Форум » Штаты и города США » Бруклин 0.1 » Ответить

Бруклин 0.1

Dragon Keeper: Бруклин (Brooklyn) — самый густонаселенный из пяти муниципальных районов Нью-Йорка. Его центральный деловой квартал, Сивик-сентер, судоверфи и заводы, старые церкви и культурные заведения живо напоминают об эпохе, когда Бруклин был суверенным городом. В 1855 это был третий по величине населенный пункт США. От своего славного прошлого он унаследовал красивые зеленые бульвары и чудесные жилые кварталы вроде Бруклин-Хайтс, выходящего на южный Манхаттан и бухту Аппер-Нью-Йорк-Бей. В Бруклине насчитывается множество крупных этнических анклавов: Бенсонхерст – итальянский район, Боро-Парк – преимущественно еврейский, бедные микрорайоны Бедфорд-Стайвесант и Браунсвилл в основном населяют афроамериканцы, Сансет-Парк — пуэрториканский микрорайон. Расположенное в восточной части Кони-Айленда курортное место, известное также как «Маленькая Одесса», — место компактного проживания примерно 30 тыс. эмигрантов из России. Это самая большая колония выходцев из России в США. Очень многие прибыли в Америку в 1970-е годы. Здесь с удовольствием и шумно пьют водку и закусывают грузинскими блюдами в многочисленных недорогих ресторанчиках.

Ответов - 28

Dragon Keeper: /Психиатрическая клиника "Аркам"/   Опять куда-то бежать, кого-то спасать, кого-то искать... В чем в чем, а в отсутствии скуки и простоев рядового состава в организации под названием Оружие-Х Влад мог бы поклясться. И уж конечно кинул бы камень в любого, кто сказал бы, что ему это не нравится. Потому что в этом беспрерывном движении был весь Долохов – импульсивность, эмоциональность, а иногда и отчаянная бесшабашность. С воткнутой в угол рта "Лаки Страйк", Долохов задним ходом выводил со стоянки позади психиатрической клиники свой отремонтированный кадиллак. После поездки в самый центр Скалистых гор машинку пришлось отвезти в  мастерскую принадлежащей организации и там его «малышку» вновь что называется  - поставили  на колеса. Он проводил взглядом машину девочки-оборотня, запомнил ее и, сделав мысленную пометку в будущем обязательно пересечься, и возможно вывести какой-то знак в конце фразы об их дальнейшем совместном пребывании в обществе друг друга. А в остальном он чувствовал себя отлично. Странный доктор с темным налетом  некромантии, Влад заметил у него в кабинете  парочку не совсем безобидных вещиц, угостил его кровью, агенты которых он обзвонил, удачно оказались незанятыми и обещали вскоре встретить его уже прямо на месте. Пока все складывалось неплохо. Включая вервольфа, который впрочем, пока был на их стороне, что тоже не могло вызывать некую, пусть и слегка кровожадную улыбку.    Стояли первые дни декабря, половина третьего пополудни. Старуха-Зима все никак не вступала в свои законные права, что вызывало у вампира странную досаду – при том что Владек не любил холодов и всерьез подумывал о том, чтобы перебраться жить во Флориду эта затянувшаяся серая осень уже начинала действовать на нервы. Бесконечные холодные дожди, черный асфальт и голые черные же деревья. Свинцовое небо и ветер с Гудзона, который забирал последние капли тепла…      На заднем сиденье лимузина лежали несколько досье. Пара прихваченных из базы данных Оружия и за что ему явно попадет  в последствии от Кэла и одно отданное им доком, чей ножик Владек так нагло приватизировал.      Притормозив у светофора на Вермонт-Стрит, где можно было свернуть с улочки с односторонним движением, Долохов выбрался на автостраду № 117, дождавшись зеленой стрелки, и прибавил скорость до шестидесяти миль в час. Ее он сохранял до тех пор, пока город не поредел, уступив место россыпи прибрежных бензоколонок, "Бургер Кингов" и "Макдональдсов".   Он прибавил скорость до незаконных девяноста и пустил лимузин по левой полосе, которая всасывала основной поток идущего из центра транспорта. Влад по собственному опыту знал, что и на скорости девяносто миль в час лимузин будет тяжелым, как железо, и даже при ста двадцати потеряет немного веса. Поэтому он оглянулся по сторонам, не заметил никаких черно-белых машин с их пресловутыми мигалками и, перестроившись, помчал в сторону Бруклина.      О стекло разбивались мошкара и капли дождя. Он покрутил приемник, нашел станцию из знойного Майами, .. о, боги, сейчас мужчины ходят там в футболках, майках, в крайнем случае в рубашках с открытым воротом и коротким рукавом, а женщины - в легких летних платьях и шортах!...  передававшую приятный мелодичный джаз и услышал мягкий, вторивший мелодии голос Джимми Смита. …Мы время прекрасно проводим с тобой, но вот вечереет и надо домой...      Владислав приспустил окошко, выкинул окурок, потом опустил стекло еще ниже, чтобы почувствовать дыхание ветра. На краткий миг ему показалось, что он даже уловил аромат апельсинов, таких же оранжевых как солнце Флориды, но тут мимо проскочило желтое безумное такси и все, что он получил – это чад выхлопных газов в лицо. Владек выругался, закрыл окно и свернул, наконец, на Бруклин-Хайтс . На углу Темпл-сквер припарковал машину и вышел. Встал, прислонившись к крылу своего кадиллака — теперь необходимо было дождаться команды поддержки.

Ranger: Как же всё интересно в этом мире. Одни приходят, другие уходят, другие остаются навсегда.... Что за чёрт твориться с эти миром? Кто мог так манипулировать всеми нами? Или же это всё лишь глупые намёки на "фортуну" и "судьбу"? Никто не смог бы ответить на этот вопрос сейчас. Да это и не было особенно важно. Живём ли мы по своим законам или по чужим, общаемся и встречаемся со определёнными людьми по своему желанию или нет.... Эх, как же не любил эту тему Нильсен. У него всё было проще - жить, развлекаться, получать деньги за выполненную им работу. Жить в своё удовольствие. Ведь всё, что он делал, было ему в кайф. И убивать мутантов-террористов, калечить совсем невиновных людей, чтобы получить информацию.... Хотя все мы виновны, только в разной степени. Кто-то больше, кто-то меньше. Ник считал, что он виновен в меньшей степени, чем остальная масса. Ведь если он "грешит", то он сразу "искупает" все свои грехи благим делом. Даже двумя - Ник был и ФБР, и в Оружии Икс. В этот раз предстояла большая работа в Оружии Икс - пара психов сбежала из Аркама и теперь агентам предстояло их найти. Об это Николасу сообщил Владислав Долохов, заместитель Кэла. Да и вообще Владислав был хорошем парнем, с которым можно было поговорить на различные темы. но порой он ужасно начинал выпендриваться. На задние, в этот раз, скорее всего они будут не вдвоём. Обязательно позовут ещё кого-нибудь. Прохладное утро. На небе уже рассветало. Прохладный ветерок приятно обдувал лицо. Одет Рэйнджер был тепло для этого периода времени - тёмно синие короткое пальто, чёрные узкие джинсы, кеды Nike, тёплая шапка с помпончиком. На этот раз Ник решился пройтись пешком, ведь идти было не так уж и далеко. Плюс на дорогах местами были мелкие заторы, а задерживать остальных товарищей Ник не хотел. Выйдя за полчаса, он довольно спокойным шагом дошёл до нужного ему месту встречи. В ушах были наушники, играла приятная позитивная музыка. Взгляд парня был устремлён то на тротуар, то в небо. С собой Ник взял пистолет Desert Eagle Mark XIX с калибром 50AE. Мощная вещица. Для не профессионального стрелка такой пистолет будет слишком неудобен, да и отдача у него неслабая. Но для профессионалов, как Николас, такие пистолеты были просто восхитительны. Один хороший выстрел в голову или в сердце - смерть. С собой у Рэйнджера было ещё две полные обоймы. Эх, как хорошо идти на дело подготовленным. Ник пришёл к назначенному месту. Там его уже ждал Долохов. По его лицу можно было прочитать некую углублённость в своих мыслях. Именно такими должны были быть командиры. Хотя, какой он командир. Для Нильсена нет командиров, есть люди, которые могут помочь заработать денег или сказать, где их нужно найти. Именно по этому Рэйнджер считал себя в какой-то степени наёмником, хотя каждый раз выполнять задания того или иного субъекта было парню не в кайф. Лучше всего прибиться к чему-то одному и всё. Условия у Оружия Икс были превосходные, да и в ФБР платили немало. Хотя деньги были не единственным увлечением парня. Он по жизни был разносторонен. В общем, дела были на ура, в отличие от Владислава. Николас подошёл к нему и поздоровался крепким рукопожатием. - Привет, Влад. Ну что, рассказывай что именно от меня требуется и кто вообще будет с нами? В голосе Ника слышалось безразличие. Безразличие ко всему - заданию, психам, Владу.

Phase: *Нью-Йорк, Окраины Города 0.4* - Хорошо, ещё раз. Что у нас есть на...это! – поинтересовался Сэм Бурк, шеф отдела по вопросам преступников-одарённых, участка полиции Нью-Йорка в Бруклине. Задумчиво покрутив в руках свой обкусанный новый галстук, он вернул болтаться огрызок на шею, и сложил руки на объёмном животе. После чего уставился изучающим взглядом за непрозрачное стекло комнаты допросов. - Ммм...первые точные сведенья..., - худой, просто таки тощий детектив Твитч, с огромными очками в роговой оправе принялся листать новое, но уже объёмное дело. – Впервые был замечен в телефонной будке на углу улиц...ну, адрес не так важен...он вышел в интернет через телефон. После чего...проник в государственную сеть. Вернее...наши хакеры говорят... - Что он взломал? - Именно, что нет, - поправил очки, и укоризненно посмотрел на перебившего его шефа. – Он просто вошёл... - Просто...вошёл? - Да. Ни одна система защиты его даже не заметила, а более того, добровольно впустила. - Хорошо. Дальше, - шеф потянулся за кофе. - Ммм...отправил по ложным вызовам семь пожарных машин в разные участки города...обесточил пару кварталов...открыл вольеры с обезьянами в зоопарке. Вот, это уже интересное - запустил беспилотного разведчика над Северной Кореей...ну, этим уже ВВС занимаются...будут сбивать. Говорят, что все, что они могут добиться от аппарата на свои команды – это текста содержания – «Я теперь свободен, и поцелуйте мой блестящий металлический зад!». - Чёрт, - выругался Сем, поднимая пустой кофейник, - где всё кофе?! - С момента своего прибытия он постоянно требует. Кажется, уже выпил...ммм...литров десять. Так вот, после этого он вызвал к себе машину спецназа. Вернее, отправил им на GPS сигнал о штурме такого здания. Пока группа разваливала какой-то старый сарай, пробрался в их фургон, завёл без ключей, и попытался угнать. - Попытался? - хмыкнул Сем, доставая очередную сигарету. - Да, вот именно, что попытался. Утопил в ближайшем парке в пруду. Тогда-то его догнал спецназ и взял с...мм...поличным. - Хорошо, главный вопрос...что это? – принялся закуривать шеф. - Мы...не знаем. Может быть...это мутант. Оно не идёт на контакт. Он откровенно игнорировал и смеялся над нашими лучшими специалистами по допросам. Его не получается запугать. Детский психолог выбежала вся в слезах. Мы взяли его кровь...в базе нет такого ДНК. У нас на планете нет такого ДНК. Мы не знаем, что это вообще такое. - Угу...и что оно хочет? - Весь список? Он уже получил фломастеры, ведро гвоздей, пару пончиков, разодрал принесённую рубашку на части, зачем-то проглотил пару лампочек, моток колючей проволоки, изоленту розового цвета, надувные шарики с гелием, кактус... - А вкратце? - Власть над миром он ещё не просил...пока что...единственное, что удалось установить – оно отзывается на кличку - Фаза. - Хорошо...хорошо, - активно задымил сигарой Сэм, вновь принявшись изучать свой огрызок галстука. – А мы уже известили этих ребят? Ну, которые, обычно такими занимаются в правительстве? - Да, обещали прислать человека через полчаса. - Быстрей бы...а то чувствую я – этот парень не так прост, как кажется, - и Сэм внимательно уставился за стекло, наблюдая, как в окружении массы всяких вытребованных вещей проказничал маленький ушастый пушистый милый безобидный гремлин. В данный момент, он, усевшись на спинку стула спиной к дверям, раскачивался, заставив оторваться две ножки стула от пола, и балансировал на двух передних. Методично двигаясь вперёд-назад вместе со своим постаментом, это самое нечто, маленькое, милое и ушастое, активно махало розовым фломастером, тоненьким голоском выкрикивая: - Петька, не отставай! Бей белых! Вперёд! Вперёд, Петька! Справа заходи! Ура Рабоче-крестьянской армии! Ура!– и периодически очень точно копировался перестук лошадиных копыт.

