, надеясь дотянуться до двери и захлопнуть ее прежде, чем с лестничной площадки появится кто-то еще. Кто-то, у кого будут длинные кривые клыки и достаточно места в брюхе, чтобы сожрать еще пару людей до самых кишок. Бегущему не приходило в голову, что крыша даже с закрытой дверью - не самое безопасное место в городе. Лохматые твари, наблюдавшие за искменами там, внизу, уже приближались к ним, острыми прочными когтями впиваясь в стены и карабкаясь на самый вверх, оставляя после себя глубокие пробоины. Бегущий парень, расталкивающий со своего пути спасшихся Людей Х, не видел всего этого и не знал, что твари на такое способны, потому видел только один способ добиться выживания - закрыть гребаную дверь и завалить на этот раз ее чем-нибудь, чтобы больше никто через нее не прошел. Он дотянулся до нее уже кончиками пальцев и собирался закрыть на щеколду. Из-за двери вырвалась раскрытая пасть и парень почувствовал, как руку прожгла пронзительная боль до самого плеча. Взгляд натолкнулся на обрубок, который остался от всей руки. Из открытой раны била кровь. - Мать твою.. Пасть твари сомкнулась на лице парня. Массивная туша поддалась вперед и повалила его на спину, навалившись сверху. Кривые клыки раздирали до костей, оставляя на них отметины. Подтянувшись, взобравшиеся по стене шакалы передвигались по крыше на всех четырех конечностях, быстро подбираясь к своим жертвам. Утробное рычание вырывалось из их глоток. Пасти смыкались, глотая воздух и брызгая по сторонам слюной. п.с. опишите в своих постах, как они начали утаскивать вас в то кровавое месиво, из которого они выбрались. окунувшись в него окажетесь в другом месте. где именно - можно самим сообразить и описать, я подхвачу

Iceman: Бобби стаял на краю крыши, вглядываясь в местность, в стаю чудовищ. Пятна становились всё больше и больше, распространяясь по мёртвому городу. Псы учуяли последних людей и стали карабкаться по стене с помощью когтей. У выживших оставалось два выбора: сидеть и ждать, пока они залезут или спускаться вниз, прорываясь через армии псов. Но у Бобби был и третий выбор – с помощью льда уехать с крыши. Но вот только долго он не проедет, он очень слаб, да и желания покидать своих друзей, возможно последних людей… Дрейк даже не обратил внимания на парня с битой. Роберт наслаждался последними минутами своей жизни, смотрел куда-то вдаль. Он обратил внимание на парня, лишь когда последний закричал. Бобби обернулся и увидел незнакомого парня с откусанной рукой, а дверь проломана псами. Они выходили на крышу один за другим, а к ним на помощь уже забирались твари по стене. Они окружили каждого человека, отделив их, друг от друга. Дрейк закрыл на мгновенье глаза, и легко вздохнув, смирившись со своей смертью, снял пояс ингибитор. Он сжал кулаки и преобразовав влагу в воздухе, облачился в ледяную броню. - По одному, твари… Сказал он, «лепя» изо льда меч для битвы и укрепляя все суставы, мышцы. Не став ждать их атаки, он атаковал первым, замахнувшись мечём и сделав выступ ногой, он разрубил голову одному из псов. Не помогло… Благодаря очень быстрой регенерации, голова отросла заново за считанные секунды. Псы уменьшали круг пространства, в котором находился Бобби и последний нашёл лишь одно решение остановить это. Дрейк укрепил свободную руку, а точнее кулак, сделав его довольно мощным. Бобби замахнулся кулаком и немного подпрыгнув, ударил им крышу. От кулака пошла ледяная корка. Она замораживала всё на своём пути и распространялась довольно быстро. В радиусе пяти метров от удара все монстры превратились в лёд. Казалось. Это был хороший ход, но вот только был один промах. За всё своё «путешествие» Бобби сильно ослаб, а в таком состоянии он не может его сила в буквальном смысле пропадает. Дрейк упал на