Форум » Штаты и города США » Старая станция [Техас] 0.1 » Ответить

Старая станция [Техас] 0.1

Gekuba: Техас — штат на юге США. Занимает 2-е место по территории после Аляски (695 622 км²) и 2-е место после Калифорнии по численности населения (22,8 млн.). Техас является одним из центров американского сельского хозяйства, скотоводства, образования, нефтегазовой и химической промышленностей, финансовых институтов. Столица штата — Остин; административное деление — округа (254). Название штата происходит от испанского слова «tejas», которое в свою очередь явилось вариантом индейского слова — «táysha» (на языке племён Каддо) — означающего «друг», «союзник» (им первые испанские исследователи территории стали называть её индейские племена). Американская аббревиатура штата — TX

Ответов - 43, стр: 1 2 All

Gambit: - Ты псих! Ты это знаешь? - кричал Гамбит, стараясь не отставать от Домино и прорываясь обычным толканием рук от мертвой плоти, которая жаждала их проткнуть. - Кричать то зачем было? – улыбнулся криво Гамбит, несясь у неё за спиной, как резанный, уж лучше как резанный, чем совсем уж зарезанный. Мертвецы не были медлительны в этом плане, вскинув сабли, они побежали прямо за Домино с боевым кличом. У Гамбита было всего-то две колоды в запасе, те самые две кевраловые колоды от Джаспера, особо тратить их на не убиенных французу их не хотелось. Креол понял, что они оказались примерно в центре вагона, он схватил за запястье убегающую девушку и резко приостановил её. Его красные глаза прекрасно видели в темноте, поскольку карту они потеряли, кромешная тьма была в вагоне теперь, и где-то сзади сейчас, предательская сабля проткнёт одного из них. Гамбит не стал терять времени, красные глаза из темноты смотрели на Домино. - Жди! - Гамбит достал колоду, и начал вращал пикового туза из руки в руку, делая старый фокус, тасуя его по всей колоде, словно самое время поиграть в Блек Джек. Сосредоточится, было сложно, стук обуви зомби было уж совсем рядом, времени в обрез. Гамбит закрыл глаза, туз постепенно нагрелся сиреневым светом и из всей колоды, прямо из центра раскалённая карта вращением боковым вылетела вверх, прямо каким-то толчком энергии. Карта прошла светом между лицом Домино и Гамбита, кручёным броском летя вверх. Реми думал о том, только бы она долетела до потолка, и вот как только светящийся предмет ударился об крышу железного вагона, прогремел взрыв, образовав, что в виде люка. Сверху упал сразу свет луны, освещая как из канализационного люка, прожектором света тёмное место, где они находились. Зомби вскинули сабли и сразу показались из темноты, Гамбит посмотрел на Домино, схватил её за руку, и оттолкнулся от земли, силой мутанта прыгая вверх и рукой хватаясь за разрушенный проём потолка. Вновь им удачно удалось минуть удары саблей, скоро везение их оставит. Они сразу начали потягиваться и выбираться на крышу третьего вагона с конца, впереди ещё был такой же железный вагон и вагон машиниста. Снизу показались озлобленные лица скелетов, француз не успел, даже отшутится, как словно термоядерная ракета из проёма на крыше, нечеловеческими прыжками лягушки, начали выпрыгивать снизу один за другим мертвяки. Приземляясь на крыше, и вращая сабли в руке, выпад и Гамбит на этот раз увернулся, ударив торс ногой зомби и выкинув его обратно в люк. - Чёрт возьми, да они прыгучие! Бежим отсюда! - куда бежать Реми не знал, однако решать долго не пришло, снизу опять начали выскакивать, словно под давлением пружины, мертвец за мертвецом. И ждать подкрепления они не собирались, сразу набрасывались на ещё не объеденную плоть Домино и Гамбита. - Прекрасно я потерял свой шест! - успел сказать Гамбит, поворачивая Домино, чтобы они убегали обратно к деревянному составу и в свой пассажирский вагон. Дальше бежать нет смысла, что было в следующем железном вагоне, мутант проверять не хотел. Только Домино и Гамбита побежали, вперёд перепрыгивая в прыжке с вагона на вагон, как сразу за ним незамедлительно прыгнули ещё два скелета. Гамбит развернулся в прыжке и метнул две карты Туза Червей и Крести. Только карты долетели до голых ребёр костей, что сверкали из синих сюртуков прыгающих скелетов, как сразу кости метвецов от взрыва разлетелись прямо в прыжке. Гамбит приземлился удачно и посмотрел, как лежащие кости мало помалу шевелятся, а с другого вагона бежала новая партия кавалеристов, выпрыгивающая из люков. - Плохой день, плохой день! - торопил Домино, Гамбит, прибавляя, хода по деревянному вагону. Как только скелеты прыгали за ним на состав, они приземлялись, на откуда не возьмись призрачных коней, которые появлялись из странного тумана под прыгающими мертвецами. И теперь враги являли собой не просто термин мертвец-солдат эпохи войны за Независимость, теперь они были всадниками-мертвецами эпохи войны за Независимость. Гамбит остановился с Домино, посмотрел, как мертвецы получили хороший бонус перед ними, Реми улыбнулся и сказал Домино спокойно: - Работает профессионал, cherie! - он достал последнего туза из колоды – туза бубей и метнул его прямо вниз, под ноги всадниками. Крыша деревянная вагона начала рушиться, однако призрачные кони с лёгкостью перепрыгивали через обрушенный проём и свободно приземлялись вперёд, и направлялись, вращая сабли в руках, прямо в сторону Домино и Гамбита, решая снести им головы. - Ну что ты смотришь, даже у профессионалов бывают плохие критические дни! Умные зомби попались, что поделаешь!!! - на лице креола появился ужас, ржание лошадей слышалось всё отчётливее и отчётливее за их спинами. Домино и Гамбит остановились у последнего вагона, там, где была внизу снесена креолом дверь. Долго не думая, француз прыгнул вниз в следующий вагон, прямо в проём от сломанной двери, попадая в салон вагона, откуда они пришли. При этом он приземлился и начал ждать, пока Домино последует за ним, надеясь, что ей ещё не срубили голову с плеч. - Эй, а где все? - увидев пустой мрачный салон, спросил Гамбит, когда он уходил с Домино, тут по крайне мере был квартет музыкантов, мать с ребёнком и трое подростков.