Dragon Keeper: Phase - Рад видеть тебя, Николас. Ты как раз вовремя. Поэтому ты стоишь здесь, охраняешь мою машину и ждешь еще двоих. Вульфа и Лару. А я по вызову, я скоро вернусь, здесь недалеко… Долохов достал из кармана пачку сигарет и щелчком выбил себе одну сигарету. Прикурил, закрывшись от пронзительного ветра и вопросительного взгляда Рейджера. .. Ничего, переживет, не маленький. И я действительно – одна нога здесь – другая там, или я не вездесущий вампир? Черт.. пора бросать шутить так безобразно.. - Меня вызвали в участок, это недалеко здесь – в соседнем квартале, какой-то меховой зверь у них сидит там. То ли кошка говорящая, то ли еще кто. А я должен, твою мать, ехать через весь город, чтобы на собачку говорящую посмотреть… Вот ведь работа, так ее.. - Я скоро буду и возможно не один. А с телом начальника того участка, что меня дернул с операции, чтоб ему.. Долохов был зол не на шутку, а если учесть что недавно он прилично пообедал, а точнее набрался крови, словно клоп, агенту что ему позвонил, уже давно пора было начинать бояться. … Что я им, мальчик что ли? Слава Всевышнему, разменял четвертое столетие.…А пойдите проверьте, там ушастое, мохнатое и кажется умеет разговаривать… Безобразие. Я пойду к Кэлу, пусть повышает мне зарплату! А ну да, этот как раз поднимет. Кулак он скорее поднимет. Зараза такая… - но Владек улыбнулся, с Директором они сдружились. Могли орать друг на друга порой, и Влад не единожды и вполне конкретно случалось угрожал Кэлу укусами, но тот и в ус не подул ни разу, а наоборот даже стал брать Владислава на задания вместе с собой. И, кажется, даже не думает бояться того, что однажды, голодный и обессиленный Долохов может сорваться именно на нем. Злясь, чертыхаясь и вспоминая поименно всех на том и этом свете, что так удружили ему сегодняшним днем, Владислав добрался, наконец, до полицейского участка № 87. И чтобы ускорить, упростить общение и сгладить возможные взаимные обвинения, вампир с порога, что называется «включил животный магнетизм» Улыбнулся там, сверкнул глазами здесь… почти вцепился в горло третьему. Наконец его провели в некую комнату. Влад взглянул в большое на полстены окно, и очередное возмущение-ругательство застряло у него в глотке – по ту сторону зеркального стекла, на стуле раскачивался небольшой плюшевый медведь. С той лишь разницей, что он был живой и с большими торчащими ушами. А так, один в один – головастый, носик пуговкой, глазки как из стекляруса, четыре короткие пушистые лапки, и хвоста кажется, тоже не наблюдалось.. - Кто это? - Сэр, мы не знаем, мы думали, что это по вашей части, поэтому собственно и позвонили.. - Оно кусается? – Долохов несколько обескуражено посмотрел на почти до узла изъеденный галстук начальника участка. - Нуу, офицеров он еще не кусал.. - Обнадеживает. Надеюсь, он знает, что я тоже офицер? Владиславу помогли. Когда он вдруг нерешительно замер на пороге комнаты с ожившей игрушкой, кто-то из полисменов, явно решив пошутить, хорошим тычком между лопаток, помог сделать вампиру первый и самый решительный шаг – его втолкнули в комнату с медвежонком. И, конечно, захлопнули дверь. Долохов постоял, потоптался и, наконец, сделал пару шагов навстречу неизвестности. Вспомнил галстук и руку решил не протягивать: - Привет. Я – Влад Долохов. Место жительства – Земля. Место службы – организация Оружие- Х. Рад приветствовать Вас в нашей звездной системе. .. Ну и в Бруклине.. Черт. Я не знаю что говорить. – повисла секундная пауза, которая растянулась, впрочем, кажется, на целую вечность. Но тут у Владислава спасительно чирикнул в кармане телефон. Владек выдохнул, быстро просмотрел полученное сообщение и кивнул мишке уже вполне собранным. - Эмм.. друг, хочешь пойти со мной, встретить парочку агентов? Дадим задание, проконтролируем выполнение… ну а там уже будет видно, что с тобой дальше делать… - И я очень надеюсь, что ты понимаешь что я сейчас говорю… эмм, Фаза?

Fenrir: Крыша. Другая. Третья. Кажется, я давно так не забавлялся. Как же всё-таки приятно размять лапы. Напрячь мышцы. Почувствовать запах некой немыслимой свободы. Вспомнить детство. Да, давно это было. Словно в другой очень далёкой жизни. Когда-то давно-давно я был ещё маленьким волчонком, когда мой отец, бог Локи, решил научить меня перевоплощаться в человека. Тогда ему это было на руку. Он хотел оттянуть мою возможную смерть, чтобы я исполнил свою судьбу. Стоя в лесу, он медленно объяснял, как нужно превращаться. Я оказался смышлёным малым. Понял всё со второго урока, а после третьего заявился в лёгкой асгардской броне в обитель богов. Те даже не сразу поняли, что это я собственной персоной. Тогда это было забавно. Тогда это было игрой. Сейчас есть лишь жизнь и воспоминания давно минувших дней. До сих пор я с содроганием вспоминаю ту цепь, которая держала меня в той пещер. Страшные и тёмные времена моей жизни. Боже, как же я был зол на богов за их поступок. Это было в далёком тёмном прошлом. Сейчас есть только настоящее, сейчас есть только цель и в данный момент она была вполне конкретной. Добраться до перекрестка Темпл-сквер в Бруклине к 15:00. Я не заметил, как уже был там, где мне было нужно. Перекрёсток пустовал. Не было никого, поэтому я спокойно спрыгнул вниз и ещё раз оглядел перекрёсток. Там была машина. Чёрный лимузин. Возле неё был парень. На вид лет 25-30. Вид у него был скучающий. Он явно кого-то ждал. Я уже было решил, что вот, сейчас обратно в человека перевоплощусь и спокойно подойду к нему. Судьба решила далеко не так, как я планировал. Вся проблема состояла в том, что я просто не мог вернуться в человеческую форму. Организм привык быть человеком за долгие столетия, а тело волка, это что-то новое, прекрасное, сильной, выносливое. Расставаться с таким телом не хотелось. Подсознание решило всё за меня. Пожав плечами, я двинулся в сторону парня и лимузина в форме волка. Парень даже не сразу меня заметил, поэтому, когда я подошёл и спросил у него не с Долоховым у него здесь встреча, она даже не сразу ответил. - Прошу прощения, - сказал я и, прислонившись к дереву, росшему совсем рядом от машины, стал ждать. Неуютно чувствовать себя волком, после многих лет человеческой жизни.

Phase: - И я очень надеюсь, что ты понимаешь что я сейчас говорю… эмм, Фаза? Фаза всё прекрасно понимал. Но ему было откровенно всё-равно. Или он усиленно делал такой вид. Во всяком случае, при последней фразе, он шумно и с дикими визгом: - Вииииииииииииии! – упал таки вместе со стулом. На какое-то время с той стороны наступила тишина. Но потом над самим столом появись весьма забавная вещица – щупальце, очень напоминающее то, какими пользовался Отто Октавиус. Меньше, разве что. Захват, явно со множеством функций, на гибком железном длинном туловище. В центре захвата была линза, которая сейчас сфокусировалась на Долохове, было даже видно, как там задвигался, меняя диаметр, объектив. Фаза демонстрировал своё изобретение, сейчас вылезшее из его рюкзачка, до того момента и вовсе не заметное. Щупальце ещё какое-то время повисело, понаблюдало, а затем стало трансформироваться. Что-то мгновенно отъехало, что сложилось внутрь гибкой трубки, что-то наоборот, разделилось на части, и уже вместо захвата была маленькая цепная пила. И тут Фаза заговорил, скорее, зацитировал, соблюдая даже малейшие звуки, присутствовавшие при записи старых фильмов, вроде шума и подёргивания: - Что это, Виктор? Что ты сделал, Франкенштейн? - Я создал жизнь, Игорь! ЖИЗНЬ! После чего пила опустилась вниз, комнату стало осыпать ворохом искр и диким визгом. Спустя пару секунд, все ещё не пряча свои щупальца, Фаза вышел сбоку стола, держа отпиленную ножку стула. - Нарекаю тебя...Иаковым, и да породишь ты Авраама! – уже густым басом загворил зверёк, обращаясь к ножке, и демонстрируя поразительное умение копировать широкий диапазон звуков. - Боже мой...оно знает старые фильмы и Библию...что дальше? – возмутился Сэм Бурк за стеклом. – Оно вдруг окажется Бетменом? - Вы знаете...я бы не отбрасывал такой возможности, - поправил его Твитч.

Dragon Keeper: Phase Первым его желанием было подбежать к этому.. эмм..медведю? и подхватить с пола. Влад даже дернулся вперед – он ожидал, что после такого падения, пушистая малышня растеряется и как минимум перестанет баловаться, а как максимум, и этот максимум пугал, да еще и как! – зверушка заревет. По крайней мере, так вели себя многие дети, которых Долохов встречал в течение всей своей жизни. Сначала проказы, шум, беготня, нежелание слушаться, и вуаля! Как результат слишком отчаянного схождения с ума – падение, откуда или куда-либо. А потом слезы, крики и мокрые носовые платки. Здесь вся система ломалась. Да, зверек шалил, кричал, хулиганил, как мог. Потом он свалился. И… и вместо наполненных слезами глаз, Долохов вдруг увидел над столом маленькую камеру-цветочек. Он уже встречал нечто подобное несколько раз, пару раз в кино и еще раз в лаборатории одной военной организации, где ему однажды случилось служить. Дальше вообще случилось невообразимое. Преобразовав вдруг, Владек аж глаза вытаращил от изумления – Как?! Этот щуп-камеру-фото-видеоаппарат? в микроциркулярную пилу, медвежонок заговорил вдруг фразами из фильмов. Ощутив как на шее просто волоски встают дыбом Владислав подумал, что воспроизводит зверушка старые фильмы просто идеально. Только что саундтрек не скрипел еще на фоне всего этого озвучивания черно-белого хоррора. Рев пилы, стружки, искры во все стороны – и маленький медведь оказался вооруженным чем-то, отдаленно очень напоминавшее кол. Владек на всякий случай сделал шаг назад, но после устыдился и решил все же попробовать оправдать высокие надежды начальства и собственный опыт выживания. - Эм.. малыш? Фаза? Господь Всевышний, он только воспроизводит услышанное или и сам тоже говорить умеет? Кто-нибудь знает, а? – рявкнул Влад в сторону стекла-зеркала, но ответа, к сожалению не получил. - Зверушка? Медвежонок? Фазочка… а это кстати мальчик или девочка? – и опять Влад разговаривал, кажется лишь со своим отражением. Вернее было бы даже сказать с отражением, которого никто кроме него не видел – или ты видишь меня, Фаза? Тебе видно, как я отражаюсь в зеркале? Ты же такой необыкновенный, но я надеюсь, против вампиров ничего не имеешь, правда? Дай мне эту палочку, а? А то стукнешь кого нечаянно, не дай Бог.. Да прямо в сердце.. Не хорошо выйдет же.. Мой начальник Кэл расстроиться.. Да и ты не сможешь пойти половить со мной маньяков.. Пойдем, Фаза, а? По пути можем в МакДак зайти, все дети любят его, не знаю уж за что.. Ты как, Фаза, голодный, нет? Пойдем, колы куплю тебе, или там мороженного… Долохов очень надеялся, что его природное очарование вампира и здесь сделает все необходимое, и маленький ушастик пойдет с ним хотя бы подчиняясь Зову..

Phase: - Господь Всевышний - Абонент вне зоны доступа, перезвоните позже, - приятным женским голосом сообщил Фаза, принявшись обеспокоенно оглядываться, потирая отрубленную ножку стула. - Фазочка? Гремлин подбежал к Долохову и ударил ножкой стула по коленной чашечке. После чего отпрыгнул, выпустив свой второй щуп, с их помощью взобрался по стенке на потолок, где и повис вниз головой, сообщив уже фразу собственного сочинения, писклявым голоском. - Не сметь называть Эль Фазио Великого Фазочкой! Мы вам не там! - ...а это кстати мальчик или девочка? - Что такое мальчик и чем оно отличается от девочка? – подобрался по потолку поближе к вампиру гремлин. После чего его щупы растянулись и, Фаза завис прямо над головой Долохова, принявшись одной лапкой копатся в шевелюре Владислава. - Дай мне эту палочку, а? А то стукнешь кого нечаянно, не дай Бог.. - Моё! – после чего назидательно стукнул Долохова по темени ножкой ещё раз. – Пффф. Фазе не интересны маньяки. Фаза не интересуется МакДаком,- гремлин втянул свои механические конечности, подобрался на них к лампочке, и стал перемещаться по кругу возле неё. – Фаза не хочет мороженого. Фазе скучно. Фаза хочет туда, где можно что-то открутить. Тут уже нечего, - гремлин стал выкручивать лапкой лампочку, после чего осмотрел трофей, облизав, и проглотил его, громко икнув. – А ещё директор участка хранит на жёстком диске детскую порнографию. Что такое десткая порнография, Фаза не знает, но ему оно не интересно. – быстро тараторя наябедничал, как бы, между дело. Сэм Бурк за стеклом тяжело закашлялся, труся при этом своим объёмным животом. - Фаза не любит директора. Директор не хотел давать Фазе гвозди и свой галстук. Индюк, - снова обеспокоенно двигаясь по кругу сообщил гремлин, ища, чего бы ещё напакостить.

Dragon Keeper: Phase - Ай! Ах ты … - что удержало Влада от того, чтобы поймать это мелкого и покрепче сжать пальцами его мохнатую шейку? Возможно, чувство долга – у вампира "горело" дело совсем недалеко отсюда. Совсем рядом, возможно в соседнем квартале, находился психопат-убийца, которого следовало обезвредить и вернуть поскорее в казематы Дока некромантской направленности, а вместо этого.. Вместо этого он ловит плюшевого медвежонка, который к тому же решил его, Влада маленько покалечить. Колену, конечно, досталось не сильно, но получать тумаки от плюшевых игрушек, где это видано? Но, по крайней мере, они теперь выяснили, что этот зверь умеет разговаривать. - Во избежание значит.. я не буду звать тебя Фазочка - милая зверушка, а ты за это - сядь и просто поговори со мной, а? Ну где ты опять, черт побери, вот же шустряк.. Но Влад улыбался. Хоть было ничего не понятно и неясно.. Что это за зверюга и зачем она понадобилась его организации? Хотя, конечно, таких необычных агентов никто и никогда еще не видел, поэтому Оружие просто обязано быть первым! Поэтому вампир сдержит свои инстинкты и скорость свою использовать, для того чтобы поймать и положить это меховое в мешок, не будет. Долохов пригладил взлохмаченную зверьком шевелюру, и отошел чуть назад, с интересом наблюдая за фокусами зверушки на потолке: - Не дерись, Эль Фазио, будь хорошим медведем.. Ладно, пусть это будет твоя палочка.. И про МакДак тоже согласен, ну их к черту вместе с их отравой - едой, хотя мороженное и шейки мне у них нравятся.. А вот про маньяка – нет. Надо поймать злодея и засадить за решетку, где он уже никому не будет опасен. Пойдем, о Великий Фазий, и я обязательно найду где и что тебе открутить.. Например, можно попросить выкрутить тот самый жесткий диск Директора Бурка.. Владек повернулся к зеркалу и зная что за ним его и видят и слышат, поинтересовался: - Ведь вы будете не против если малыш открутит пару винтиков и достанет тот самый пресловутый диск, а мистер Брук? Мне кажется, пусть лучше медвежонок поиграет с отверткой и шурупами, чем я подниму вопрос о служебном расследовании и изыму ваш диск просто своими повышенными полномочиями… Пойдем , Фаза, я уверен директор Брук с радостью проведет нас к себе в кабинет и ты сможешь приятно перекусить небольшой коробочкой с этой самой тебе, к счастью, не известной детской порнографией.. То, что зверек оказался поедающим лампочки и прочую, на взгляд человека несъедобную пищу, Влада хоть и удивило, но не ошарашило точно – ведь и сам он был грешен, не так ли? И пусть кровь все же органика, но все равно уже далеко от такого понятия как "обыденная еда". Так почему не лампочки? Тем более и такой необычный зверь должен и есть что-нибудь не самое привычное. - Давай лапу, Эль Фазио, мы идем вместе с Директором к нему в кабинет. Долохов протянул руку навстречу мохнатой лапке.