колени, его ледяная защита растопилась. На уме было только одно – кто ни будь остался в живых и спас его, большего он нечего не желал. Дрейк ещё не знал, что дальше произойдёт. Из огромных пятен тварей стали вылезать и стремиться ввысь фурии. Этакие греческие твари. Вообще странно, что египетские и греческие твари работают вместе. Фурии так же были наделены обострёнными чувствами, а потому учуяли людей. Одна из них очень быстро подлетела к Бобби и вцепившись своими когтистыми лапами ему в плечи, потащила его вверх. Роберт ощутил пламенную боль. Его плечи горели и он, в ослабленном состоянии ни смог сказать своим друзьям ничего иного, как закричать от не прекращаемой боли. Фурия со своей добычей понеслась прочь от небоскрёба. Она отлетела на приличное расстояние от здания, после чего начала снижаться. Когда она достигла, высоту, равную в пять метров, она отцепила Бобби, и последний упал на кровожадных монстров. Монстры заметили его ещё летящим и потому только и ждали, пока фурия отпустит его на расправу. Внезапно Дрейк почувствовал страшную боль по всему телу, от которой тот взревел ещё больше. Внезапно он оказался в «Опасной Комнате». С ним всё в порядке, рядом никого не было. Оглядевшись, он списал всё произошедшее на ослабление организма от тренировок, за которым проследовал сон с кошмаром. Оффтоп: В своём отыгрыше не неситесь за Бобби. Персонажа я вывел из сюжета. Игра мне понравилась, довольно интересно получилось. Всем спасибо за игру, а Бомбисту спасибо за сюжет.

Irex: Город лежал в руинах. Волна, безжалостным смерчем пронесшаяся по его кварталам, оставила за собой лишь разрушения и трупы. Живые, в сей юдоли скорби и печали, были скорее исключением, чем правилом. Тем сильнее удивился Джон, когда откуда-то из скопища вентиляционных труб и лифтовых шахт, появился вдруг незнакомый парень. Взъерошенный, в промокшей, местами порванной одежде и с безумным взглядом до смерти перепуганного человека. - Закройте! Закройте дверь! – парень кричал так громко и яростно, мало того, он бросился вперед всем своим существом, телом.. Ирекс оказался у него на пути и в прямом смысле почувствовал на себе стремление молодого человека, его ярое желание быть услышанным. .. Наверное, здесь было его убежище, а мы ворвались и тем самым вызвали к нему пристальное внимание этих шакалоголовых хищников… Джон потер плечо, в которое врезался незнакомец, когда рванулся в сторону распахнутой двери. Джон открыл даже рот, чтобы одновременно огрызнуться на тычок: « Ты чо, вообще ослеп что ли!? Глаза-то протри..» до успокоительного: « Сейчас все закроем, не надо так кричать, они же услышат!» Джон просто не представлял себе, как высока скорость преследовавших их хищников. Дверь, налетевшая на стену, от удара захлопнулась вновь. Вернее она бы захлопнулась, если бы прямо на пороге не появилась вдруг исполинская фигура звероподобной твари. Дух, тяжелый звериный запах ударил в ноздри Ирекса. Вонь грязной шерсти, гниющих остатков плоти и резкий, перекрывающий все, запах крови. Тварь клацнула выступающей вперед челюстью. Острые, чуть загнутые назад зубы с хрустом сомкнулись вокруг руки незнакомого парня. Джонни и сам был частично зверем. Он тоже имел крепкие зубы, в том числе и клыки, но чтобы вот так, не напрягаясь откусить руку человеку.