Domino: Попыталась одновременно сделать три дела : все-таки вытащить Реми из толпы ходячих трупов, объяснить ему, почему именно она орала и попутно сама понять, почему же она это делала. Последнее удавалось хуже всего. - Потому что так было надо и потому что....это помогло же! Спорить было сложно, Гамбит мчался за ее спиной, не отставая ни на секунду, потому что за спиной Гамбита, тоже не отставая, летели мертвецы. Вся компания затормозила только к середине вагона... - Чего? Домино почувствовала, как он дернул ее за руку, заставляя остановиться, обернулась. - Времени общаться не... Встретилась взглядом с его горящими во тьме в прямом смысле красными глазами, зрелище было жутковатое, Гамбит напоминал демона, и хотя Домино демонов до сих пор особо не встречала, но теперь поняла, как именно они могли бы выглядеть. Она замолчала, потому что он явно знал, что делать дальше. Скоро когда он скажет прыгать, я автоматически подпрыгну! Размышлять по этому поводу пока было некогда, потому что, когда в крыше вагона образовалась дыра, Гамбит не стал ничего коммандовать. Он просто снова схватил ее за руку, и оба в момент оказались на крыше. - Спасибо. Пошли! Она поблагодарила так, как будто только что просила передать сахарницу, и он вежливо это сделал. Дальше было хуже... Скелеты были пешими, скелеты были на лошадях, потом без лошадей, снова и снова они!Домино уже не особенно ориентировалась, куда они бегут и зачем, потому что уничтожить столько врагов, да еще и уже мертвых, было просто невозможно. Она мысленно собрала всю оставшуюся у нее удачу и прыгнула, услышав, как прямо над ухом вжикнула сабля....Влетела в Гамбита, уже привычно отстранилась, часто дыша осмотрелась. - И правда. Может, они..вышли? Пару минут смотрела на Гамбита, он - на нее, пытаясь понять, чего она только что выдала. - Беру слова обратно. Если и вышли, то только с чьей-то помощью... И тут где-то под ними снова заплакал ребенок.

Gambit: Гамбит чуть не шарахнулся, когда услышал рядом плач ребёнка, он посмотрел на Домино, а потом внимательно взглянул на неё и сказал, пальцем касаясь, уха: - Ты тоже слышишь? - улыбнулся он, а потом посмотрел по сторонам, медленно входя в пустой салон. На верху, где было отделение для багажа, накрытый пледом лежал ребёнок и ревел во всю. - Десять килограммов есть, а где все остальные? - подняв бровь сказал Реми, доставая сверху дитя и отдавая его Домино. - Ну не я же буду с ним ходить! - улыбнулся деловито француз, мол герой занимается спасением жизни, а не способом заменить отца и стать вместо матери уж тем более. Временно назначив Домино в орден почётной мамочки, Гамбит осматривал каждое кресло, вещи, как лежали так никто, их не трогал, судя по всему. Вооружится тростью, нельзя было, поэтому, как нелепо это выглядело бы, но Реми достал карты из внутреннего кармана плаща, для защиты. Как только они прошли большую часть вагона, француз что-то услышал. - Стой, слышишь? - спросил Гамбит, поворачиваясь и смотря наверх, там, где должен лежать богаж. Открыв крышку двери, он увидел плачущую девушку подростка, которая свернулась калачиком и ревела навзрыд. Девушка тут же закричала, когда француз открыл резко дверь, ведать она ожидала увидеть тут кого-то другого. - Да что тут произошло? - непонимающе спросил Гамбит, за руку пытаясь вытащить девушку и взяв её на руки, посадил на кресло. Та навзрыд плакала, Гамбит посмотрел на неё, а потом, переведя взгляд на Домино, сказал подруге: - У неё шок... пойдем, найдём остальных! - скомандовал серьёзно креол, идя в сторону туалета, однако двери кабинок сами открылись резко с большим стуком, с двух сторон вагона. Девушка схватила руку Домино и закричала ей: - Они пришли за нами... они забрали других... они заберут нас... - заревела она. - Кто это - они? - переспросил Гамбит, вспоминая, как убегал только что от скелетов. - Они!!! - показала она пальцем, на темноту, откуда выходил свет из кабинки туалета, в этой темноте, что-то двигалось. Было видно очертание движущейся фигуры, Гамбит прокрутил в руке карту, встречая недоброжелателя своим излюбленным оружием. Сзади Домино, с другой стороны вагона, что-то тоже двигалось, у Реми пошли мурашки по коже, перед своим лицом он увидел, как выходил холодный воздух из его рта. Гамбит стал медленно отступать, видя, что выходит ему навстречу из темноты. Это был скелет кавалерист с двумя вскинутыми саблями, выглядел он очень страшно, по сравнению с ним, его друзья были писаными красавцами, в его зубах уже была кровь. Кажется, он уже закусил половиной вагона, пока Домино и Гамбита тут не было, сзади Домино вышел не чем не лучше скелет. - Что за чертовщина творится в этом поезде? - спросил француз у Домино. Сверху послышались чьи-то сильные стуки, кажется, кто-то прыгал на крыше их вагона. В окна стали бить чьи-то руки, как только Реми посмотрел внимательнее на руки, он увидел одни только кости в синих рукавах. - Они как тараканы! Чёрт возьми! Не успел француз, фирменно усмехнутся, как двое скелетов устремились вперёд саблями в их стороны. Гамбит сразу нырнул вниз и подкатился прямо к ногам своего врага. Крутнувшись циркулем на спине, он ногами обхватил кисть с саблей, не давая врагу нанести ему удар. Однако скелет вскинул вторую руку с оружием, Реми лёжа на спине метнул карту и лёгкий взрыв разнёс им всю кость до плеча. Сабля упала, Гамбит поймал её, крутанулся корпусом ещё раз вокруг себя и приземлился на одно колено, постепенно вставая и улыбаясь, вращая саблю в руке. Скелет без одной руки сделал выпад, Гамбит