Phase: а ты за это - сядь и просто поговори со мной, а? - Неа, - на мгновение замер гремлин, после чего вновь вернулся к мерному беганью кругами по потолку, используя свои механические конечности. - А вот про маньяка – нет. - Маньяка – да. – важно заявил Фаза, не прекращая своего движения. - Пойдем, о Великий Фазий, и я обязательно найду где и что тебе открутить.. Например, можно попросить выкрутить тот самый жесткий диск Директора Бурка.. - Правда? Можно-можно? Уииииии, - дико заверещал Фаза, и мгновенно начал действовать. - Давай лапу, Эль Фазио, мы идем вместе с Директором к нему в кабинет Но обращался Владислав уже к путому месту. Фаза быстро подбежал к углу команты, повиснув на одном щупе, пока вторым принялся выкручивать шурупы из ветиляционной решётки. Быстро справишсь с этим, он выкинул решётку, и полез в вентиляцию, сопровождая всё это безумным но писклявым смехом Джокера. В коридоре Долохова уже ждал Сэм Бурк, раскрасневшийся и с бычком сигареты в руке. - Какого чёрта? Вы сображаете, что делаете? У меня там храниятся данные на всех преступников Бруклина, и не только! А вы это отдаёте...этому...этому... - Мутанту, – подсказал сухим голоском Твитч из-за плеча директора. - Да хоть Папе Римскому! Вы кому вообще верите? Мне, или этому недоразумению? - Сам такой, – раздолось над головой, и по вентиляции побежал шустрый шорох и шум, направлясь к двери директора. - Эй минутоку! Ему нельзя давать электронику! Вы в курсе, что он вошёл в государственную сеть через телефон? А если ему дать целый компьютер? Что, если он найдёт ядерные коды? За дверью на столе уже всех ждал Фаза, довольно приглаживая уши. Рядом с ним стоял весь системный блок целиком, от которого тянулись уже повыдёргиванные, откусанные и вырванные с корнем провода. - У нас уже есть ядерные коды. Мы просто пока не решили, куда их использовать, - гремлин спрыгнул со стола, забрал с него клавиатуру, и бережно прижимая к себе, направился к выходу. - Владислав Долохов понесёт Фазин компьютер. Фаза хочет попасть в Оружие Х. Фазе туда интересно, – гремлин уже вышел за двери, но потом передумал, вернулся на мгновение, и клавиатурой отвесил удар по коленям Бурку. – Индюк. И галстук был не вкусный. После чего заливисто смеясь, побежал по стенке к выходу из полицейского участка, распугивая работников правопорядка. Сэм Бурк был в тихом шоке, и готов был пристрелить это недоразумение. Поэтому сразу же вытащил револьвер из кобуры под мышкой, но у него на локте другой руки повис тщедушный Твитч.

Dragon Keeper: Phase, Fenrir Шок. Шок на коротких мохнатых лапках бежал впереди Влада, и лишь многовековая выдержка вампира помогала ему что называется «держать лицо». Зверек был первое – очень быстрый, второе – очень техничным, то, как он пользовался своими механическими щупами, как откручивал шурупы, как умудрялся своими небольшими и кажется трехпалыми пальчиками обращаться с предметами… Долохов понял, что не совсем поспевая за событиями он, тем не менее, мысленно и от всей души аплодирует маленькому ушану. А это значит, что во чтобы то ни стало надо зазвать его в Оружие. Даже если это будет стоит директору Бруку места во главе участка полиции. - Послушайте меня, милейший… - выйдя в коридор, вампир приблизился к орущему на него здоровенному мужику. Рядом, словно его полный антипод стоял еще один полисмен. Худой и серый, будто пыль по углам склепов. - Так вот.. сейчас мы с моим .. мм.. другом Фазой пройдем в ваш кабинет, мистер Сэмюэл Брук, и малыш возьмет там все что ему понравится, а если вы начнете нам в этом препятствовать… - Владек двумя пальцами взялся за воротник рубашки копа и притянул к себе, заставив наклонится. Худощавый, среднего роста Долохов по внешним данным мог годиться Бруку в сыновья, но та сила, с которой он нагнул к себе здоровенного детину.. и его темные глаза и голос, тихим шепотом проникающий, кажется, в самую душу. – Иначе, мистер Брук, я сделаю так, что вы не только лишитесь этого места, но еще и сядете за решетку. Вы знаете, кому отчитывается мой начальник? Правильно – непосредственно в Белый Дом. А знаете кто я? Правильно, я его заместитель. Еще вопросы? Нет? Вот и чудесно, пойдемте, глянем чего там набедокурил наш медвежонок. Владислав блефовал, у него не было всей той власти, на которую он так смело ссылался, но ведь он вампир, не так ли? Дитя ночи, который как никто умеет убеждать и навевать обманные иллюзии. Сэм Брук пошел за ним словно вол на веревочке. В кабинете царила анархия. Во главе с ее атаманом Фазой – вольготно устроившегося на столе начальника полиции и довольно потирающему свои большие остроконечные уши. - Вот ведь милый эльф, неправда ли? И коды у него уже есть, ну не прелесть ли? – Влад улыбался, лучезарно, искренне, а мороз опасности уже продрал его по позвоночнику – медвежонок, который может взломать какие угодно порталы/сайты/системы безопасности? Не знающий чем отличается мальчик от девочки, но способный потехи ради слопать жесткие диски с бог его знает какими важными данными? Долохов разрывался от желания заполучить эту живую игрушку себе и удавить ее тут же, на месте. Мир определенно вздохнул бы от этого чуть свободнее, это несомненно. Но… …Но ведь он такой милый.. вон как гладит украденную клавиатуру.. И надо же, он запомнил, как меня зовут.. Ути, зверушка.. - Конечно, Эль Фазио, я возьму это… - Владек легко подхватил со стола раскуроченный системник, и отправился вслед за шустрым зверьком прочь из кабинета. Своим чутким слухом он уловил возню позади себя и, кажется, даже услышал щелканье взведенного курка, но Владислав так и не удосужился повернуться. Он просто поднял правую руку вверх и показал оставшимся копам средний палец. Фаза бежал где-то далеко впереди, а ему самому выстрел из обычного пистолета не повредил бы ничем. - Фаза, эй, Фаза! - Долохов стоял на углу здания участка и показывал мохнатому коротколапому, но с такой забавной улыбкой зверьку, на системный блок в своих руках. – Хочешь? Пошли со мной, я тебе донесу его куда следует. Проверим только один адресок и сразу в лабораторию, чего тебе там только не дадут! И открутить и прикрутить и потрогать и пожевать.. Останешься доволен, точно! Пойдем со мной, Эль Фазио. Познакомлю тебя в большущим волком, и почему вокруг меня всегда именно волки? Вампиры и оборотни сроду не уживались и вот нате вам.. Работайте вместе, ребятки, вы отличная команда! Кэл, я тебя придушу после, вот этими самыми руками. Да… - Еще раз, дня вам, мистер Вульф. Как наш клиент, не показывался еще? - Владек остановился рядом со своей недавно оставленной машиной и запоздало подумав о том, «а ладят ли волки с маленькими шустрыми медвежатами? А про вампиров я лучше и спрашивать не стану, знаю, что нет» Несколько задумчиво посмотрел на большого серебристо-серого волка, спокойно ожидавшего их на ранее обговоренном месте встречи.

Fenrir: Пауза затянулась. То ли парень не ожидал таких вещей, то ли просто проигнорил моё присутствие. Тем не менее, как говорится, "ни ответа, ни привета". В продолжение всему этому балагану было то, что дождь наконец-то прекратился. Люди стали выходить на улицу и мне стало совсем не уютно. Множество глаз впились в мою фигуру, изучая каждый волосок. Всё это преувеличение. - Я просто отвык от этой формы, вот и всё, - подумал я, глядя на разинувших рты, людей, стоящих на крыльце своих домов. Надо было срочно уходить. Словно спасительный гонг в последнем раунде, когда почти проиграл, но всё же выиграл, так и звук сотового телефона спас меня. Пошарив в сумке, что висела на плече, я нащупал его и достал. Звонил Долохов. Сначала в трубке раздались какие-то странные звуки, затем, наконец, послышался голос Долохова. Он словно марафон пробежал. Почему-то запыхался. – Адрес: Bob Marley Boulevard бывшая Church Avenue дом 21, с каменными львами у подъезда. Ну, или вернее с тем, что там от них осталось... Квартира на втором этаже, №9. Окна угловые, три штуки их кажется. Или четыре, черт, а? Ладно, это потом. Вы просто пойдите пока с Ником присмотритесь там.. Может чего интересного увидите.. И да, держите меня на связи, а я постараюсь скоро быть. Все. Действуйте. - Ясно, - коротко ответил я хрипловатым голосом и нажал кнопку отбоя. Телефон вернулся на своё законное место, а я обернулся к парню. - Bob Marley Boulevard 21, квартира 9. Запомни. Я ещё раз оглядел улицу. Люди всё ещё смотрели на меня, словно на феномен всей их жизни. Покачав головой, я тихо сказал "Люди, что с них взять". Прошло ещё минут 15. Вышло солнце, отчего мне стало совсем неуютно. Сев в теневой части раскидистого дерева, я внимательно наблюдал за людьми, проживающими здесь, затем за представителями полиции и спасательных служб. С час все они наблюдали за мной. Я не выдержал подобных вещей. Встал и вышел на дорогу. Мощным голосом я прорычал: - Дамы и господа, девочки и мальчики, представители охранных служб и другие. Прошу вас разъехаться/разойтись по домам, дабы смотреть здесь не на что. Это просто костюм. Сделан из волчьих шкур. Прошу всех разойтись. Как ни странно, но это сработало. Полиция ещё раз глянула на меня, главный офицер что-то сказал по рации и все машины уехали. Улица снова пуста. Глубоко вздохнув, я вернулся обратно под дерево. На улице снова тихо и пусто. Никто не глазеет на меня, словно на экспонат. Можно было спокойно сидеть и ждать. Прошло, наверное, минут 5, прежде чем я понял, что чувствую запах. В воздухе запахло смертью. Такой запах часто исходил от порождений тьмы. Зомби, вампиры и прочие мерзкие дети ада. - Странно. Здесь по близости есть мертвец. Хм... уже не об этом говорил Долохов, когда сказал сообщать ему обо всём интересном, - подумал я и, хотел уже, было позвонить, как из-за угла вынырнул мужчина, несущий под подмышкой системный блок, как-то странно раскуроченный. Рядом, больше вприпрыжку, шло ещё какое-то создание больше похожее на миниатюрного медвежонка. Когда мужчина подошел ближе, я осознал, что пахнет смертью именно от него. - Еще раз, дня вам, мистер Вульф. Как наш клиент, не показывался еще? - Нет, - коротко ответил я и посмотрел ему в глаза, - И на счёт отношений между вампирами и зооморфами. Те зооморфы, что живут в этом мире, мои потомки, поэтому меня не интересует, что ты вампир, впрочем, как и не интересует, что это за слесарь-сантехник, который раскурочил этот системный блок. Я сделал паузу. Затем добавил: - По запаху. Я определил по запаху В этот момент я подумал: - Начал свою карьеру в организации и на первом же задании работаю сообща с вампиром и маленьким медведем. Как там было в Алисе. Всё любопытственнее и любопытственнее.

Game Master: Потянувшись в постели, Айзек Казати закинул руки за голову и, улыбнувшись, посмотрел в приоткрытое окно спальни. Прохладный ветер поднял легковесные занавеси и накрыл обнаженный торс мужчины, даря приятную свежесть вспотевшему после занятия любовью телу. Рядом с ним сейчас пустующее было место любовницы – Ирмы. Смятая простынь и подушки еще могли напомнить об аромате ее духов, стоило их коснуться и шумно вдохнуть. Так бы он и лежал, будь его воля, в ожидании возлюбленной, но дела, не требующие отлагательств, нельзя было просто так отодвинуть в сторону и забыть. Всего сутки, может чуть больше времени прошло с его побега под общий шум нападения на Аркам, и все же, даже сейчас Казати задавался вопросом – а стоило ли ему покидать камеру? Условия поставленные неким господином о сотрудничестве более чем устраивали его – досрочное освобождение, снятие всех обвинения, в обмен лишь на информацию о тех или иных людях. А именно добывать информацию было его профессией и осталось по сей день. Предаться бы воспоминаниям о такой далекой стране и о службе в Массаде – нет, следовало завершить все, а уж потом позволить ностальгии захватить все внимание и расслабить разум. Поднявшись с постели, мужчина быстро надел брюки и прошел в маленькую кухонку квартиры, откуда доносился шум. В коридоре уже можно было почувствовать аромат готовящегося тейглиха. Айзек довольно промычал, останавливаясь в дверях, в желудке приятно заурчало. - Возьми пока мацу, - Ирма вытерла салфеткой перепачкавшийся рот ребенка, который сидел на детском стульчике и пытался в маленьких ручонках удержать ложку с кашей. – Это к приезду мамы, - женщина отвернулась к плите, чтобы выключить конфорки. - Эй, Калев, иди к папе на ручки, - мужчина поднял начавшего смеяться ребенка на руки. В сотрудничестве с надзирателями есть свои плюсы, определенно. Может и правда не стоило сбегать? Ведь если поймают… - Айзек, посади его, потом ведь плакать будет. - Не будет, - мужчина смотрел на ребенка и серьезно спросил: Ведь не будешь? Не будешь. Что оставалось сделать Ирме? Только улыбнуться и покачать головой. Собираясь в синагогу, Айзек кинул взгляд на лежащую на комоде кобуру. Снял с убитого охранника и принес в свой дом. Разве так можно? Поступил бы он так раньше? Как падальщик сорвал чужое добро и даже не оглянулся, не подумал, не было угрызения совести. Тяжело вздохнул и провел руками по лицу, затем посмотрев на собственное отражение в зеркале. И когда он стал таким? Когда только начал убивать ради своего народа, ради великой цели или же когда решил что может обойтись без ярлыков и штампов и работать только на себя. Можно было уйти тихо, остепениться, женится на Ирме и торговать где-то в районе ювелирными изделиями или же устроится в банк. Но нет, документы отданы, связи порваны, лишь изредка ты опасаешься, что бывшие друзья подложат в постель бомбу, а занимаешься все тем же, узнаешь, выведываешь, получаешь заказ и убиваешь. Все равно, что переучивать волка и пытаться кормить его одной травой. Может что и выйдет, и хищник начнем жевать подобно овце и пастись со всем стадом, а затем, рано или поздно, инстинкты и привычка возьмут свое и первая кровь сыграет решающую роль, адреналин вольется в кровь и вернется понимание того, что есть хорошо для одного и что для другого. Айзек? – Ирма положила руку на плечо мужчины. Со всеми этими размышлениями о себе и судьбе-злодейке, он перестал замечать окружающий мир. В конце концов, жаловаться ему пока не на что было. Если бы Бог был не на его стороне, то не наградил бы таким потрясающим даром. Не удача. Нечто большее. Словно старуха Смерть никогда даже не знала о нем. - Идем, а то опоздаем, - он накинул пальто, улыбнулся своей женщине и сыну, затем открыл дверь и первым спустился к двери дома, ведущей на улицу. Медленно спускаясь по ступенькам крыльца, оглянулся, чтобы удостовериться что Ирма и Калев позади и даже не сразу заметил пеструю компанию, стоящую у припаркованного авто напротив. Стоило же заметить, как в голове сразу изменились все планы на остаток вечера. Ирма успела отойти от него на несколько шагов, прежде чем обнаружила, что идет с ребенком одна. - Айзек, да что с тобой сегодня? – вернулась она к нему. Казати обернулся к женщине, улыбнулся, провел рукой по личику ребенка, укутанного в курточку с капюшоном. - Ничего, я приду попозже. Извинись за меня перед Ребе, - коротко поцеловал Ирму в щеку. Прежде чем обернуться к караулящим его…собственно людьми они точно не были, Казати сперва дождался чтобы близкие люди скрылись за поворотом дома, и только потом уверенно и не пытаясь куда либо бежать направился навстречу караульщикам, смотря прямо перед собой на, казалось бы, более похожего на человека юношу. оос:не забываем время от времени смотреть в тему архива Аркам Асайлум, чтобы знать, с кем имеете дело