… Под аккомпанемент душераздирающих криков жертвы чудовища один за другим стали появляться на крыше. Несколько из них решили продолжить трапезу и потому крики вскоре сменились стонами и бульканьем, а после и вовсе стихли, оставив после себя лишь треск ломающихся костей и довольное чавканье шакалоподобных. Джонни отступил на шаг назад. Джонни повел руками вдоль тела и вывел, возвел вокруг себя прозрачную стену силового щита. Джонни осмотрелся, наконец, по сторонам и понял, что бежать дальше некуда. Дверь оставалась распахнутой. Возле нее, а также, судя по звукам, в самом подъезде, было полно зубастых уродливых тварей. Медленно отойдя к парапету и выглянув вниз, Ирекс, с подступающими к горлу спазмами страха осознал, что и там негде искать спасения. Прямо под зданием, там, где еще совсем недавно неслись потоки мутной воды, там, где немногим ранее можно было пройтись, не спеша по улице и поглазеть на витрины магазинов, теперь там, вскипало тягучими бурыми пузырями странного вида пятно. Большое и неровное, словно клякса, оно даже с крыши казалось потным и маслянистым. Недоуменно рассматривая необычный феномен, Джон обернулся на резкий крик, и обомлел еще больше - к крыше одна за другой подлетали уродливые полуптицы, полугарпии. Одна набросилась на Бобби, несколько других спикировали на девушек. Джонни взвыл и бросился на помощь. И не сделав и нескольких шагов, был протаранен сразу несколькими шакалами. Защищенный полем, он почти не пострадал, хищники будто налетели на невидимую преграду, но силы от их удара с лихвой хватило для того, чтобы все также укутанный в скафандр поля Ирекс, легко вывалился за невысокий парапет, окружавший крышу по периметру. Он не успел испугаться. Успел лишь подумать о том, что было бы глупо умереть вот так, попав меж несколькими разбитыми и затопленными машинами, чтобы навеки вечные остаться в компании тех несчастных, которым так и не посчастливилось выбраться из города. Джон даже не ударился. Приземление было похоже на того, как будто бы он упал на поверхность желе. Теплого, смердящего, вздувающегося пузырями желе… которое медленно но верно, заключив его в свои крепкие, властные объятья поспешило спрятать в своих недрах. Яркое полуденное солнце заставило Джонни прижмуриться, и опустить глаза. Джонни увидел, что его темно-серые мокасины стали грязно желтого цвета, и все из-за песка, ...мелкого горячего песка, в котором он стоял, увязая почти по самые щиколотки. Мда… я помню это место, я был здесь раньше… Джон поднял голову и осмотрелся вокруг. Куда не глянь, вокруг были лишь невысокие, серое с бежевым, барханы пустыни. Слабый обжигающий ветерок причесывал их горбатые спины, и колючими иголками песчинок касался кожи. Там дальше, на горизонте, должен быть город… Вернее его основа, ведь пока его только строят. Загребая ногами песок, Ирекс пошел в направлении небольшого, резко очерченного пятна на горизонте. И так же жарко.. И пока, также тихо. Лишь песок и ветер. Его крики я услышу позже. Крики того, кто забрал у меня брата… Быть может это мой шанс? Шанс, данный мне чтобы все исправить…

Aqua: "Самое время научиться нам всем летать." - пронеслись безумные мысли в голове у девушки. Ну да, ещё не хватало здесь погибнуть. Действуя по принципу "не погибли первый раз - не погибнем и во второй", Элис решила подбодрить сотоварищей по несчастью, но время неумолимо бежало вперёд. В том плане, что ни диной секунды пребывания здесь нельзя потратить впустую. Поэтому мозг должен работать на все сто процентов, дабы найти выход из такой пренеприятной сложившейся ситуации. А как все знают, выход есть всегда. Поэтому любая банальная случайность могла либо спасти, либо убить. Такой "случайностью" оказался внезапно выскочивший из-за двери неизвестный парень, нервно пытавшийся скорее запереть вход на крышу, но изнутри послышался громкий рык, и страшная морда шакала просунулась между дверным проёмом, оскалив свои острые клыки. Элис готова была завизжать, как обычно это делают...