отбил его играючи, ещё один и ещё раз такой же. - И это всё? - улыбнулся Гамбит, прыгая на кресло, отбивая выпад очередной врага и ударяя ногой сверху по черепу своего врага. Скелет упал, Гамбит приземлился перед ним, а потом улыбнулся, вытаскивая карту из рукава. И суя тому прямо между костей ребёр горящий предмет. Креолец нагло улыбнулся, поправляя шляпу на голове и махая на прощание рукой. Гамбит развернулся и побежал к Домино и грудному ребёнку, рядом визжала девушка, из окна пытались пролезть склететы, и один её ухватил за волосы. Реми вскинул саблю, поймал её налету и разрубил слегка прядь волос девушки, та скатилась с кресла вниз, француз обхватил её и вывел в коридор, рядом с другими. Домино же бедняжка сражалась по ходу с ребёнком вместе, в это время встал скелет, у которого торчала карта между ребёр. Тот злой посмотрел на Гамбита и только сделал шаг к нему, как взорвался на мелкие кусочки изнутри, француз посмотрел по сторонам, скелеты начали пролазить со всех сторон. - Стоило оставить вас пять мину одних и тут везде мертвецы!!! - ругался Гамбит, одной саблей дело не ограничится. - Домино, как будешь свободна, передай мне ребёнка и лезь на крышу! - Гамбит вскинул карты в воздухе, вращая их меж своих рук, заколдованной дугой, словно спиралью, а потом собрал их в один поток и всё это вскинул в крышу. Сверху послышался взрыв, половина крыши, взорвавшись над их головами, обрушилась на них, кусками металла. Француз пригнулся, закрывая девушку подростка, и краем глаза увидел, как с крыши попадали ещё лишние тела мертвецов. Пока они придут в себя, у них есть шанс. - Домино ты жива? - Гамбит схватил орущую девушку, обхватил второй рукой саблю, и побежал по разрушенному обвалу, прыгая на крышу поезда. Подул сразу холодный ветер в лицо, развивая запачканный чёрный плащ назад. Реми застыл, вращая холодным оружием, и начал отбиваться от прыгающих на вагон скелетов. Спрыгнуть с поезда было не реально, как оказалось, они спиралью закрученной мчались вверх вокруг заснеженной горы, по узкой какой-то дороге, на которой не было железной дороги, но поезд и не думал от этого останавливаться. - Что нам делать? - кричала девушка, стоя рядом с Гамбитом и держась за него, чтобы не упасть с крыши. - Не знаю... смотри вниз, ты видишь Домино? - отбиваясь от двух солдатов-мертвецов, кричал сквозь сильный ветер француз. - Нееет... там завал камнями... я не вижу их... - девушка начала скользить, падая вниз, а потом её за руку схватила мужская рука француза и начала тянуть на себя вверх. - Она, должно быть, осталась внизу! Мы должны спуститься за ней! - Гамбит подпрыгнул и саблей снёс две головы сразу неприятелем. - Забудь про неё! Она погибла, как и другие... мы тоже умрём, если пойдём за ними! Внизу куча этих мертвецов, они убили, наверное, уже их!! - девушка присела и не переставала плакать, на крышу пытались взобраться мертвецы, но они скользили и падали вниз. - Жди меня! - крикнул Гамбит, накрывая её своим плащом, а потом прыгнул вниз в развалины от рухнувшего куска крыши, приземляясь в вагоне. Слышалось, как вопят скелеты, которых придавило, Гамбит повернулся, и в темноте засверкали два красных глаза, среди упавших на лицо волос. - Домино! Домино! Домино!!! - начал кричать Реми, ища в темноте среди лежащих тел свою подругу или грудного ребёнка.

Domino: Вот именно этого мне и не хватало! Домино уставилась на ребенка, которого Гамбит ей презентовал, не особенно спрашивая ее мнения. Ребенок утих, потом потянулся лапкой к пятну на лице девушки, заулыбался - видимо, девушка и ее пятно ему понравились. Домино приподняла бровь, философски вздохнула и перехватила его, как пакет, стараясь освободить как можно больше рук, чтобы было чем драться. - Ты у меня спрашиваешь, где остальные килограммы ходят???Встречу их, не знаю, что сделаю! Ребенок весело общался сам с собой, периодически трогая ручкой Домино, как будто проверяя, тут ли она. Девушке было не до общения... - Она испуганна. А возиться с ней времени нет!Гамбит! Судя по всему, он был из породы филантропов, которые готовы пожертвовать собой и близкими, только бы помочь черти кому. Домино недовольно фыркнула, одновременно прижимая ребенка к себе и доставая пистолет... Холодно...не нравится мне этот холод! Сразу на память пришла примерзшая дверь первого открытого ими вагона и то, что произошло потом за нею. Воспоминания не впечатляли. - Осторожно! Почти одновременно с Гамбитом она нырнула вниз, плюхнулась на спину, прижимая ребенка к себе спереди и проехалась по скользкому от корочки льда полу прямо между ног у скелета, который подходил с ее стороны. Предоставив Гамбиту разбираться с ними обоими, она, понимая, что с ребенком в полную драться не получится, снова перекатилась по полу, уходя сразу от трех ударов сабель скелетов, которые лезли, казалось, отовсюду.. - Ага...я сейчас.... Гамбит был уже не виден, Домино просто уворачивалась, старательно пряча ребенка, который весело смеялся - тетя явно играла с ним в игру, которая ему нравилась. Пистолеты в задницу, не действуют. Быстро на полном ходу выдернула у одного из противников саблю, дело пошло легче - теперь она хотя бы могла отрубать особо выдающиеся конечности, тянущиеся к ней... Пора уходить. Она резко подпрыгнула, хватаясь рукой за торчащую балку, подтягиваясь...И тут грохот, после чего небо поменялось с землей местами, Домино полетела куда то вниз, успев сгруппироваться так, что когда она упала на пол вагона и сверху посыпались доски и камни, то ребенок был под ней, не пострадавший...