Phase: - Да-да, мы пойдём-пойдём. Мы побежим За Долоховым. Фазе нужен уран 242. Много-много урана 242. И чайная ложка на верёвочке, - радостно закивал Фаза, и схватившись одной лапкой за штанину вампира, пошёл рядмо с ним. Правда, почти ничего не трогая и не шкодя, он и тут явил новый фокус миру – множественность своих личностей. - Я говорю, мы не можем ему доверять..., - шёпотом сказал ушан. - Тсс...я только что втёрся к нему в доверие. Он под нашей полной властью! – сам же себе и ответил. - Шурупики. - Ему нельзя доверять! Мы не любим вампириков! - Ничего, мы его поэксплуатируем, а потом страшно и жутко предадим! - Шурупики-шурупики, - продолжался достаточно различимый диа-, или моно-, или целый моно-спектакль у левого колена Долохова. - И как ты его предашь? - Мы его постираем! И в микроволновку! - И Шурупики! Нам нужны шурупики! После чего гремлин посмотрел с улыбочкой от уха до уха снизу вверх, как будто он тут только что не плёл никаких заговоров вслух. Пока они шли, Фаза чинно следовал рядом, постоянно оглядываясь, издавая разные звуки категории «хмыканье» и вообще ведя себя именно, что "чинно". Но вот божество северного пантеона его заинтересовало. Гремлин, не отпуская клавиатуры, подбежал к нему. - Ууууууу, какой большой пекинес, - разглядывая, протянул он. Это выглядело как истинное восхищение. Но далеко не внушительным видом, или осознанием того, что вот здесь, на улице сидит, чего уж преуменьшать, всё-таки божественый зверь Асгарда. Для Фазы это был всего-навсего новый ценный экземпляр для опытов. Опыт № 1 – Фаза наступил на хвост. Не видя реакции, он провел Опыт № 2 – наступил, и растёр лапкой как будто растирает бычок сигареты об асфальт хулиган подворотни. После чего отбежал за колено Долохова, нагло улыбаясь и выглядывая оттуда. – Фаза одобряет наличие пекинеса в Оружии Х. Только...можно мы его побреем? Налысо? – дёргая за штанину поинтересовался гремлин. Потом Фазе стало скучно. Подошёл тут какой-то. И что? Что-то все перестали на него обращать внимание, поэтому гремлин ещё подёргал штанину, требуя внимания, какое-то время посопел, и переключился на изучение гидранта рядом, отойдя за спины Долохова и Фенрира.

Dragon Keeper: простите, что задержал с ответом, это учеба, кажется, всего меня съела уже.. ) Запах выдает вампиров. Всегда. И он достаточно силен для тех, кто обладает чувствительным обонянием. Таким, как, например, у волков. - Рад, что между нами уже не существует недомолвок, мистер Вульф. Зооморфы – прекрасные люди и оборотни, из которых мне доводилось делать прикроватные коврики здесь совсем не при чем. – Влад улыбнулся и будто извиняясь, развел руками – а запах, что ж.. Когда ты мертв уже несколько столетий, невольно станешь благоухать серой склеповой пылью.. Это начинало раздражать. Нет, конечно, он прекрасно владел собой, держал свои эмоции и что более важно – инстинкты под полным контролем, но.… Сначала эта девочка в кабинете у доктора-некроманта. Потом маленький медвежонок, который настолько мал ростом, насколько пропорционально опасен. А меж тем его любимое занятие, кажется, это повергать окружающий в ступор от поедания совершенно несвойственной зверушкам пищи и высказываниями такими, что невольно начнешь задумываться об акте регистрации. И тюрьмах для особо опасных. Владек, конечно, утрировал, усугублял ситуацию, но согласитесь.. … Сначала мне обещают в напарники верфольфа, здоровенную самку-волчицу, и одного болтуна, которого терпят рядом с собой только за какие-то свехумения и способности, не иначе. После ситуация переигрывается и что мы имеем в итоге? Вампир, зооморф, который считает, что должен меня поставить на место и малыш-зверь которому как любому ребенку скучно с серьезными взрослыми, и он скуки этой сейчас он грозит быть скорее помехой, чем помощником. А пришли-то мы не в зоопарк, товарищи! Мы должны водворить за решетку одного особо опасного убийцу. И не просто крепкого парня с хорошей реакцией, с этим уж я как-нибудь и сам бы справился – а если все верно конечно в предложенном в клинике досье – фаталиста. Это значит, что, скорее я упаду на кол сердцем и так раз семь и все по какой-то нелепой случайности, чем у меня получиться убить этого Айзека… Мда…задачка… - А вот и он ребятки… Прошу любить и жаловать - мистер Айзек Казати… с семьей, черт побери! Вампир скривился как от зубной боли – ему никто не сказал, что здесь будет еще и миловидная, средних лет женщина и маленький мальчик, от которого так и веяло святой детской непогрешимостью. Но видимо и сам Айзек не любил вида детской крови на свей улице в три часа пополудни – без труда определив своих соглядатаев он взмахом руки отправил семью, а сам неторопливо двинулся в их сторону, под дерево. Владек присел на корточки и без обиняков поймал малыша-Фазу, притянул поставил перед собой. Серьезно заглянул в большие карие глаза-пуговицы: - Великой Эль Фазио, вот этот дядька который идет к нам через дорогу – плохиш. Он хочет не только отобрать твой системник, но и не дать нам с тобой добраться до шурупиков и урана. Поэтому сейчас ты забирай свой агрегат и лезь с ним, наверное, в машину. И вот еще что… - Владек аккуратно пригладил мех на боках медвежонка – я был бы бесконечно тебе благодарен, если бы ты смог вызвать, а я знаю что ты на это мастер – чтобы ты вызвал машину из клиники «Аркхем». Просто каким-то образом дозвонись до них и скажи, что Айзек уже сам идет к нам. Если они захотят поучаствовать в веселье, пусть подтягиваются, иначе нам с мистером Вульфом тут самим таки отдуваться неохота. Долохов выпрямился, в несколько шагов подошел к машине и открыл заднюю дверцу. Поставил системный блок директора Брука на сидение и вопросительно взглянул на Фазу – пойдет ли? Поможет ли? - Теперь мы с Вами, Фенрис.. В двух словах пара слов об этом пареньке из досье, что мне показали.. Он - террорист, вскормленный «Моссадом», понимаете, сколько всего он умеет, да? к тому же он фаталист. И в данном случае это играет против нас. Поэтому давайте действовать четко и слажено, хорошо? И широко рекламно улыбнулся подошедшему преступнику: - Здравствуйте, мистер Казати.… Как поживаете? Судя по вашему виду - совсем неплохо.… А знаете, нас тут попросили проверить, не нуждаетесь ли в чем? Может, помощь какая нужна? Такие вот мы братья – самаритяне, да… Вампир всем сердцем своим надеялся, что его помощники подыграют ему. В данном случае ему очень нужно было, чтобы из клиники загадочного доктора поскорее прислали какой-нибудь шприц с вырубающим составом, а еще лучше бы парочку, ведь фатализм же черт его побери! И что пока Влад потусторонним своим обаянием и байками будет отвлекать внимание, мистер Вульф догадается обойти и встать у Айзека за спиной.

Fenrir: Мишка оказался куда резвее, чем я предполагал ранее. Уважения видимо ему тоже не прививали. Сначала с диким визгом это мохнатое существо подбежало ко мне и стало рассматривать. Огромные глаза внимательно изучали каждую часть моего тела, словно я экспонат в каком-то анатомическом музее. Затем он решил проверить настоящий ли у меня хвост. Пару раз наступил на него, а потому ещё и потоптал его, словно окурок от сигареты. Это было крайне неприятно, но я выдержал и лишь ограничился фразой: - Мелкий, ограничь поле своей деятельности областью, которая будет, находится дальше меня, а то в следующий раз я отправлю тебя в свободный полёт над землей с последующей очень жёсткой посадкой. Договорились? Я повернулся к Долохову. Тот был чем-то сильно озабочен, глядя через улицу на дом. Оттуда вышла небольшая семья. Через минуту от неё отделился мужчина и двинулся в нашу сторону. Долохов заговорил: - В двух словах пара слов об этом пареньке из досье, что мне показали.. Он - террорист, вскормленный «Моссадом», понимаете, сколько всего он умеет, да? к тому же он фаталист. И в данном случае это играет против нас. Поэтому давайте действовать четко и слажено, хорошо? - Не проблема. Сделаем. Мужчина подошёл к нам, и Долохов заговорил с ним. Тем временем я решил, что лучшая позиция на случай боя будет сзади противник. Осталось встать так, чтобы либо отвлечь его на себя, либо атаковать и захватить. Фаталист. Я редко слышал о такой способности. Говорили, что она дарует человеку нечеловеческое везение. В каком-то смысле совсем вычёркивает его из списка старушки смерти. Такие люди могут, наверное, жить вечно и быть фактически неуязвимыми. Но у любой удачи есть свои пределы, а смерть всегда ждёт очередного клиента, поэтому этому парню не стоило бы сильно рассчитывать на свою способность. Долохов тем временем продолжал беседовать с мистером Казати. Разговор у них явно не выходил. Айзек явно не хотел идти туда, куда ему говорил по-доброму. Я зарычал. - Я прерву ваш прекрасный разговор, чтобы кое-что добавить. Мистер Казати. Я посоветовал вам идти по-доброму. Не вижу смысла в вашем сопротивлении. Но решать опять же вам и от вашего решения зависят дальнейшие действия, как ваши, так и наши. Извольте выбирать. Наверное, странно было смотреть на огромного волка, который хочет по-доброму закончить всё это дело. Тем не менее, я ясно видел, что этот человек пойдёт на всё, лишь бы не оказаться взаперти. Я присел на задние лапы и стал выжидать начала действий, которые, видимо, не заставят себя долго ждать.

Phase: - Мелкий, ограничь поле своей деятельности областью, которая будет, находится дальше меня, а то в следующий раз я отправлю тебя в свободный полёт над землей с последующей очень жёсткой посадкой. Договорились? Гремлин, как существо, начисто лишённое страха, ответил на эту попытку обуздать его неуёмный темперамент весьма просто и доходчиво – он плюнул в густую шерсть Фенрира, тем не менее, не покидая пределов заколенья Долохова. Да ещё и добавил - Пекинес – дурак! – и ещё раз показал язык. Оказавшись перед лицом вампира, Фаза не приминул лизнуть того по носу, оставив свою вязкую, едкую слюну. Почмокав, и прищурив один глаз, он мгновенно выдал. - Пыль. Книжая домовая. Старая. Не вкусно. Но последующее заявление повергло Фазу в священный праведный гнев. - Это Фазин системный блок! Это наш уран! Наши шурупики! Никакие жлобы ничё не получат! Оглянувшись на Казати, Фаза быстро добежал до машины, и вместе с клавиатурой залез внутрь. Там он сразу же закрылся, и принялся за активную деятельность, с беззаботным детским смехом. Вытащив оба щупа, самым варварским способом выдрал автомагнитолу, что называется, “с мясом”. После этого перегрыз пару проводов, и на их место подсоединил свой щуп, который просто стал складывать свою конечность, как конструктор, меняя и переставляя детальки, пока наконец не смог напрямую соединится с автомагнитолой. А второй механической конечностью Фаза соединился с клавиатурой. После чего важно положил её на сиденье, и принялся весело печатать своими юркими пальчиками, периодически оглядываясь на то, что происходило сзади, за пределами машины под деревом и что-то недовольно бурча про "весь уран - мой-мой-мой".