женщины при виде нечто ужасного, но барьером оказался сразу же подхваченный шок при виде того, как бедному парню монстр поначалу руку откусил, а затем, выскочив из-за двери, повалил несчастного на спину, начав рьяно раздирать ещё живую плоть. Элис закрыла рот ладонями, дабы не провоцировать себя на истерику, а что ещё хуже - не падать в теперешний момент в обморок. Ну ничего, в триллерах ещё не такое показывали, как бы банально это не звучало. Но парня жалко. Ведь если поразмыслить, то, возможно, как бы эгоистично это не звучало, но все оставшиеся в данный момент здесь, на крыше, были последним оплотом всего человечества. Но лучше бы не только они. Надежда будет до того момента, пока перед глазами не предстанут аргументированные доказательства, что никого больше не осталось. Но в это не хотелось верить. А далее всё выходило ещё хуже: вслед за ворвавшимся шакалом на крышу проникли ещё несколько. Это означило, что нужно было принять бой или умереть - хотя бы не от рук монстров, а сигануть вниз и потонуть в этом кровавом месиве. Но Элис предпочла первый вариант. В конце концов. хоть свои способности потратит целенаправленно. Сфокусировав внимание на двух монстрах, Элис тут же , дотронувшись ладонью до поверхности воды, под ногами, резко отстранила её,тем самым "вытянув" столб воды, который смогла удерживать в руках, придав ему упругую форму. Это сподвигло её направить "хлыст" на противников. Предусмотрительно использовав силу удара, Элис смогла отправить одного из них в полёт с крыши. Второй же успел отделаться скачком в сторону, а затем грозно рыча, ринулся на Элис, помимо зубов обнажив и длинные чёрные острые, как бритву, когти. В подобной ситуации запросто можно было растеряться, но Аква не забыла про свои силы и, когда шакал готов был уже замахнуться своей лапищей, девушка успела воссоздать вокруг себя водную сферу, окутавшую её целиком, а затем присела на корточки, прикрыв голову руками, так больше шансов успеть сделать что-то ещё не представлялось. Как ни странно, но на второй раз практика с водным щитом прошла успешно, и шакал не смог пробить водяную броню. Но такой защиты Элис хватило всего на несколько секунд, только чтобы отразить атаку, поэтому, пока монстр, недовольной тем, что его, грубо говоря, облошарили, начал раскидывать злобным лаем направо и налево, по-видимому на его "шакальском" отборно матерясь. Элис же успела воспользоваться замешательством монстра и отползла подальше в сторону. Она так же понимала, что от этого существа деваться ей всё равно будет некуда. Ведь у подобных тварей чуткий слух и нюх, и им запросто определить передвижение жертвы. Поэтому шакал тут же повернул свою страшную морду в сторону Элис, которая сидела в воде впритык к паребрику края крыши. Девушка уже не замечала, что творилось с её напарниками. Были слышны лишь отчаянные возгласы, рёв псов и громкий ор каких-то птиц... Всё это смутно отдалялось на задний план, как во сне, а вот со своим врагом Элис перекидывалась взглядами. Шакал был настроен очень и очень злобно. Пугала его морда, его клыки и когти, его рост. Он готов был сожрать Элис прямо сейчас, но нападать не собирался. Он просто медленно-медленно приближался к ней - ну, естественно, за счёт тяги воды под ногами и для большей придачи ужаса будущей жертве. Акве, осознавая ужас происходящего, тут же поднялась на ноги, спровоцировав шакала сделать резкий выпад вперёд, а сама отдалась назад, забыв про то, что сзади неё - пропасть. "Нет..." - только и пронеслась скоромётная мысль в её мозгу, и девушка резко спарировала вниз. Ну а что сделал этот проклятущий монстр? Как тень, он сиганул с крыши вслед за ней, но Элис было уже всё равно. Девушка безумно визжала, ожидая сейчашнего конца своей жизни. Как обычно в подобной ситуации проносится и вся жизнь. вот то и случилось с ней. Только вот резкое падение на кровавое месиво оказалось слишком осязаемо больным, и Элис просто напросто потеряла сознание. Но в последний миг она поняла. что ещё не умерла...