Gambit: Гамбит рубил одного за другого, отбиваясь саблей играючи от появляющихся солдат, блокируя их и особо не стараясь убивать, ибо они уже были мертвы, он блокировал им выход к себе, кидая, что пало в них. Картами Реми пользовался теперь редко, осталась одна колода, скелетов немереное количество, нужно было расходовать оружие с умом. Вдруг среди темноты и падающих плит сверху и камней, которым был завален проход в другую часть салона, француз увидел Домино. - Не двигайся! - сказал он, а потом положил ей руку на плечо и развернул девушку к себе лицом, чтобы удостоверится это ли она или нет. Перед носом у Домино сиял конец острой сабли, вскинутой на бое готовность Гамбитом. - У меня отличные новости! Скоро поезд разобьётся, у нас мало времени! Так что надо остановить этот состав, пока мы не свалились с горы! Поняла меня? Ну и отлично! Хватит валяться! - помог встать ей Гамбит, а потом они стали двигаться к свету на крыше. Сверху послышался снова крик девчонки, Реми понял, что у девушек это как сигнал к бедствию. - Эта пигалица меня доконает скоро! - Реми забрался наверх вместе с Домино и ребёнком, а потом увидел, как к ним подбежала девушка. За ней взбирались на состав один за другим их недавние враги. Мертвецы встали и начали вертеть в воздухе саблями, глаза их смотрели на кого-то из них. Гамбит часто читал эмоции людей и при этом ловил их взгляды, эмоции мертвецов он читать не мог, но взгляды были похожие. Трудно было конечно, когда у них нет кожи, бровей, ресниц, черты лица - это голые черепа с ползающими на них насекомыми или прилипшей грязью какой-то. Но Гамбит по глазам, понял, что пришли они за кем-то из них. Один из скелетов вышел на встречу вперёд, перед ним все другие воины расступились, словно он был разумным существом среди всех них. Скелет выглядел по другому и отличался от своих товарищей, вдруг он протянул руку вперёд, прямо к Домино. Гамбит подступил вперёд, но скелет в командирской шляпе, словно не видел его, он смотрел только на Домино и ребёнка у неё на руках. Его костлявая рука тянулась прямо к ребёнку, Реми заметил награды в виде медалей на его старом костюме, это был точно главный. Француз опустил голову, сжал всю волю в кулак и крутанул саблю в кисти, замахиваясь для резкого удара, чтобы срубить голову рядом стоящему генералу. Удар Гамбита был быстрее, чем полёт пули, такой человек на таком расстоянии даже пропустит, но резка навстречу вышла сабля генерала, и враг легко отбил выпад француза. Его череп медленно повернулся к Гамбиту, он забыл теперь про ребёнка. Глазницы смотрели только на него с ненавистью, Гамбит не стал ждать, расцепив саблю от сабли противника, он крутанулся вокруг пируэтом и сделал выпад вниз, намереваясь задеть бедренную кость, но скелет ушёл вправо и закрылся блоком удачно. Сзади генерала скопилось двадцать в форме военных, скелетов, которые стояли и ждали, как бы только зарезать их. - Да кто ты такой? – сказал удивлённо Гамбит, возвращая оружие и вновь замахиваясь, но резко костлявая рука взяла его за рубашку и перекинула с лёгкостью через себя, словно он был каким-то ручным котёнком. Француз упал спиной на крышу и чуть не вырубился, силы мертвецам было не заменять, сабля укатилась вниз, Реми сразу потянулся к ней, но генерал развернулся и ногой скатил её за поезд. - Авраам Линкольн! Это мой поезд! Всякий кто попал сюда, принадлежит этому поезду! Ты и твои друзья будут следующими! Отдай мне ребёнка! - последнее прозвучало в сторону Домино. Генерал поймал саблю своего товарища и наставил её на Домино, а вторую держал у глотки Гамбита. - Да пошёл ты! - усмехнулся Реми. Скелет повернулся в сторону Гамбита, а потом улыбнулся и, крутанув саблей, кинул её метко в другую сторону. Сабля крученым броском полетела вперёд, и попала в цель. Холодная сталь пробила ударом одного из их команды. Как только Домино и Гамбит увидели, куда воткнулось лезвие, они удивились больше чем она попала бы в них. Сабля торчала в черепе девушки-подростка, что стояла на крыше поезда вместе с ними. - Неееееееет.... - вскрикнул Гамбит, смотря как огромное оружие, торчит в её лице и тело девушки падает в пропасть. Из неё начало что-то выходить, по-моему эта была душа, она вошла в человека назвавшим Линкольном. Гамбит заметил, как при этом акте убийства и поглощении души, часть кожи стала нарастать на теле убийцы, словно он молодел, хотя так и было. - Ооооо да!!!! - улыбнулся он, вскидывая голову вверх. - Чем моложе тело, тем больше сил приходит ко мне! Ваши друзья были хилыми, теперь ваша очередь! И тогда я снова буду молодым! - улыбнулся генерал скелетов. - Убиииийца! - крикнул со всем гневом Гамбит, однако его в миг подхватили скелеты и взяли за руки, чтобы он не рыпался. Генерал улыбнулся в сторону Домино, он был наполовину молод, однако где-то ещё было видно, остатки умершей плоти и выступающие глазницы из черепа. Вторая сабля в руке Авраама, резко прислонился к горлу Гамбита, скелет посмотрел на стоявшую Домино с ребёнком, и улыбнулся. - Ребёнок! Отдай мне ребёнка!!! – властно сказал Линкольн, вскидывая руку, на которой уже была плоть и кровь, только выглядела она ещё как у старика. - Я тысячу лет томился в этом поезде, переживая смерть каждый день! Я не вернусь сюда больше, обречённый на вечные муки адом, я не хочу больше умирать! Отдай мне сердце ребёнка, или погибнет твой друг! Ты слышишь меня?! - после молчания Домино, скелет повернулся к Гамбиту и воткнул ему прямо в ногу, чуть выше колена, острое лезвие. Француз застонал, а потом не выдержал и закричал от боли, его держали крепко, несколько солдат. Он не мог вырваться, скелет обхватил рукоятку сабли и при Домино поворачивал её в ране француза, давай французу почувствовать ещё большую боль. - Ребёнок, отдай мне этого чёртого ребёнка!! Ты что глухая сука?!! - судя по всему уважаемый призрак Линкольна, боялся нападать на Домино, убей не он ребёнка, он бы не получил его душу и жизненную силу, а при драке ребёнок мог скатиться с крыши, поэтому всё зависело от Домино. Генерал смотрел на тёмное пятно, которое, казалось бы, олицетворяло сердце девушки, вынув саблю из раны Гамбита, он крутанул её быстрее, чем это сделал бы сам Гамбит и воткнул во вторую ногу. Протыкая её насквозь креолцу. Гамбит закусил губу до крови, но не выдержал, его пятки скользили по крыше, он пытался терять сознание, но скелеты били по щекам холодными руками. - Больше твой друг не будет прыгать так лихо! Обещаю, в следующий раз я отрублю ему руку! - улыбнулся скелет.