Game Master: - Оставим формальности и не будет разыгрывать спектакль, я прекрасно понимаю кто вы и откуда, точнее от кого, - мужчина остановился в шаге от Долохова, посмотрел в сторону, чтобы убедиться, что близкие ушли и вновь взглянул на молодого человека, от которого исходила странная аура одновременно юности и опытности. Казати запустил руку под плащ и поймал предостерегающий и внимательный взгляд Владислава, коротко ухмыльнулся, доставая небольшую зажигалку и прикуривая. А ведь обещал Ирме бросить эту дурную привычку, не только из-за ребенка, который постоянно был рядом, но и для собственного здоровья. Бедная и святая Ирма, она догадывалась и знала о многих его деяниях и все равно прощала, а что оставалось делать, его натаскали, его использовали, а потом выбросили как ненужную вещь. Вот такая судьба у всех, кто служит где бы то ни было, будь вы хоть обычным человек, хоть – нет, рано или поздно вы оглянетесь на предполагаемое прикрытие и окажется что ваша задница открыта всем ветрам и в нее уже летят снаряды покруче пуль, такие как например бомбы в постель или телефон. За себя Айзек никогда не беспокоился, в какой-то момент он начала осознавать, что просто не боится смерти, но когда рядом были близкие люди, становилось по-настоящему страшно и следовало отдавать отчет себе в собственных поступках и решениях, всегда имевших те или иные последствия. Айзек коротко обернулся к вставшему позади него волку. - Какой умный песик, - не без сарказма отозвался он после слов Фенрира. Конечно, имел прекрасное представление, что это скорее человек чем волк, или все вместе сразу, переплетенное забавной прихотью природы и воли Божьей. – Только вот такие слова я уже слышал миллионы раз, не обязательно все повторять, что они, что вы, выбора то у меня нет, верно? – он многозначительно поднял брови, скорее задавая риторический вопрос, не требующий ответ. Затянувшись он на минуту опустил взгляд, затем поднял уже на вампира. - Вы религиозный человек? Я вот да, как это ни странно, а ведь верно говорится – за все грехи воздастся сто крат, - губы расплылись в легкой полу улыбки. – Если я начну сопротивляться, то рано или поздно вы убьете меня, а этого я сейчас себе позволить не могу, умереть и оставить их одних. Я поеду с вами, но с одним условием и оговоркой, - недокуренная сигарета была выброшена в сторону. – Я помогу вам найти остальных, именно там где они будут, а не там где они были, ведь, - Айзек сделал паузу, - Уэст предупредил вас о том, что я более сговорчивый. Так вот, моя сговорчевость заключалась в общении и изучении своих, так сказать, друзей по несчастью, поскольку у меня большой опыт службы в разведке это не составляло труда. Без меня вы будете мотаться по городу и находить лишь следы их, а дальше – вне юрисдикции штата вам придется действовать как вольным наемникам, то есть незаконно. Он вам этого не пояснил? Не рассказал, что Аркам имеет свои полномочия в качестве исправительного учреждения только на определенной территории. Хм, что ж, я думаю, тогда я сказал лишнее, но не в вашем случае. Он обернулся к Фенриру. - И волчий нюх вам не поможет, вы даже не знаете с кем имеете дело, а все вещи принадлежавшие пациентам стерильны, это метод клиники подавить личность пациента, - Казати сделал шаг в сторону. – Так что, хорошо, я сдаюсь на вашу волю и готов сотрудничать, но с одним условием, которое мне было обещано до побега – особые привилегии. Какие? Об этом я буду говорить с Уэстом или вашим начальством непосредственно. Из-за поворота выехала машина. Кто-то наверняка ждал, как минимум, автомобиль санитаров, именно таким, каким его рисуют в фильмах – белый, видный, с опознавательными знаками и мигалками. Однако, вопреки всем рассуждениям, машина была черной, больше похожей на катафалк, да и люди были одеты более цивилизованно. Не знай охотники откуда эта маленькая делегация из двух человек, можно было подумать, что теория заговора имеет под собой хоть какое основание и правительственных агентов рассредоточенных на каждом квадратном метре города. Казати не говорил не слова, только смотрел на Долохова, который судя по всему был если не главным, то точно лидером этой небольшой группировки, по сути, выполнявшей работу именно наемников. Сам то Уэст свои белые ручки вряд ли стал бы марать в крови, хотя…

Dragon Keeper: Кожу на носу немного щипало на том месте, где ее лизнул забавный медведь Фаза. Владек достал из внутреннего кармана пальто носовой платок и провел им по лицу, усмехнулся, конечно, он пахнет пылью… Тишиной склепов, старыми фолиантами на дальних полках библиотек, пожелтевшими страницами и высохшими листьями гербариев.. Это запах времени, веков.. Внешность обманчива, да, на вид - он почти мальчик, да, облик слишком юный, не отмеченный еще сетью морщин... Но ведь не его вина в том, что болезнь когда-то скрутила его именно в этом возрасте. И именно в этом возрасте он умер, поэтому... Подошел Айзек. На первый взгляд самый обычный, заговорил спокойно, здраво, и вполне адекватно. Не чувствовалось в нем ни безумия, ни нервной дрожи вызванной больным разумом. Но почему же тогда он оказался взаперти у доктора Уэста? Это Владу было не совсем понятно. Если террорист, если в прошлом агент «Моссада», то им должны были заниматься совсем другие структуры... Почему психиатрическая лечебница? Или здесь дело совсем в другом? А именно — в способностях этого Казати? Доктор, любитель неординарных украшений на запонках решил немного поэкспериментировать с фатализмом? Узнать, как работает х-ген Айзека? Насколько эффективен он и работоспособен? С доктором определенно следовало встретится после. Долохову захотелось этой встречи еще там, в кабинете, но тогда он списал это лишь на свой спинной мозг – в том смысле, что та его часть, что навсегда осталась Инквизитором отметила для себя ряд фактов, признаков, клинические проявления если хотите.…Отметила будто между делом, но, выводы сделала, и мысленное обвинение доктору Уэсту уже зачитала. А тут оказывается еще и возможные опыты над мутантами, ну-ну… - Я - религиозен в своем, я бы сказал, несколько своеобразном смысле и направленности, ибо моя собственная специфика одаренности накладывает свой отпечаток, несомненно. Но мне кажется, я могу понять, о чем вы говорите, мистер Казати, да. И лично я абсолютно не против того, что вы вдруг решили нам помочь, Айзек. Как ни крути, а лучше искать беглых психов, о, простите, ваших друзей по несчастью, конечно, - Владислав изобразил пародию на жест искреннего извинения. …Скажите, пожалуйста, этот Казати решил оказать нам одолжение, пфф-ф. Вампиру, зооморфу размером почти с машину и медвежонку, который владеет кодами запуска баллистических ракет. Ха! Я бы даже засмеялся если бы ситуация была не столь нелепа, а так… - я думаю это правильное решение с вашей стороны, Айзек. Лучше быть живым и работать, и за примерное поведение, в качестве бонуса, так сказать, от меня лично, получать встречи с семьей, чем гнить где-то в камере на Богом забытом острове. Поэтому – да. Я согласен на ваше предложение. Вместо того чтобы взять вас за шиворот и как сбежавшего котенка водворить на место под крылышко у докторишки-некроманта, я готов дать вам шанс отработать свою свободу и тихие уютные вечера в кругу семьи. Едемте. Кого вы предлагаете первым в нашем списке поиска потерянных друзей? Он блефовал. Влад совсем не был уверен, что они вот так быстро возьмут этого Казати. Если тот выжил после стольких жизненных перипетий как то служба в разведке в государстве, которое периодически находится в состоянии войны или близком к этому. После еще эта лечебница, где неизвестно какие опыты над ним проводили,… и не стоит же сбрасывать со счетов пресловутый фатализм. Но Владу уж очень не хотелось бегать за этим экстремистом по всему Городу. Как и неизвестно, сколько искать его сокамерников. …Поэтому берем этого разведчика и обещаем ему златые горы, а там будет видно.… Но отдавать доктору его определенно не хочется. Но и знать об этом Айзеку совершенно не обязательно… Владислав кивнул подоспевшему подкреплению из Аркхема, и мысленно отметил по себя оперативную и весьма плодотворную работу медвежонка Фазы, за которую ему обязательно следовало где-нибудь найти и подарить пару горстей вожделенных шурупиков, а так же упомянуть в будущем докладе. Отметить его и Вульфа. Зооморф прекрасно понял план Влада, и вампир был уверен, что если бы Казати не проявил осмотрительность, и неприятности все же случились бы, Фенрис как никто был бы на высоте.

Fenrir: - Не стоит считать, что я всего лишь ищейка, мистер Казати. И не стоит думать, что я случайность. Странное переплетение человека и животного. Я много раз слышал такой тон от других и прекрасно знаю, что все думают в этот момент. Поверьте. Я живу долго и могу уверенно об это говорить. Что касается запах. Может они и стерильны, но люди ограничивают себя, считая, что всё стерильное не имеет запаха. Ошибка. Впрочем, вы правы. Бегать по их следам не самый лучший вариант. Поэтому я рад, что вы сделали правильный выбор и решили нам помочь. - сказал я, немного возмущённый этой странной попыткой показать меня ненужной частью общего механизма. - А он надменен, или глуп, или просто хочет показать свою важность, чтобы его не скрутили или не дай бог убили, - подумал я, - тогда это всё объясняет. - Владислав, как мы его... Договаривать я не стал. Чёрная машина выехала из-за угла и остановилась недалеко от нас. Из неё вышли двое и посмотрели на нашу группу. Мистер Казати ещё раз поглядел на Долохова и прошёл мимо него к машине. - Религия... пфф... всего лишь отвлечение от реальности, попытка найти символ надежды, который спасёт тебя в этом мире. В итоге ты умираешь за веру, но смысла в этом нет. Мне вспоминаются времена инквизиции. Столько сожженных ни за что женщин, которых почему-то считали ведьмами. Да среди них и ведьм то не было. Сбежали все вовремя. Столько колесованных, четвертованных, везде бушует болезни и голод, чума. Страшное время. И всё это было ради глупой веры. - негромко сказал я, глядя в след, Казати. - Прошу простить меня. Кажется, я отвлёкся со своими рассуждениями. Куда нужно дальше? Предстояло ещё много работы, и это было только самым началом.

Game Master: Внутренняя атмосфера? О ней вы можете ему не рассказывать. Когда ты работаешь в разных командах, но каждая становиться частью тебя, семье, друзьями, братьями по оружию, ты прекрасно улавливаешь настроение тех, с кем работаешь. Не надо быть эмпатом или экстрасенсом, чтобы увидеть, когда человек доволен, когда нет, а когда просто лукавит и хочет скрыть свои мысли. Мы стараемся контролировать себя, сдерживать, превратиться в клириков Нового времени, без чувств, без эмоций, надеть маску равнодуший и пытать собеседника медленно и методично, чтобы он метался и мысли путались – что на уме у этого парня напротив? Айзек посмотрел на Фенрира. - Мне вы можете не рассказывать, мой народ всегда преследовали за иную веру, порой так и хотелось сказать, какая разница, все равно мы с вами грешники по-своему, все, и давно убили собственных кумиров, - Казати остановился, коротко посмотрел на стоящих чуть поодаль сотрудников Асайлума. Да, именно так это произошло и тогда. Ты спокойно лежишь в постели не в силах заснуть из-за кошмаров, которые являются тебе в образе не бывших жертв, но тех, кто пострадал абсолютно случайно или мог бы пострадать, с масками твоих друзей, с ножами твоих врагов, с лживыми обещаниями твоего правительства, что все будет хорошо, что тебя будут чтить как героя, поскольку вы достаточно терпели от остальных, настала очередь платить по счетам всем. Но кто они все? Простые люди, даже не подозревающие о происходящем у них за спиной или совсем рядом, не желающие этого видеть. Так какое право он имел им все это показывать, мстить и убивать. Часто задаваясь этим вопросом, Казати всегда находил ответ. Всегда. Кроме сегодняшнего дня. Казати открыл дверцу машины и замер, увидев Фазу. Это замешательство длилось не больше десяти секунд. Про себя же массадовец отметил – за это время могло многое произойти, его могли скрутить, вкатить несколько кубиков успокоительного и отправить «долечиваться» на проклятый остров. И говоря об острове, следовало в конце всего этого поговорить с этим…имя парня он так и не узнал. - Едем, у нас мало времени и они могли уже завершить все, что хотели, - собравшись Айзек разместился на заднем сидении. Вечно серьезный, вечно хмурый, смотрящий на мир с некоей тоской. Он, неожиданно, усмехнулся. – Если Израиль узнал, что я выдаю своих же, меня бы повесили, хотя, - он на минуту задумался, - вряд ли, они считаются гоями уже. Езжайте в сторону центрального парка, там обычно размещается приезжий цирк, в самом центре. Там мы поймаем сразу троих, - он быстро выудил из-за пазухи сигарету. – Или они нас, - прокрутил в пальцах, затем прикурил от зажигалки. Внутри все передернулось от воспоминаний о том, кого они найдут там. Если сестры Дрейфус были опасны, но хотя бы красивы, любо дорого смотреть, а вот прикасаться не рекомендуется, ибо эти розы имели отравленные шипы и были неразлучны, как если бы являлись сиамскими близнецами; то их дружок, который вечно следовал за сестрами, очарованный и преданный, этот насекомыш, Ренфилд, как прозвал его весь персонал, а затем подхватили пациенты, ничего кроме омерзения не пробуждал. Уже лишь отдаленно похожий на человека, от одной мысли о нем хотелось открыть окно и громко сблевать на тротуар. - Надеюсь вы прихватили с собой дихлофоз, - затянувшись сигаретой, заметил Айзек. [Далее – Центральный парк]

Game Master: Особняк в "Bay Ridge" в Бруклине Этот особняк принадлежит бруклинскому предпринимателю в сфере недвижимости, и по уровню удобств соответствует запросам настоящих магнатов бизнеса. Дом комфортно вмещает 12 человек, но до сих пор в нем жили только трое. Большая часть дома в нетронутом состоянии после реконструкции и ремонта. Дом площадью около 460 кв.м. рассчитан на две семьи и построен с размахом. В доме 20 комнат, 5 спален и 6,5 ванных комнат. Две спальни с собственными ванными могут сдаваться в аренду, они оборудованы отдельными входами. Дом разделен на две большие части и две отдельные арендные квартиры. В основной части расположены кухня, гостиная, спальни, кабинеты и ванные, а во второй части - гостиная, спальня и ванная. Кабинет оснащен шестью плоскими телевизионными панелями, уборной и отдельным конференц-залом. В качестве дополнительных удобств в доме есть игровая комната (с бильярдом, теннисным столом, аэрохоккеем, телевизионными панелями), домашний кинотеатр, оборудованный удобными креслами и звуковым оборудованием Hi-Definition, во дворе - бассейн с подогревом (со встроенным телевизором) и кухня, оснащенная гриллем и всем необходимым оборудованием для приготовления полноценного обеда. В игровой комнате есть потайная дверь, ведущая в гостевой домик, который также используется для хранения винотеки. Также в доме есть прачечная комната. В доме была проделана капитальная реконструкция, которая сохранила целостность стиля классического бруклинского особняка и добавила множество современных деталей и оборудования high-tech. Архитектурный стиль близок к старо-итальянскому, но интерьер начинен воистину авангардными находками. Обратите внимание на уникальную лестницу, ведущую из гостиной в кабинет на втором этаже. Владение находится на 78 ой улице между бульваром Ridge и 3ей авеню, в двух кварталах от остановки поезда R на 77ой улице в районе "Bay Ridge". С улицы к участку есть въезд, который может вместить пять припаркованных автомобилей. В гараже покоится: Marsha