Kaori: Каори услышала за своей спиной злобное рычание. Принюхалась. Противное зловоние, словно из могилы двухнедельной давности. - Вперед, леди, - проворчала она себе, затем сменила человеческий облик на звериный и придала туловищу ускорение. Кошка свернула в проход между двумя зданиями, перекрытый кровлей от непогоды. Там царила чернильная тьма. Сбавив обороты, начала продвигаться осторожно, но неуклонно, то и дело чувствуя мягкие тельца крыс, которые тыкались ей в лапы, пытаясь убраться с пути. Пахло канализационными отходами и гниющими пищевыми отбросами. Всё это перекрывала удушающая вонь от экскрементов животных и мерзкие ароматы питающихся мусором растений. Смилодон миновал проход, выбежал на следующую улицу и оказалась прямо на пятой авеню. Внезапно над её головой врезался в кирпичи человекоподобный шакал, держа в одной руке рукоять кхопеша, а второй цепляясь за стену, впив в неё свои черные когти. Второй шакал приземлился чуть ниже, осыпав спину смилодона водопадом оранжевой пудры. Ну и что теперь? На её морде отразилось смущение, звериные черты исказило нечто сильно напоминавшее смертельную муку. Ш-ш-шлеп! Третий шакал врезался в стену, не рассчитав скорость при повороте. Смилодон взревел, и оглянувшись увидел у себя на левом боку черную рану, из которой начинала бить кровь. Не взирая на боль, кошка резко развернулась и бросилась обратно с крытый проход. Она ворвалась в переулок, откуда выскочила лишь несколько секунд назад, и столкнулась с шакалами, которые начали её преследовать первыми. Каори сначала обрушилась на самого крупного их них. Они сшиблись на асфальте, затылок псины врезался в стену дома. Затем, разнеся в кашу подобным же образом голову второго шакала, развернулась и сбила с ног третьего, который потерял сознание, не успев даже рыкнуть. Раскидав по сторонам оставшихся, и увидев вокруг себя кровь, ощутила одновременно слабость и восторг. Внутри что-то ёкнуло и кошка почувствовала, как земля уходит из-под ног. Огромное животное гулко рухнуло на землю от потери сил и крови. Тьма закружилась перед её глазами, так уже было когда-то. Когда-то очень давно. На этой мысли Каори потеряла сознание.

Irex: Идти было трудно. Повсюду, насколько хватало глаз, простирало свои горизонты серо-бурое море песка. Вспениваясь барханами, окатывая колючим брызгами, из поднятых ветром песчинок, заливая ноги тяжелыми волнами – пустыня брала в плен и была беспощадна со своими жертвами. Безжалостна. А еще было солнце. Тусклым бледно-желтым шаром дрожало оно в послеобеденном мареве дня и касаниями своими жалило ничуть не хуже песка. Джон вздохнул, поправил на голосе самодельный, кстати пригодилась легкая куртка – тюрбан, и начал взбираться на очередной бархан. Ноги проваливались, увязали в глубоком, рыхлом, беспрерывно плывущем песке дюн, и быстро подняться не получалось, но вдруг… чуткий слух Ирекса, получеловека-полутигра, уловил какие-то посторонние в окружавшем его безмолвии, звуки. Наплевав на собственные правила, а ведь с самого начала, как только он попал сюда, Джонни пообещал себе быть аккуратным, понапрасну не растрачивать сил и не рисковать здоровьем, кто знает, как быстро он сможет добраться до цивилизации? Но сейчас, по прошествии нескольких слишком долгих и мучительных часов, проведенных наедине с палящим солнцем и полным отсутствием какого-либо пути, Джон плюнул на все правила и, помогая себе руками, бросился вверх по склону. Туда, наверх, где, и он был уверен в этом, ему слышались какие-то голоса. Зашипев сквозь зубы, песок оказался на ощупь словно раскаленная сковородка, Ирекс все же взобрался почти на самую верхушку бархана, где все же затормозил и предусмотрительно плюхнулся на живот, укрывшись, тем самым, за песчаной горой. Как только его тело соприкоснулось с песком, Джон не удержался и тихо взвыл, настолько обжигающей волной жара его окатило. Не спасала рубашка, не спасали даже джинсы, нагретые пески с радостью делились накопленным за день теплом. Но все же преодолев себя, скрепя песчинками на зубах и жмурясь от все-того же мелкого песка и пыли что нес с собой ветер, Ирекс, наконец, смог выглянуть из-за дюны. Увиденная картина поразила его настолько, что даже на какой-то момент он забыл о том, что сейчас он медленно, но верно, жарился на сковородке госпожи Пустыни. С той стороны бархана оказались пускай полузанесенные песком, пусть изъеденные следами времени, но, тем не менее, остатки старой, а судя по нескольким каменным плитам, что были видны с этого места