Domino: Когда основная часть грохота вокруг закончилась, осторожно приоткрыла один глаз, потом второй, потом оба, с удовольствием убедившись, что вроде как жива, что радовало. Судя по недовольному писку ребенка где-то под ней, тот тоже был жив и уже чего-то требовал. Домино попыталась усесться, однако под завалами это сделать было трудно, подняла с пола ребенка, который с негодованием махал ручкой, наставительно сообщила ему : - Будешь орать и нервничать, вырастешь как Гамбит. Непонятно, одобрила она действия ребенка или пыталась напугать, однако тут же нарисовался и сам упоминаемый, ткнул саблей в ее лицо, затем все таки помог выбраться. - Ну почему ты постоянно чем-то мне в нос тычешь, а?Нет, ну... Домино тоже услышала крик, поэтому отложив разборки, быстро забралась на крышу за французом. Ребенок подумал...и уснул. Железные нервы. Я бы сейчас не смогла. Вокруг снова оказалось море скелетов..Так как одна рука все еще была занята ребенком, Домино отступила к Гамбиту - начинать сопротивление предстояло ему, она могла либо наблюдать либо присоединиться, но только одной рукой и ногами, если надо. Оказалось, не надо... Авраам Линкольн...никогда истории не знала толком. Она без выражения смотрела, как погибла девушка. Однако крик Гамбита насторожил...Повернулась, все еще прижимая к себе ребенка и внимательно прищурилась на француза. Убийцы...ты не любишь убивать, Гамбит, так?И не сможешь смириться, если я отдам им ребенка. Дилемма. Дилеммы Домино не любила. Когда у отца близнецов спросили, кого из них убить - выбирай, ты можешь выбрать только одного сына - отец подумал и...кинулся на пистолет, заставив убить себя. Только бы не выбирать среди того, между чем НЕЛЬЗЯ делать выбор. Домино стиснула ребенка так, что тот захныкал... - Сам ты сука. Я уже иду, не видишь??? Заметив, что Авраам от этих слов слегка расслабился, если это применимо к мертвецу, резким движением свободной руки выдернула меч у ближайшего к ней скелета, подскочила к Гамбиту, который уже, судя по прокушенной губе, истекал кровью и с ума сходил от боли, и столкнула его прямо с поезда...одновременно прыгая за ним с ребенком, хватаясь за его руку и не выпуская ни его, ни ребенка, ни меч. Теперь оставалось надеяться только на совершенно ненормальное везение, которое у них было.

Gambit: Гамбит не успел ничего понять, от боли разум затуманивался, хотелось бить, и причём бить всех подряд. Реми свалился с крыши, от чьего-то напора или удара, и когда он понял что случилось, то не поверил своим глазам. Гамбит висел внизу над пропастью с раскинутыми раненными ногами, в которых отдавалась боль от свежих ран. - Чёрт бы меня побрал! - сказал Гамбит, держась крепко за руку Домино, чтобы не упасть. Домино держалась за крышу вагона, её рука скоро соскочит, сабля упала первой, её поймал налету Гамбит, в руках она зажимала ещё ребёнка, скоро девушка не выдержит это однозначно. Гамбит старался не паниковать, внизу была пропасть, ну и пускай, были и ситуации куда похуже, хотя вспомнить он такую ситуацию не мог, но точно что-то похожее было. Реми держась за руку Домино, начал раскачиваться, его подруга испытывала сильную боль, но Реми не замечал этого, он раскачивался вперёд и назад и движением маятника назад, посмотрел на Домино и сказал: - Отпусти меня! - Гамбит теперь раскачивался вперёд и почувствовал, как его отпускают. В ту же секунду креолец вылетел вперёд и всем корпусом, как пушинка кинулся в сторону скелетов, вертясь в воздухе горизонтальным пируэтом, прямо на крышу кишащих мертвецов на вагоне. Линкольн застыл около Домино, пытаясь забрать у неё ребёнка, Гамбит приземлился на колени, было больно ходить, скелеты развернулись и начали бежать к нему. Гамбит крутанул в руке саблю, а потом улыбнулся. - Надоело умирать? - опираясь на саблю, встал Гамбит кое-как, а потом его глаза загорелись. - Сейчас поиграем по нашим правилам! Господин "я питаюсь детьми"! - Гамбит замахнулся саблей, и она в его руке покрылась сиреневым свечением, скелеты побежали вперёд, понимая, что сейчас будет что-то плохое. Сабля полетела вперёд, проходя сквозь тело одного из скелетов, пролетая сквозь плечо второго и влетая в крышу по середине бегущей толпы. Энергия с рукоятки сабли полилась вниз прямо в крышу вагона. Линкольн увидел саблю и закричал своим: - Идиоты, сабля!!! - заорал он, ногой давя на пальцы Домино, и пытаясь, дотянутся до ребёнка. Энергия с сабли в секунду влилась в крышу и весь вагон подняло в воздух, только скелеты замахнулись, чтобы вколоть в грудь Гамбиту десятки лезвий, как сразу ощутили, как не чувствуют под собой крыши вагона. Весь вагон от взрыва взлетел в воздух, на десятки метров. Француз развернулся и побежал, превозмогая боль прямо по крыше, переворачивающегося вагона. Вскидывая карту и выстреливая ей метко прямо в трап, что соединял его с другими вагонами. Поезд поехал дальше, скелеты посыпались в воздухе, Гамбит схватился и воткнул стальные две карты в крышу вагона и зацепился на них, чтобы не упасть. Внизу, а уже можно было сказать почти вверху, потому что вагон переворачивался в воздухе, было видно держащуюся Домино. Скелеты вылетали и гасли в зоне видимости, как мотыльки на огне, один только Линкольн, зацепился саблей