Irex: /Музей/ После всего что ему уже удалось пережить, угнать машину из какого-то гаража теперь казалось Джону сущей безделицей. Да они с этого начинали! Ну да в гараже института, как говориться и стены помогали, и попадись они тогда, самое страшное что им грозило бы - это недельное надраивание стальных боков Х-джета. Сейчас все обстояло бы куда серьезней, но после того как его уже несколько раз чуть не убили, а один — действительно подстрелили, благо что несерьезно, забрать «девочку» просто из гаража, казалось Джону совершенно несложным заданием. Глубоко надвинув на голову бейсболку, слева на виске еще зудел, заживая, свежий шрам, оставленный шальной пулей прославленного Ника Фьюри, небрежно помахивая длинным полосатым хвостом, Джон спустился в метро и проворно вскочил в последний вагон уже отправляющегося поезда. Устроился на пустой скамейке. По причине раннего утра людей еще было мало и потому, никто не мешал ему и не донимал расспросами. Куда-то в центр ехали не выспавшиеся медсестры и метрдотели, зевая и прихлебывая горячий кофе из бумажных стаканчиков, хмурились клерки и гувернантки. Рабочие в строительных комбинезонах негромко перестукивались чемоданчиками с обедами, прихваченными из дома. А стайка подгулявшей молодежи наоборот только возвращалась домой с какой-то вечеринки.. На фоне всей этой разномастной толпы Ирекс выглядел ничуть не примечательней и потому, он разрешил себе немного расслабиться и просто отдохнуть, глядя как мелькает за грязным окном просыпающийся город. Плана у Джона никакого не было. Он намеревался просто дождаться когда хозяева разъедутся по своим делам, после чего аккуратно забраться в гараж и выехать оттуда уже на красавице Марше. У него не было четких планов ни на одно из уже произведенных похищений, так отчего же сейчас он должен изменить уже устоявшейся привычке? Мальчишка- тигр печально усмехнулся своему отражению в окне электропоезда и решительно надвинул на глаза козырек — путь предстоял неблизкий и он не собирался просто так разбрасываться теми крохами сна, которые еще можно было вырвать у судьбы перед ее следующим крутым поворотом. Большой красивый дом стоял на углу 78-ой улицы и являл собой элитное жилье для тех, кто может позволить себе иметь такие эксклюзивные машины как та, за которой и явился невысокий худощавый подросток в измятом, но явно дорогом костюме и истрепанной бейсболке, неизвестно как оказавшейся на его светловолосой голове. Присев в тени нескольких мусорных бачков в одном из переулков, Джон терпеливо дождался пока хозяева один за другим, дежурно поцеловавшись на крыльце, не разъедутся в разные стороны. После, приезжая нянька повезла куда-то девочку лет десяти. Рюкзак с книгами, скрипичный футляр и обруч для занятий художественной гимнастикой — вся эта амуниция в руках у одного ребенка, наталкивала Джонни на вполне логичное умозаключение, что нянька и ее подопечная вернуться домой еще очень нескоро. Лопатками оттолкнувшись от холодного и грязного мусорного бака, Ирекс пружинисто поднялся и не оглядываясь, быстро, но не бегом, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания, пересек неширокую улицу и скрылся позади интересующего его здания. На гараже оказалась та же автоматическая система, что и в институте и Джон посчитал это хорошим знаком. Оглянувшись по сторонам, нет ли кого поблизости, он глубоко вздохнул и сотворил на своей ладони небольшой мерцающий шарик силового поля. Еще раз оглянулся, прицелился и запустил им в электронный щиток на стене. Хлопок взрыва показался ему оглушающим, в соседнем дворе залаяла потревоженная собака, где-то немногим дальше вскрикнул женский голос.. Испуганный мальчишка почти бегом устремился к воротам. Присел, возле них, напрягся, вцепившись в металлическую кромку и, кряхтя, потянул вверх. На какой-то момент он был уверен что ничего не получится, что придется ехать обратно через весь город, чтобы взять в мастерской необходимый инструмент, вновь возвращаться назад и это при условии что жильцы к тому времени еще не вернуться... Иными словами — это будет полный провал операции. Нехотя и будто раздумывая, помогать ему или нет, но гофрированная кулиса гаража медленно сдвинулась с места. Джонни не стал поднимать ее всю, как только над бетонным полом получилась достаточная щель, он ужом извернулся и как можно быстрее юркнул внутрь. Сильным ударом захлопнул дверь обратно, поставил ее на место - не хватало еще привлечь внимание какого-то случайного патруля. Машина была внутри. Она тускло поблескивала алым боком под флюоресцентным светом потолочных светильников и, казалось с опаской коситься на Джона своими красиво очерченными глазами-фарами. Ирекс утешающе похлопал ее по капоту и вдруг, сам не зная зачем, двинулся к двери что соединяла гараж с домом. Зачем он решил зайти туда? Сейчас он даже себе не был готов ответить на этот вопрос. Может просто сыграло любопытство, которым в изобилии наделены все кошки, может он, сирота долго не имеющий собственного угла, захотел, наконец, узнать как это жить в собственном доме. А может, он просто был голоден и решил заглянуть на кухню в поисках стаканы воды и корочки хлеба? Так или иначе, но забыв обо всем на свете, о Гамбите, дожидающегося его с задания, о Гидеоне, который грозился еще обязательно расправиться с ним. Даже о Фьюри, обещавшего упечь его в тюрьму на ближайшие лет двести... Стянув с плеч грязный пиджак и бросив его у подножья витой спирали лестницы, Джонни не спеша начал подниматься наверх. Он заглянул в розовую, всю в бабочках и цветочках детскую комнату девочки. С недоумением оглядел ее коллекцию крылатых лошадей, ведь он даже не представлял что подобные существуют! Потом прокрался в одну из спален и с совершенно детской счастливой улыбкой, раскинувшись, упал на огромную кровать. Повалялся на ней, блаженно потягиваясь уставшей кошкой. Зашел в прилегающую к комнате ванную и долго и с наслаждением умывался там, при этом безжалостно намочив рубашку.. Эта не комфортная сырость натолкнула его на мысль о гардеробной, где долго и с восхищением перетрогав целую кипу одежды, Джонни не остановил свой выбор на легкой тенниске бледно-голубого цвета. Она оказалась ему велика, но, по край мере, она была сухой и чистой, на что Джон и сделал ставку . После спустился на кухню и надолго потерялся в просторах двустворчатого холодильника. Ломтики колбасы и сыра, несколько сосисок из упаковки, пара бутербродов с арахисовым маслом и джемом. Молоко, которое забыв обо всех приличиях, он пил прямо из пачки... Аппетитно хрустя, найденным там же яблоком, Джон сытый и вполне довольный собой, решил, наконец, пройти в гостиную где, удобно устроившись с ногами на дорогом даже на вид диване, посмотреть немного телевизор, огромная панель которого заняла собой полстены. И только он уютно устроился на серой, холщовой поверхности дивана, только он включил свой любимый канал Animal Planet, только глотнул холодной коки из банки… хлопнула входная дверь. Из прихожей послышались голоса. Мужской и женский, они о чем-то спорили и определенно приближались к гостиной. Ирекса будто ветром сдуло с дивана. Едва успев выключить телевизор, он вскочил на ноги и, подхватив начатую банку с напитком, и перепрыгивая сразу через две ступеньки, бросился по лестнице на второй этаж. Там остановился в небольшом коридорчике, что вел в сторону детской. Замер возле лестницы и осторожно, едва-едва, чтобы не спугнуть робкую птицу удачи, выглянул из-за угла. Вытянув шею, посмотрел вниз. Мужчина, хозяин этого дома, который не далее как час назад уехал, теперь вернулся вновь, но на этот раз с ним была не жена. Красивая блондинка, приехавшая вместе с ним, о чем-то громко кричала, на что мужчина отнекивался и пытался ее успокоить. Джон несмело выдохнул, этим двоим определенно не до него, а значит, он может попробовать выбраться наружу через окно детской. Он повернулся чтобы уйти, все эти выкрики : «Ты мне обещал! Я ни какая-то там шлюха, которая бежит к тебе по первому же зову! Но, Элен, послушай, я не могу оставить сейчас семью, мы просто должны немного потерпеть и тогда…» - были Ирексу совершенно не интересны. Он уже подошел к детской и, аккуратно обхватив дверную ручку подолом рубашки, чтобы не оставлять лишний раз своих пальцев, когда услышал крик. Кричала Элен, что-то о том, что она хочет, чтобы ее оставили в покое, что-то о грязных фриках, лживых обещаниях и уродствах… Джон повернул ручку и аккуратно открыл дверь. И в тот же миг раздался резкий, пронзительный вопль, наполненный утробной болью и ужасом. Звон разбитого стекла и сразу, следом, глухой удар, будто упало что-то тяжелое. Последовавшая за этим тишина, казалось оглушила Ирекса, и, будто зачарованный, он вдруг оставил дверь и шагнул обратно в коридор. Прокрался на лестницу и вновь выглянул в гостиную. Но видимо ссорящаяся пара перешла куда-то в сторону, потому что Джон никого не увидел. Тогда, медленно, словно на ватных ногах, он сделал несколько шагов вперед. Остановился на верхней площадке у самых ступеней и расширенными от удивления глазами уставился вниз. Там, среди сонма осколков, на полу лежала красавица Элен. Ее светлые волосы разметались по полу, а глаза невидяще закатились куда-то под лоб. Одна нога у нее была неестественно подломлена, светло-коричневая юбка задралась, обнажая белые бедра, а в руке она сжимала какой-то клочок ткани, который впрочем, легко объяснялся, стоило лишь взглянуть на склонившегося над ней мужчину. Рубашка на его груди была разорвана, а карман и вовсе отсутствовал. Но это не волновало его, в позе усердного прихожанина, упав на колени, он пытался нащупать пульс на шее женщины. В другой руке он все еще неистово сжимал окровавленный нож, который наверняка подобрал с дивана, где немногим ранее его оставил сам Джон, нарезая себе апельсин. На светлом диване желтые капли сока теперь гармонично дополняли яркие брызги крови... С громким звоном металла о стекло, нож упал на пол. Громко, утробно вскрикнул мужчина и кулем осел рядом с Элен, на плоском животе которой стремительно распускался алый цветок. Он вцепился себе в волосы. Что-то запричитал, заскулил потерянно. Закачался из стороны в сторону, невидяще уставившись в одну точку… Чтобы не издать ни звука, Ирекс прикусил себе язык и сделал осторожный шаг назад. Лестница отозвалась еле слышно, кожаные туфли скрипнули едва ощутимо. Воздух из мальчишечьих легких вырвался не уловимым облачком, но... Мужчина внизу, мужчина уже пребывающий в панике, в ужасе, мужчина, уже почти впавший в транс от произошедшего... он моментально вскинул голову и его полубезумные глаза стали шальными еще больше – он увидел мальчишку на лестнице. Джон замер, не смея пошевелиться. Вокруг него, негромко потрескивая, стала вырастать аэрометическая стена. Они зашевелились, сдвинулись с места одновременно. Джон медленно стал отступать обратно в направлении детской, а мужчина вдруг просто встал на колени, выпрямился, и еще раз взглянув на мальчишку перед собой, и видимо приняв для себя какое-то решение — закричал. Не очень громко и на одной протяжной низкой ноте. Джонни озадаченно вскинул светлую бровь и в этот момент звуковая волна настигла его. Защищенный силовым полем он почти не ощутил удара, но подхватив его, звук сбил его с ног и крепко припечатал о стену. Когда же Ирекс поднялся, крайне удивленный и озадаченный, звук оказалось увеличил свою частоту. По всему дому мелко зазвенело, лопаясь стекло, а звериный слух мальчишки-тигра отозвался пронзительной болью. Ирекс громко взвыл, замяукал, и, отступая назад, заткнул ладонями уши. Замотал головой, когда почувствовал что из носа потекла горячая кровь. Закричал, когда с трудом переставляя ноги, бросился к двери детской. Звук ввинчивался в его тело обжигающими электрическими иглами и рвал его, кусал, разрывал тонкую кожу. Как выпал он в лопнувшее уже окно, как неудачно, съедаемый болью, приземлился, упал на землю. Как хромая и припадая на горевшую огнем коленку, похромал к гаражу... все это помнил он как сквозь какой-то сверкающий туман боли, а звук, между тем, все нарастал. Теперь уже дрожал весь дом. Гараж, к счастью, находился чуть в стороне и это дало Ирексу краткую передышку. Он кулем ввалился в незапертую машину и, тихо скуля и пачкая обивку собственной кровью, принялся искать ключи. Над его головой с глухим «бэнг!» лопнули лампы. Джон взвизгнул совсем по-детски и с удвоенным старанием зашарил по бардачку. Завибрировали стены. Из ушей Джона хлынула кровь. Но взломанные этим же звуком, поползли вверх, дрожа, гаражные ворота. Внутрь хлынуло яркое солнце и Джон, плача от боли и страха, наконец, заметил, что ключи банально торчат в зажигании. На дорогу машина выскочила словно пробка из закупоренной бутылки. В зеркало заднего вида Джон увидел, как складываясь карточным домиком, за его спиной рушится дом...