Джону, даже древней, дороги. Но даже она была не самым удивительным. По этим остаткам, построенной давно канувшей в лету цивилизацией, дороги, гортанно переговариваясь на незнакомом ему языке, шло несколько шакалообразных тварей. И они, как две капли воды были похожи на тех, что буквально несколько часов, или целую вечность тому назад, напали на иксменов в затопленном после катастрофы Нью-Йорке! Но и это было еще не все. Шакалы шли не одни. Они тащили за собой небольшую тележку, на которой в хаотичном переплетении рук и ног лежали… Каори и Аква. Джон даже рот приоткрыл от удивления, чем не преминул воспользоваться ветер. Швырнув ему в лицо очередную порцию песка, он, подвывая от содеянного, умчался прочь, а Ирекс не удержался и закашлялся. Чем, несомненно, привлек внимание шакалоподобных. Те, услыхав какой-то посторонний звук, тут же остановились, синхронно повернулись в сторону Джона и, оскалив морды, вдруг рванулись к бархану. От мгновенного убийства на месте, от страшной мучительной смерти или неизвестности плена, Джона опять-таки спас песок. Резко дернувшись, когда понял что вспугнул зверье, Джон не смог удержаться на подвижной поверхности дюны и, словно зимой с ледяной горки, джинсами он заскользил вниз. Там ударился ногами в какой-то укрытый под толщей песка камень, охнул, кувыркнулся вперед, упал на спину и как раз вовремя – на него с верхушки бархана уже летело двое хищников. А ведь совсем недавно с ним уже происходило подобное! И хотя там был город, а значит более родная и знакомая территория, Джон помнил, как ловко их разбросали и победили там эти шакалы. И потому сейчас Джон испугался. Джон почти инстинктивно рванул, обрушил перед собой защитное поле. Вооруженные острыми и крайне опасными даже на вид клыками и когтями, шакалообразные твари налетели на него со всего размаху. Джонни не удержался и присел, прикрыв руками голову. Зрелище бегущих к нему гигантскими прыжками хищников было настолько впечатляющим, что Ирекс невольно шагнул на несколько шагов назад. Опять оступился, и упал, но при этом почему-то подумав о том, что упал не сам, а был повержен подоспевшим врагом, он вдруг толкнул перед собой поле такой силы, что то не выдержало целостностной нагрузки и с оглушительным взрывом разорвалось словно мыльный пузырь. Джон охнул и, прикрыв ладонями лицо, осел на песок. После такого мощного «выброса» он чувствовал себя ослабевшим и опустошенным и потому, смиренно принялся ждать, когда его или схватят или просто сожрут на месте. Шли минут, но ничего не происходило. Ирекс слышал какое-то поскуливание и шорох, но его не хватали и клыки в голову ему также никто не спешил воткнуть. Джон осторожно выглянул из-за закрывающих лицо пальцев. И убрал руки от лица. Медленно встал и подошел к тому, что еще совсем недавно представляло из себя двух шакальих выродков. В радиусе несколько метров перед одаренным, лежали куски тел и каких-то примитивных доспехов. Голова одного из зверей улетела чуть не на вершину дюны, а тело другого, сильно изломанное и покореженное, все еще было цело и даже, в некотором смысле, живо. Именно скулеж этого шакала и слышал Джон. Тот, мелко подергиваясь в луже собственной крови и не открывая мутных звериных глаз, еще повыл несколько мгновений, но вот затих и он. Джон ошарашено покачал головой – такого он своими способностями еще не вытворял ни разу. Ну что ж.. теперь он будет знать, что в минуты крайней опасности, способен и на подобные штуки. Медленно, спешить уже было некуда, Ирекс преодолел ту дюну на которой совсем недавно чуть не поджарился, и, наконец, спустился на дорогу. Подошел к тележке на которой лежали девочки. К счастью они уже начали понемногу шевелиться и приходить в себя. Джонни аккуратно и несильно похлопал по щекам сначала одну, потом – другую. - Эй, девчонки, вы как? А водички нету у вас с собой случайно, так пить хочется… - он облизал пересохшие, уже начавшие трескаться губы и посмотрел вдоль старой дороги. Кажется, одним концом своим она упиралась во что-то наподобие крепостных стен. - И, да, девчата, мне, конечно, не хочется вас лишний раз тревожить, но может, мы уйдем куда-то с этой дороги, а то торчим тут, как на тарелке… Джон опять нахмурился и озабоченно посмотрел по сторонам.. П.С. Девочки, Элис, Каори, помогаем мне придумывать дальнейшие приключения ) Можно пойти в город, описать его, что-то навроде Принца Персии? Или, наоборот, уйти дальше в пески.. А уже в следующем посте Гейм что-то сделает тогда с нами..



полная версия страницы