за крышу и держался за неё двумя руками. Француз отпустил карты и начал катится по крыше, около бортика, хватая во время Домино и таща к себе её резким движением руки, так что она приземлилась ему на торс прямо, он крепко её обхватил, чтобы она не упала. Гамбит достал последнюю карту из рукава и воткнул её в крышу, вагон продолжал переворачиваться в воздухе, сходя уже давно с тропы, где ехал. Гамбит схватился за карту и теперь еле-еле держался, стараясь перевернуться и веля двум его спутникам обхватить его за шею. - Не волнуйся, всё будет хорошо! Я, по крайней мере, так надеюсь! - кричал Гамбит. Вагон сорвался вниз и упал боковой частью на гору и начал катится вниз. - Живо на другую часть! Или мы разобьёмся! - скомандовал француз, рукой потянувшись и схватившись за конец крыши и начиная тянуть за собой Домино и ребёнка, перетаскивая свой корпус и девушки с ребёнком на сторону, где находились окна. Гамбит схватился крепко за крышу и держался, держа за руку Домино, чтобы она не упала. Вагон с огромной скоростью катился вниз по заснеженному холму, было ужасно страшно, главное, чтобы он не перевернулся, иначе так везти им больше не будет. - Почему мы не можем никак умереть?! Каждый раз, мне страшнее и страшнее!! – улыбнулся панически Гамбит. Однако сразу мелькнуло, что-то с крыши, кто-то к ним лез на их сторону, в руке держа саблю, и с помощью неё шёл в их сторону. Линкольн достал что-то с шеи, на цыпочки у него что-то висело, какой-то предмет прямоугольной формы засветился у него на шеи. Он направил его прямо на ребёнка, Гамбит одной рукой держался за крышу, второй держал Домино и смотрел по большей части вниз, но когда он присмотрелся к Линкольну, понял что увидел, то что никак не ожидал увидеть. - Домино, глянь! - кивнул в сторону их него врага, который был далеко и направлял что-то в ребёнка. - Вот как он получает их силу! Карта ему помогает! - Гамбит стиснул зубы, ноги болтались и замерзали, француз их почти не чувствовал, скоро вагон наткнётся на какой-то камень или обрыв, и они полетят, чёрти знают куда. С карты вышла чёрная энергия, змейкой начиная подлетать к ребёнку, и прямо вошла ему в рот, начиная высасывать из него жизненную энергию. - Домино... смотри на ребёнка чёрт возьми! - кричал Гамбит, у которого рука скользила по крыше. Ребёнок в руках Домино кричал и орал, из него высасывали жизнь, а Линкольн улыбался, видно было, как внешне он меняется, и его раны которые он получал от взрыва, заживают. Он держал карту в руке, и с помощью неё высасывал жизнь и внутреннее тепло дитя. - Я долго не выдержу так! - у них даже не было оружия, хотя, Гамбит посмотрел на свою ногу, а потом сквозь боль, начал сгинать колено. Получалось плохо, дотянутся до лезвия, он не мог, которое было у него в сапоге. Реми только тяжело выдохнул воздух, смотря на умирающего ребёнка, а потом сквозь пот и спадающие волосы на лице, сказал Домино. - Достань пистолет и целься ему прямо в сердце! Слушай меня… я знаю что говорю! – крикнул француз. Глаза Гамбит тяжело закрыл, словно засыпал, мутантские силы подходили к концу и были на износе, слишком много пришлось взрывать. Француз сосредоточился и концентрировался как никогда, чтобы взорвать предмет такой величины, не требовалось много энергии, но у Реми и так все силы уходили, чтобы держать их. Пуля в чёрном стволе Домино, начала искрится, было видно, как из её дуло, выходил какое-то алое свечение. Гамбит не смотрел никуда, он закрыв глаза, сказал шёпотом почти на ухо Домино. - У тебя только один выстрел!

Domino: Она и сама не поняла, зачем столкнула его и себя с крыши вагона и на что надеялась, наверное, как всегда на свою нереальную удачу. И удача не подвела...частично. - Полностью согласна!И еще тебе худеть надо... Домино повисла на одной руке, зажимая ею же ребенка между локтем и подбородком, второй рукой удерживая Гамбита, который успел поймать саблю, чем принес хотя бы какую-то пользу!Нет, конечно она понимала, что он не виноват, но он был просто жутко тяжелым! - Отпускаю! Почувствовав, что вот вот Линкольн просто скинет ее с крыши, а Гамбит раскачался, она сделала еще одно усилие и отпустила его, когда он был на пике взлета... Так как после этого на крыше начался Апокалипсис, поняла – он сумел приземлиться там, где это было нужно. И сейчас расчищает им дорогу.... - Да потому, что ты со мной! Они катились, переворачиваясь, сначала при взрыве, потом с вагоном, Домино старалась только одно – не выпустить ребенка. Потому что ее держал Гамбит, которому она наконец начала как то доверять... - Карта??? Они снова оказались в совершенно безвыходном положении. Домино чувствовала, что вот вот сорвется...теперь уже она. Ребенок заходился в плаче, который постепенно становился все тише. Она видела, что Гамбит не хотел терять этого ребенка....а она не хотела терять одновременно карту, Гамбита и ребенка. Уже привыкла ко всем трем! - Я попаду. Пистолет светился опасно-темным свечением, Домино медленно навела его прямо на цель, не задумываясь и даже не особенно целясь нажала курок... - Есть. Линкольн откинулся назад, исчезая на той стороне вагона вместе с картой. Домино такое положение дел не устраивало! - Отпускай меня, лови карту!Я удержусь тут...сама!