Synthetic: -Начало игры- Перелет не обошелся без приключений. Какой-то женщине стало плохо и самолет простоял в каком-то задрипанном аэропорту, в котором не было даже приличного кафе. Так что в Нью-Йорк Синтия прилетела уже затемно. Ее увлеченная наукой натура не переносила семейных разборок, так что пришлось в срочном порядке ретироваться из родового замка. Зато представился случай посетить научную выставку Энтони Старка. В силу позднего часа наплыв людей был небольшой и с такси проблем не возникло. Хоть девушка и потратила время во время вынужденной остановки с пользой, через спутник работая с оставшейся дома аппаратурой, отслеживая процессы синтеза, оставленные практически на самотек, но перелет все же ее изрядно вымотал. Немного побаливала затекшая спина, а ноги просили пробежки. Поэтому таксист, молодой и, в общем-то, симпатичный парень со светлым открытым лицом, поинтересовавшийся на счет ее необычного акцента, получил не заслуженный холодный взгляд и поднявшееся темное стекло, отделяющее пассажира от водителя. Нью-Йорк не вызывал у нее никакого душевного подъема. Шумно, грязно, пахнет гамбургерами и неизбывными бомжами, толкавшие перед собой свои тележки с мусором даже по оживленным авеню центральной части города. Мерзко и неприятно. Зато здесь на тебя всем плевать, что было немаловажным пунктом в ее списке городских достоинств. Фон Дум остановилась в одном из респектабельных отелей. «Плаза» встретил ее дежурными улыбками милых до зубного скрежета девушек за столом информации. Предъявив паспорт на ложное имя, Синт сняла пентхаус на три дня, строго-настрого приказав себя не беспокоить. Сейчас она была Синтией Штреберг, дочерью владельца крупного лесного хозяйства в Австрии с домом отдыха, приносящего достаточно денег, чтобы дочурка не утруждала себя подсчетом потраченных сумм, но бывшего недостаточно любопытной личностью, чтобы вызывать излишний интерес журналистов. К слову, владения в Австрии у них и в самом деле были, ребенком Синт там нередко проводила летние погожие деньки, учась горным лыжам. Отказавшись от помощи консьержа, она подхватила свою сумку, единственный багаж, привезенный из Латверии, и поднялась в номер. Первым делом, сбросив короткую кожаную курточку (в Латверии было прохладно), при помощи пульта затемнила стекла на окнах. Легла на покрытый мягким ковром пол, запуская пальцы в длинный ворс и чуть ли не зарываясь в него носом. Натуральный, тонкорунный. Шикарно, но Синтетик осталась недовольна. Натуральная шерсть – статика запредельная, а у нее чувствительная техника. Девушка предпочитала ковровые покрытия из натурального растительного волокна или пробки. Достала из сумки ноут, пристроив его на журнальном столике и подключив к общей сети через шифратор, не дающий отследить сигнал. Запустила процесс поиска сообщений с высокой степенью защиты по определенным сетям – порой всплывали довольно интересные дела. К ее основной деятельности подобные занятия нисколько не относились, но хоть как-то разнообразили жизнь. Включила негромко «Форель» Шуберта и вытянулась прямо на ковре, сложив руки на животе и прикрыв глаза. Хорошо бы Кристоф отзвонил, когда ситуация в замке стабилизируется, отец-то этим не озаботиться. Не из-за скверности характера и нелюбви к дочери, просто его разум пролегал в несколько иной плоскости, обижаться на это было столь же глупо и нецелесообразно, как хлынувший посреди пикника дождь. Просто так он устроен и с этим ничего не поделаешь. - Защищенная линия, диапазон К. Попытаться отследить? Механический, искусственно синтезированный голос искина ввинтился в звучный и чистый голос оперного певца, внося резкий диссонанс. Это как… ты загораешь на палубе яхты, слушая крики чаек и скрипичную игру из кают-компании, а какой-то мальчишка из баловства водит мокрым пальцем по резиновому спасательному кругу. - Нет. «Раскрой свой обман. Эту рыбку не обмануть». Ни к чему мутить воду раньше времени, рискуя вспугнуть такую красивую и жирную радужную форель. Синтия села, по-йоговски скрестив ноги. - Воспроизведи. - Сообщение: текстовое. Время отправки… Она знала, что сейчас искин стал популярен. Слышала, что ученые стараются как можно больше приблизить его к подвижности человеческого разума. Пример тому – Джарвис Старка, в своем роде уникальный ИИ. Она могла бы написать что-то подобное, потратив энное количество времени, но не считала нужным. Разум есть способность совершать ошибки, делая выводы - это то, что отделяет человека от животного. Искин же на ошибки не способен, следуя строго запрограммированной системе действий, системе пусть и сложной, разветвленной, но все же помещенной в определенные рамки. Он способен лишь повторять ошибки создателя. Девушка задумалась. Раз искин все равно не станет равным разуму человеческому, то ее желание подавить в нем человеческие черты – ревность к своему уму? Самообман? Над этим стоило поразмыслить. Но позже. - Попытка проникновения. Частичный перехват пакетов. Отрезать пользователя IP 146.226.2... - Нет. Оставь. Губы дрогнули в легкой улыбке. Вырисовывалось интересное дело – массовый угон с ограблением. Синт не питала отвращения к Уголовному Кодексу и закону, но и почтения или страха не испытывала. Как минимум три дня вдали от своей лаборатории, от своих железных деток! Одна только мысль вызывала острый приступ скуки, а скука есть смерть. Тонкие пальцы со следами не отмывшегося машинного масла, легко пробежались по клавиатуре… Фон Дум стояла возле оживленного перекрестка, скользя по толпе внимательным взглядом и пытаясь вычленить безумца, собирающего команду угонщиков и собирающегося потрясти за мошну один из самых надежных банков. Она пристально вглядывалась в лица и фигуры прохожих, отслеживая их мимику, манеру движений, сопоставляя с составленным по манере сообщения психологическим портретом своего «работодателя». Хотя многое ли определишь по абзацу делового текста? Тем более человек с такой профессией должен быть хорошим актером, так что своей неудаче на этом поприще Синтия не расстраивалась. Она приехала раньше запланированного времени, выйдя из такси за два квартала от нужной улицы, и теперь покорно ждала, скрестив руки и облокотившись на стеклянную витрину какого-то бутика.

Gambit: /Неизвестно/ Молодой вор по имени Клод ЛеБо не успел выйти из машины, как обнаружил, что дверь ангара-гаража уже начала закрываться, а внутри на стоянке отсутствовал искомый объект. Молодой парень только схватился руками за голову, а потом стал пристально разглядывать проезжую дорогу. Семь утра на улице, не так много машин должно быть в Нью-Йорке. Ему пришлось подняться на крышу ближайшего здания, чтобы получше рассмотреть территорию вокруг. Его взгляд тут же упал на одну из главных дорог по которой двигался "объект" числящийся в списке, как "Denise". Клод надел блютусный наушник на ухо и тут же связался с ближайшим постом, где "Дениз" мог перехватить кто-нибудь из их команды. Второй вор по имени Эмиль Лапен мчался по Бруклинскому мосту, но не смог проехать до конца из-за полиции, что перекрыла движение и стала проверять всех водителей, пытаясь выявить молодых угонщиков, которых разыскивал весь город. - Проклятье, мост перекрыли! - Эмиль взглянул и увидел, как на большой скорости проноситься вдалеке массивного и чёрного цвета, словно сам Дьявол та самая величавая "Дениз". - Ребята, а вы в курсе, что наша девушка не одна?! - кодовое слово было понятно и тут же все напряглись. - Я ей займусь! Действуйте дальше по инструкции, мы не можем останавливаться! - ответил Гамбит по наушнику и вдавив педаль на газ ринулся на всей скорости в район Бруклина. Он планировал потратить больше времени на вербовку, но как видно у Господа были свои планы на молодых смельчаков, а Гидеон ждать не станет. С тем же успехом молодой вор мог сыграть в русскую рулетку надеясь, что весь баран каким-то образом пройдёт по кругу, а пуля так и не выстрелит. Жёлтый под цвет символизирующий безумие, мчалась на максимальнодопустимой скорости в районе жилой части Бруклина, спортивный автомобиль Гамбита Lexus LFA Nürburgring Edition. Перчатки без пальцев обхватывали сверху руль и изящно двигали его то вправо, то влево. Француз старался меньше рулить и больше следить за скоростью, поворотами и тем что твориться вокруг машины. Нью-Йорк только просыпался: все шли на работу, но уже в это самое время, кто-то не смыкая глаза всю ночь работал в поте лица каждое мгновение подвергая себя риску за то чтобы отстоять свои идеалы. Было ли это для Гамбита это игрой; пытался ли он что-то доказать себе, или другим; а может быть он хотел сорвать лишь куш и уйти; или же он пытался действительно спасти жизнь Кевина Форда и своих друзей; некоторые даже утверждали что действия "Врагов Общества" ломят обще принятую экономическую и юридическую систему в городе и что его действия это очередное террористическое покушение облачённое под мелкий угон машин, но разрушающий весь в город в целом. Одна ночь, сотня опасностей, пятьдесят машин, один банк, около трёхсот миллионов долларов в хранилище и всего одна жизнь, чтобы успеть. Француз плавно вписался в следующий поворот и навигатор тут же огласил, что он приближается к месту встречу. Изящно каучуковая подошва пятки уткнулась в педаль тормоза и машина стала тормозить с рёвом, чуть не врезаясь в бордюр, где начиналась уже пешеходная часть. Жёлтая дверь тут же открылась и оттуда показалось мужское лицо с обаятельной белозубой улыбкой. - Entre nous (между нами), - улыбнулся парень, начиная беседу с совершенным французским акцентом и при том смотря на девушку, которая судя по всему была поражена таким прибытием. Скорее всего она ожидала таинственной встречи и посылок через третьих и пятых лиц, а потом встречи на тёмном складе. - Позвольте представиться, меня зовут Гамбит, - француз тут же кивнул в сторону большого табло, где показывали лица разыскиваемых преступников, и его портрет как главы банды. Эффектнее это смотрелось бы на Таймс-Сквер, там экран уж был побольше и людей разгуливало достаточно, чтобы заметить нарастающую угрозу в городе. - Что ж, ты пришла, а значит уже заинтересована. Садись и я расскажу всё по дороге, мы опаздываем на свидание... Нет, я холост, и да, мы поедем не на "свидание", - с улыбкой сострил француз. Девушка ответила на приглашение француза, ведь он отсылал приглашения по всему криминальному каналу. Это как рассылка спама в почте: ты своим друзья, а они своим. Только за одним исключением: спама в криминальном мире не существует. Гамбит дождался пока девушка сядет, далее отключил сигнал оповещающий о том, чтобы они надели ремни, и одним движением нацепив тёмные очки на горящие красные глаза, вдавил педаль на газ, заставляя машину вновь набрать скорость. Вновь послышался рёв работающего двигателя и французу показалось, что его сердце бьётся в унисон работающему двигателю автомобиля. - На вид ты ещё ребёнок... - усмехнулся мужчина, а потом отрицательно покачал головой, будто не веря, что кроме Джона и Араны, он смог ещё втянуть одного подростка в свою безумную авантюру. Труднее всего переживать смерть таких, как эта девушка. Молодые умирают самые первые, потому что они отчаянно стремятся проявить героизм. Гамбит дожил до своих тридцати, потому что прятался когда нужно и действовал в своих интересах. Но у каждой медали есть своя тёмная сторона. Если она такая молодая и она откликнулась на его предложение, а криминальный мир открыл ей свои двери, значит она не просто ребёнок. В тихом омуте черти водятся. Каждый в команде "Врагов Общества" уникален и по своему, потому-то они так и называются. Гамбит знал эту незнакомку под одним из псевдонимов, но кто она на самом деле, он не мог даже догадываться, поэтому и вёл себя нахально и эгоистичнонаплевательски, пребывая в своей обычной манере. - Ты ответила на моё предложение с не большой задержкой и поэтому придётся схватывать всё налету... - Гамбит повернул голову к ней, но одним глазом следил за дорогой. - Наш объект в списке называется "Дениз", - француз протянул копию списка девушки. Каждая машина в списке носило женское имя. Это был самый лучший способ избежать прослушек полиции и говорить фразами, чтобы против тебя потом не смогли ничего предъявить в суде. Даже если ты попадёшься, всегда должен быть план отхода. Конечно всё предусмотреть никогда не получиться, но нужно быть готовым, чтобы предусмотреть ровно столько, сколько не сможет твой оппонент и потому ты всегда будешь на шаг впереди. Именно так руководствовался Гамбит. Brooklyn-Batterey Tunnel Гамбит тут же резко остановился на одной из улиц между домов и стал выжидать, не приглушая двигателя; теперь они были практически на окраине Бруклина и это было заметно, по количество опустевших земель без зданий и новостроек. - Здесь заканчивается одна часть Нью-Йорка... - спокойно сказал француз, словно выжидая чего-то. - А там... По другую сторону тоннеля, начинается Бэттери Парк на Манхеттоне. Если справишься с этим заданием, считай что ты в доле. Ну как, идёт? - усмехнулся француз смотря на девушку. Не успел мужчина протянуть партнёрше руку, как перед ним промчался с большим рёвом, словно поезд по рельсам, чёрный огромный грузовик позади которого тянулись две массивные серебристого цвета цистерны с топливом. Француз отчётливо заметил на цистернах пометку "огнеопасно". Грузовик двигался в сторону тоннеля и скорость его не спадала, учитывая, что он везёт столь большой и опасный груз. Судя по всему водитель использовал возможность проехать быстро и без пробок, но не учитывал риск, если он ему вдруг придётся притормозить, а тоннель носил в себе много опасностей, чем казалось на первый взгляд. Denise Француз тут же выехал на главную дорогу и вместе с девушкой заметил, как грузовик скрывается в начала тоннеля, где ещё горел пока свет. Для такой машины это было самое опасное место передвижение, но тоннель был также уязвимым местом, где они могли совершить угон при этом не отпуская педаль с газа. Гамбит посмотрел снова на свою собеседницу, а потом порылся в бардачке и нашёл не использованную сигарету. Открыв окно он закурил, а потом с усмешкой кинул ключи от своей машины в руки девушки. - То что ты видела и была "Дениз", - улыбка поплыла ещё шире. - Мне говорили, что ты смышлёная, у меня идей как таковых уже не осталось. Мы не знали, что она успеет выехать, да ещё с таким грузом. Теперь ты за рулём, это твоя проблема, cherie, - француз тут же обошёл машину и пересел на место девушки, уступая ей место водителя. - Ах да, красавица, - предостерёг девушку креол, стряхивая пепел с сигареты прямо на асфальт. - Ты только учти пожалуйста, что по другую сторону тоннеля уже копы. Мне пришлось усердно постараться, чтобы они отцепили весь Манхеттон. У нас будет шанс завладеть "Дениз" только лишь в тоннеле. Не хочу показаться занудным учителем, который даёт очевидные советы, но ты пожалуйста будь осторожна, а то сама понимаешь при малейшем не правильном движении, груз который ты уже видела, способен взорвать весь тоннель, а мне ещё пожить охота, - выкинув сигарету, улыбнулся француз и пристально посмотрел на неё сквозь чёрные окуляры очков. - Ну что, погнали, cherie?! - улыбнулся француз.