Gambit: Падающий вагон! Пуля вылетела кручёным поворотом из дула чёрного пистолета, Гамбит держался, сколько мог, только свинец свернул с траектории, как нож в масло, вошёл в грудь скелета, как француз не мог уже себя сдерживать и изнутри грудная клетка зомби начала наполнятся красным свечением. Линкольн посмотрел на Домино и Гамбита и закричал, вытягивая руку вперёд: - Неееееет.... - послышался взрыв, и кусочки тела разлетелись по всему вагону, улетая куда-то в даль. Гамбит открыл глаза и услышал, что сказала Домино, а потом хрипло сказал: - С ума сошла? Я не оставлю вас! Оставь эту чертовую карту, рисковать вашими жизнями я не стану! Это ещё не повод, чтобы дать вам погибнуть! - Гамбит крепко обхватил Домино, чтобы та не прыгнула за картой, которая скрылась в северном воздухе и улетела куда-то далеко. - Успокойся.... думай лучше, как нам выбраться! - хрипел Гамбит, смотря, как вагон начал прибавлять скорость и словно уже летел вниз. Француз начал из-за всех сил тянуться вверх и всем корпусом тащил своих пассажиров вверх, вновь к крыше, с которой они вернулись. Внизу становилось не безопасно, сквозь тёмную мглу впереди, Реми увидел, начало обрыва. Его зрачки расширились от страха, он начал понемногу вставать. Превозмогая боль в ногах и чувствуя, как кровь вновь выходит и липкой жидкостью льётся внутри джинс по ногам, которые закоченели от холода, француз обнял крепко Домино и ребёнка, а сам посмотрел через плечо девушки, как вагон приближался к обрыву. - Ну пусть будет, что будет!!! – сказал уверенно Гамбит и развернулся на сто восемьдесят градусов, побежал из-за всех сил вперёд и прыгнул с вагона в сторону сугроба, падая вместе со своим спутниками в снег, и начиная, катится вниз вслед за вагоном. Вагон, прибавляя скорость, начал поворачиваться и вылетел, как пробка из бутылки с обрыва, крутясь, словно бумеранг и падая вниз. Снизу ничего не послышалось, словно пропасть там была в миллионы миль, и это не порадовало Гамбита. Француз катился по снегу вниз, зацепится тут было не за что, как ни старался мутант и как не помогало везение Домино, он не мог долго её держать, и в конце концов их руки разъединились и они теряя друг друга понеслись вниз по холму в разные стороны, прямо к обрыву. Гамбит падал, переворачивался, еле-еле руками пытался зацепиться за что-нибудь, но снег попадал в рот и он только, и успевал, что его выплёвывать и набирать воздуха, чтобы не задохнуться. - Нет... нет... нет... - запротестовал Гамбит, видя, как катится к обрыву, рука автоматом потянулась к сапогу и вытащила оттуда тонкий стилет. Гамбит собрался с силами и воткнул лезвие в ледяную поверхность, сначала он сорвался, француз попробовал ещё, вновь затормозил, но опять сорвался. У Гамбита даже навернулись слёзы от того, что случилось, было обидно, он стиснул зубы и воткнул нож сильнее, лезвие врезалось в лёд, и Гамбит застыл над самой пропастью, держась за рукоятку ножа. Его ноги болтались в воздухе, лицо, на которое забрались волосы, с которых падал снег, смотрело вниз и не верило своим глазам. Внизу не было ничего видно, сплошная темнота и мгла, руки замерзали, кровь шла из носа, из ран, где-то были порезы на лице, щёки были красными, лицо вообще замерзало, Гамбита было и не узнать. Он только тяжело дышал и закрывал глаза, чтобы ветер не резал ему лицо. Гамбит начал подтягиваться и ухватившись двумя руками за рукоятку стилета начал забираться на горку. Только он это сделал, как провалился в сугроб и даже не попытался встать, продолжая лежать на спине. Грудь тяжёло дышала, сердце кололо, ног своих больше он не чувствовал, плохой признак, хотя хоть боль ран он тоже не ощущал, но Гамбит знал, что это очень плохо. Пальцы замерзали, плащ был потерян, когда он отдал его мертвой девочки, в одной рубашке и чёрной жилетке, Реми лежал и замерзал. Десятки раз он говорил себе, сейчас полежу, отдохну, соберусь с силами и встану. Но каждый раз он понимал, что замерзает всё больше и не хочет вставать, сверху его заметало снегом, француз только лежал и выплёвывал падающие снежинки из-за рта. Губы синели от холода, он пытался растереть больные пальцы, на которых текла кровь и тоже замерзала с каждой секундой. Гамбит тяжело вздохнул, единственная мысль, которая его беспокоила, что случилось с Домино? Куда она делась? Что с ней стало? Неужели она упала раньше него за обрыв, и её уже нет? Неужели она умерла и вправду? Сил, чтобы даже заплакать от собственного бессилия у него не было, тело просто приковывалось ко льду с каждой секундой, руки дрожа от холода, достали из нагрудного кармана последнюю сигарету. Француз кашлянул сильно, а потом только у него хватило сил, чтобы создать маленькую искру и зажечь сигарету. Креол так и продолжал лежать, согревая пальцы, держа в руках сигарету и выдыхая тёплый никотиновый дым вверх. Казалось, хуже уже быть не может, он потерял Домино, потерял карту, он неизвестно в какой части земного полушария, как выбраться отсюда и что делать дальше он не знает. Пусть судьба решает, он не может больше идти, слишком холодно.

Domino: В полном отчаянии проводила взглядом куски скелета. Попыталась вырваться из рук Гамбита, который в нее вцепился как вампир, и не отпустил! - Что ты наделал????Теперь никогда колоды не соберем, из-за тебя! Она раздраженно попробовала брыкнуть его в ногу, вовремя вспомнила, что ноги у него ранены почти насквозь, прекратила попытки и просто отвернулась – такого провала она не ожидала! Да какая разница теперь, что и как будет! Для Гамбита, однако, разница была. Потому что он подтянулся на остатках своих сил, вытаскивая ее с ребенком на крышу...Домино тут же выпрямилась, перехватила ребенка, который настолько ослабел, что просто снова уснул даже во всем этом грохоте, помогая французу заползти наверх. Вагон медленно, но верно сползал в пропасть... - Черт, держись за меня! Гамбит снова решил все по своему... Сначала его руки обнимали ее и ребенка, которого она упорно не выпускала из рук, потом все вкруг завертелось, везде был только снег и лед, Гамбит куда-то исчез, осталась она, ребенок, снег и лед. Лед был очень острым, он впивался в ладони, пытаясь заставить ее выпустить ребенка, который еще, кажется, дышал, резал лицо и плечи, живот...Снег слепил глаза, забивался в нос, рот, казалось, проникал в легкие, мешая дышать... Когда Домино очнулась, снег был везде : справа и слева, сверху и снизу. Отлично. Погребена заживо. Первое, что она сделала – попыталась выгнуть спину, чтобы хотя бы немного утрамбовать снежный покров, заодно и ощутить, где вообще верх, а где низ. Обычно под лавиной погибают не те, кого она накрыла, а те, кто в течение ближайшего времени не могут выкабаркаться, путая верх с низом и закапывая себя глубже, пока не заканчивается воздух. У Домино было еще более напряженное положения – ребенок помолчал...и слабо махнул ручкой. - Хм...а ты, случайно, не мой брат?Или везение просто заразно... Она почесала нос, посмотрела на пальцы, которые оказались в крови. - В зеркало лучше ближайшее время не смотреть, да? Общаться с ребенком было круто, но пора было выбираться...Снова положившись на везение, она прижала малыша покрепче и принялась упорно рыть снег наверх...