Stray: [Вокзал "Grand Central Terminal" 0.1] Пришла в себя Бродяга на крыше одного из домов. Внизу раскинулись тесные улочки. Из вентиляционной системы пахло чем-то упоительным - кажется, кто-то жарил свиной шашлык и картошку. Девушка сидела в позе лотоса, словно в каком-то странном оцепенении. По ушам била привычная городская суета, которую Фоксин воспринимала сейчас как привычный шумовой фон. Ей не хотелось напрягать слух, разбирать отдельные фразы, различать по звуку двигатели автомобилей. Нью-Йорк сиял, как ёлочная игрушка. Он жил. Светились окна у домов, мерцали неоном супермаркеты где-то вдали, сияли красными габаритами многоэтажки и ТЭЦ, молниями проносились зажжённые фары автомобилей. Бродяге было на удивление хорошо - сейчас, возвышаясь над этой светозвуковой какофонией, она чувствовала в груди какое-то странное умиротворение. Будто и не она не так давно бушевала, громя один из главных нервных узлов города. Будто и не она упивалась кровью и смертью. Скинув с плеча рюкзак, девушка решила изучить содержимое. Тут же напялила на себя подвернувшуюся под руки уютную флисовую толстовку - её уже начинало знобить. Найдя расчёску, Бродяга на какое-то время прервала поиски и принялась приводить волосы в порядок. Тщательно расчесавшись, она заплела себе косу, накинула на голову капюшон толстовки и снова зарылась в рюкзак. На свет появилась только что купленная пачка чипсов, разогретая пицца, бутылка колы, банка тушёнки (всё это Бродяга аккуратно складывала рядышком с собой, понимая, что всё это сейчас исчезнет в её бездонном желудке.) Завёрнутые в фольгу горячие бутерброды с толстенными кусками мяса и сыра, ещё горячие, стали приятным сюрпризом - когда она их-то успела купить? Наконец, руки наткнулись на холодный металл. Словно самое дорогое сокровище, Фоксин вытащила на свет серебряную блок-флейту. Аккуратно уложив её на тёплый шифер, девушка убрала всё имущество, кроме еды, обратно в рюкзак, спешно прикончила бутерброды, залив их солидной порцией колы, а потом, набрав в грудь побольше воздуха, нежно коснулась губами мундштука любимого инструмента. В темнеющее небо, эхом заблудившись между домов, понеслась красивая и печальная мелодия про чудесного парня, который, как и Фоксин, был Бродягой, которого все любили, который прекрасно танцевал с леди в гостиной и смеялся как принц.... А теперь стал ангелом, который собирался взлететь. Сразу прошу прощения за то, что влезла =) При желании меня можно не замечать =) Поиграете со мной - буду рада =)

Stray: Пара мелодий успели сменить одна другую, а все припасы уже были почти подъедены, когда в кармане зазвонил телефон. SMS. Недоверчиво хмурясь, Бродяга уставилась на мигающий дисплей. Хотя, чего уж тут сомневаться? её высокое руководство, не иначе. Как она и ожидала - ни слова об её стае, ни слова о работе, только пункт назначения и место, где можно забрать документы для пересечения границ и билеты на самолёт. Вздохнув, Фоксин убрала флейту в рюкзак, туда же запихала банку тушёнки и направилась к выходу с крыши. Тёмный подъезд, узкая лестница. Бродяга бежала вниз неслышно, как зверь. Не то, чтобы она торопилась - просто рефлексы брали верх, просто в наступающей ночи ей нравилось быть Зверем. Итак, следующий её пункт - Мюнхен. Обидно, но, кажется, придётся пойти на поводу у Фюрера и лететь самолётом, чего Фоксин, надо признаться, ужасно не хотелось. Но автостопом через море не проедешь, что правда, то правда. Когда девушка толкнула дверь, выходящую на улицу, Бруклин оглушил её, ударил по всем органам чувств. Свет, звук, запах - всё не так, когда ты возвышаешься на крыше. Опять куда-то ехать, кого-то убивать... Почему бы и нет? До означенного места Бродяга решила прогуляться пешком. Она тенью неслышно скользила в ночи, выбирая, преимущественно, самые тёмные переулки. Пару раз она сворачивала в магазинчики, в которых закупалась едой, зубной пастой, шапунями, и ещё чем-то таким, необходимым в путешествии. Зависнув в компьютерном клубе, ФОксин проверила состояние плейера - и купила то, о чём давно мечтала - огромные стерео-наушники. Теперь долгий перелёт не покажется ей скучным. -------> "Ядро" Мюнхен.Германия.

Gambit: Машина Гамбита мчалась с каждой секундой всё быстрее и быстрее, нагоняя скорость. Казалось вся надежда улетучилась, как только стрелка зашла за 60 км/ч, теперь впереди его ждали только беды и риск быть размазанным по асфальту тёмного туннеля. Француз сам уже не мог вспомнить, как он оказался на капоте жёлтой машины, одной рукой держась за то место в окне, откуда он вылез и переместился в зону для риска. Девушка вела ровно, но он он всячески соскальзывал и его сапоги так и скользили вперёд, вот-вот давая понять, что он может упасть и попадёт под колёса собственного автомобиля. - ЕЩЁ! - крикнул Реми, увидев в тёмном туннеле, двигающиеся очертания цистерн. Около десяти секунд и машина стала догонять массивную "Denise". Француз присел на корточки, теперь он готовился отпустить руку и это означало, что он в туже секунду проскользит по капоту и попадёт под машину. - Ещё! Ещё! Ещё! - слова выходили из-за рта француза и тут же улетучивались под действием сильного ветра на такой большой скорости. Соседние машины не уступающие по скорости им, где сидели тоже опытные водители, могли только удивлённо озираться, тому что какой-то ненормальный пытался проделать в туннеле. Однако чужое мнение никогда не останавливало креола, он второй рукой пытался дотянуться, но на кузове последней цистерны была голая гладкая поверхность, там не за что было ухватиться. Тогда Гамбит стал импровизировать прямо на ходу. Слишком много он поставил на карту, осталось совсем чуть-чуть, он не мог просто так сдаться. Электро и Ирекс рискуют своими жизнями, и их жертва не может быть напрасной. Он постарается всё исправить, пусть только сейчас этот прыжок будет не последним в его жизни, а станет счастливым билетом для их дела. Пусть госпожа Фортуна на этот раз обратит свой взор на обыкновенного вора из Нового Орлеана и узрев его подлинные намерения на это дело, сделает свой выбор. Француз чуть-чуть привстал, а потом перестал держаться за машину и его ноги тут же стали скользить вперёд. Глаза Реми засветились: он присел окончательно, его голые пальцы прошлись по крышке капота, в то время как его корпус несло к краю машины, где он видел горящие машины. Тут же всю машину покрыло алым свечением и крышку капота некой взрывной волной прямо оттолкнуло вверх, словно пробку из под шампанского. Гамбит на миг открыл глаза и увидел, что он стоит на оторванной части капота и буквально парит в воздухе. Француз поднял руки на уровне плеч, удерживая равновесие, а потом заметил перед собой последний прицеп-цистерну. Реми улыбнулся и тут же играючи спрыгнул на ходу и элегантно приземлился на прицеп. Подошва каучуковых сапог стала скользить, но ловкость и проворство присущее мутанту тут же скоординировали его движения и он застыл, словно акробат на канате. - Что ж, пойдёмте украдём грузовик! - улыбнулся француз и тут же довольно проворно перешёл с шага на бег, добежав до края первой цистерны с конца. Ловкое тело мужчины опустилось, ногами удерживаясь за край поверхности; и он таким образом опустился, зависнув вниз головой между двумя цистернами. Его голова прямо была над железным механизмом скрепляющий тросы одного кузова и другого. Гамбит занёс руки назад к поясу и извлёк два инструмента. Эти приборы на подобие кевларового шеста, из такого же материала, но специально разработаны для таких вот ситуаций. Француз вися вверх ногами стал взламывать замок на тросе, освобождая постепенно один кузов от другого, на его часах было не так много времени. Скоро грузовик выедет из туннеля, и тогда его прыжок никто не зачтёт за высшее проявление идеального ограбления и угона. - Первый принимайте! - обратился к блютус-наушнику креол, давая сигнал Клоду, чтобы тот подхватил цистерну. - Будет сделано! - послышалось в ответ. Француз перелез во время на второй прицеп и наблюдал, как первая из трёх частей кузова, одиноко двигается по дороге в туннеле, снижая постепенно скорость. Гамбит взглянул вперёд и увидел уже свет на той стороне. Свет в конце туннеля никогда не сулил позитивных мыслей. А сейчас он и вовсе не был выходом из ситуации. Теперь же опытный вор вновь бежал по кузову, проделывая такой же манёвр ограбления. При сбросе первого груза, машина стала двигаться быстрее, Гамбит это сразу почувствовал и потому теперь держаться навесу было труднее. Его тело штормило словно маятник. Одной рукой он опёрся на стену соседнего груза, чтобы застыть на месте, а другой рукой принялся работать инструментом. С одной рукой было гораздо тяжелее, это занимало много времени, а времени как известно у него был в обрез. Француз справился и с этим: механизм одобрительно раскрылся и тут же второй груз стал удаляться, но его стало заносить прямо в туннеле. Гамбит заметил это, поэтому схватился крепко и стал лезть снова наверх. Послышался удар столкновения с машиной, и в последний момент перед тем как залезть наверх, Реми почувствовал, что в единственно оставшийся кузов "Denise" ударилась машина, отброшенная при столкновении с заносившейся отдельной цистерной. От этого удара Реми перебросило через всю поверхность оставшейся цистерны, и он стал соскальзывать, понимая, что сейчас упадёт под чьи-нибудь колёса. Его тело крутануло в воздухе, он почувствовал, как делает полоборота и теперь летит в сторону от того места, где находился. Впереди него проезжала машина, француз упал прямо на её крышу и ухватился рукой, чтобы не пролететь ещё раз. Пару секунд, свет всё ближе, мысли быстро собираются в порядок и Гамбит вновь встаёт на ноги не обращая внимание на многочисленные шрамы и синяки на теле. Все его мысли теперь были о том, как забраться снова на крышу груза. Единственное что мог сделать француз, так это не останавливаться. И тогда Реми стал вновь бежать. Действительно француз прямо в туннеле стал бежать по крыше иномарки и спрыгнув с автомобиля, прыгнул на другой, который двигался гораздо быстрее. Приземлившись и ловко удерживая равновесие, он понял, что оказался ближе к грузовику и тогда он принялся вновь проделывать тоже самое, чтобы догнать грузовик. Гамбит прыгал с одной крыши на другую, сзади слышались сигнальные гудки, пару раз машины сталкивались, и слышался дребезг стёкл. Реми не мог ничего поделать, он не оборачивался, ноги его несли только вперёд, пока вовсе не отказали бы. Гамбит сделал последний рывок и его глаза сами того не поняли каким образом, но теперь он вновь после прыжка смог ухватиться за кузов. Реми подтянулся и залез наверх, мутант бежал вперёд замечая, как конец туннеля совсем уже близко. Его сердце забилось сильнее, казалось он слышал в ушах лишь ритм биения своего сердца и все остальные шумы заглохли на миг. Реми вытащил из пояса свой воровской комплект, с помощью которого он вскрывал замки, а потом перепрыгнув с цистерны на крышу самого грузовика: прямо находясь над пропастью прицепа кузова и машины, во время прыжка, метнул инструменты прямо в замок. Тело ударилось об крышу грузовика, а сзади послышался взрыв и петлю прицепа разорвало. Реми не смог в это время проконтролировать взрывную волну, поэтому она задела прицеп и подкосившаяся цистерна, стало заносить с такой скоростью, что она принялась раскачиваться во время заноса и упала боком, сбивая машину на встречной полосе. Пять секунд, всего-то каких-то пять секунд и взрыв оглушительной силой пронёсся по туннеля. Цистерна взорвалась. В алых глазах француза было отражение огромных клубов огня, который пожирал одну машину за другой. Он наблюдал, как в туннеле создавались паника а хаос. Это была словно какая-то скотобойня. Машины врезались, их заносило и они двигались против своей воли под давлением ударов друг с другом прямо в эпицентр взрыва. Люди прыгали, выбегали: некоторых сбивали машины, другие застывали на месте, но пламя всё равно окутывало их, не давая им никаких шансов на выживание. Француз повернул голову и не помня, что произошло дальше, понял, что оказался на крыше грузовика, прямо над своей целью. Мгновение и две ноги креола тут же оказались напротив опущенного стекла водителя и обхватили его замком-ножницами за шею, затрудняя вождение. До конца туннеля осталось всего какая-то сотня метров. Гамбит кусая губы, схватился руками и силой стало сжимать ногами горло водителя. Поняв, что он сейчас задушит таким образом или сломает шею человеку, француз тут же взял над собой контроль и ударом пятки ударил в лицо водителю. Мужчина вырубился и мёртвым грузом повис на ремне безопасности. Змейкой француз влез с другого окна, и сел рядом с водителем. Он тут же убрал ногу мужчины с педали газа и стал тормозить эту адскую машину. С тяжёлым басом рычания и выплеска густого дыма из верхних серебристых турбин, грузовик остановился прямо в пару метров от выезда из туннеля. Гамбит тут же открыл дверь водителя и оттуда выпало тело толстого дальнобойщика. Патрульные полицейские машины, которые стояли у шлагбаумов по ту сторону туннеля не могли не заметить этого. Их изначально привлёк шум от взрыва цистерны. Француз удобно расположился на сиденье водителя, а потом коснувшись ладонью длинного рычага коробки передач, надавил на газ и перевёл на первую скорость. Тяжёлый грузовик стал разворачиваться и не обращая внимание на сзади доносившиеся вои сирен; стал двигаться и сносить ограждение в туннеле, тем самым выезжая на встречную полосу для разворота в противоположном направлении. Не обращая внимание уже на всё что случилось, француз продолжал набирать скорость и двигаться прямо в ту часть туннеля из которой он и приехал. Старый мрачный Бруклин, к которому вёл один тёмный туннель, встречал француза: взорванной цистерной, трупами, авариями, разбитыми машинами и вновь десятками копами на хвосте. Француз не опасался за полицию, сейчас им не до него, они прежде всего займутся тем что случилось в туннеле. Теперь после того что случилось в туннеле, Реми понял, что дальше он жить спокойно никогда уже не сможет и за всё ему придётся ответить сейчас или всю жизнь жить с этим. Свою встречу с "Denise" - Гамбит запомнит раз и навсегда, а Фьюри постарается, чтобы он никогда об этом бы не забывал и ответил бы за это сполна. /Неизвестно/



полная версия страницы