Gambit: Когда казалось бы, Домино была погребена заживо неизвестно где, а Гамбит валялся в снегу и медленно замерзал, в этот самый момент, ветер подул ещё сильнее. Сверху на самой вершине холма, прогремел взрыв, кажется, поезд доехал до пункта своего назначения. Теперь осталось ждать, пока вагоны полетят вниз, взрыв заставит горы содрогнуться и лавина погребёт заживо Домино и Гамбита. Реми лежал, закрыв глаза, которые были все в снегу, медленно и упорно он вспоминал людей из своего прошлого. Казалось бы, только это его сейчас согревает, было теперь больно двигаться, можно сказать, спина примёрзла к снегу, и француз вскоре превратиться в лёд. Как вдруг сильный ветер за собой потянул что-то, и француз почувствовал, как что-то упала на его лицо, что-то мокрое и липкое, какой-то кусок бумаги. Медленно и превозмогая боль, Гамбит потянул руку и обхватил, то что прилипло к его лицу, руки начали сжимать кусочек бумаги, который оказался как будто твёрдым, как кирпич по краям и не сгибался никак при всём старании француза. Реми открыл глаза и увидел, как в его руках светился чёрной аурой смерти, третья карта из колоды Люцифера. Глаза отказывались верить, казалось он сходит с ума, почему карта не полетела к Домино с её то везением? Почему именно к нему? Карта засветилась, и Гамбит понял, что ей надо пользоваться правильно, иначе она может убить своего хозяина. Поэтому Реми положил карту прямо под рубашку к голой груди и почувствовал, как сила убитых вливается в него и жизненные силы восстанавливают жизнь креолцу за счёт их смертей. Гамбита окутало чёрным сиянием, раны заживали на ходу, ноги были теперь полностью в его распоряжении. Силы убитых хватило, чтобы восстановить Гамбита, но как только он использовал силу карты, чёрная аура, словно засасывала его, он почувствовал, как его руки на секунду стали костлявыми, как у скелета, ужаснувшись, Реми начал вытаскивать карту от груди. Ужасная боль от ожога осталась отметиной на его груди, в виде царапины, словно какого-то зверя. Иногда Гамбиту казалось, что в картах живёт какой-то монстр, который стремится выйти из-за заточения. Карта лежала в снегу, снег вокруг неё плавился, чёрное сияние окутывало её всю, закрывая изображение. Реми понимал, что ему придётся её взять, закатав руки в рукава, он обхватил карту тканью своей одежды и сунул её в карман. А потом начал выбираться из-за снега, идя навстречу сильному северному ветру, не чувствуя больше усталости. - ДОМИНО? ДОМИНО?!! ДОМИНО!!! - кричал Гамбит, сложив на губах руки в виде рупора. Однако нигде не было признаков того, что Домино жива. Гамбит начал грести везде, копая снег за снегом, но понял, что может провозиться так до бесконечности и не найти её. Надо знать заранее, где она, если конечно она не сорвалась с обрыва, стоя и смотря на заснеженные холмы вокруг, и куда бы не посмотрел француз, везде окружал его только снег, смерть, ветер и холод. Поэтому, вспомнив, как Линкольн управлялся картой, он достал карту из кармана и направил перед собой, над самой головой. Карта не слушалась, она начинала вбирать силу Гамбита, обращая на него проклятье призрака, которому подвергся весь поезд, но Реми сопротивлялся. Гамбит закричал, словно обращался к карте: - Тебе меня не взять!!! Я знаю, что ты такое!!! Найди живое человеческое тепло! Ищи!!! Я, Отмеченный Дьявол приказываю тебе!!! - карта засветилась тёмной энергией, словно чёрный дым начал окутывать руку Гамбита. Реми почувствовал, как карта горит, когда он разжал руку, карта не упала, она держалась в воздухе. Француз прислонил руку к груди от боли, словно её чуть не сломали ему, а карта начала вращаться в воздухе. Глаза Гамбита стали красными, карта словно опознала его, а потом неохотно начала крутиться вокруг себя всё быстрее и быстрее, словно какая-то сфера и резко остановилась и застыла в воздухе. Из карты вышла энергия, та самая которой Линкольн пожирал души смертных, энергия лучом указал прямо за десятки метров в какое-то место около камня. Гамбит посмотрел на карту, она всё ещё светилась, переборов в себе страх, он натянул перчатку на руку крепко, а потом схватил предмет резко, почувствовав, как ладонь сейчас сгорит, рывок и он сорвал карту с воздуха и убрал сразу в карман. - ДЬЯЯЯЯЯЯВОЛ! - заныл Гамбит, падая на колени, рука горела, перчатку сожгло полностью, на ладони снова были раны от каких-то раскалённых когтей. Гамбит прикусил губу и направился к тому месту, куда указала карта, чтобы найти Домино. Спустя пять минут, после того, как Реми голыми руками копал снег, чтобы холод остудил ладонь, он услышал внизу что-то, кто-то грёб ему навстречу. - Наконец-то!!! - пропыхтел Гамбит, рукой вытирая пот с лица, а потом начал копать ещё быстрее и быстрее. Появились чьи-то пальцы, Гамбит понял, что он на верном пути и начал рыть ещё быстрее и быстрее. А потом вспомнил, что силы его вернулись, и улыбнулся, снимая вторую перчатку с руки. Голые ладони француза коснулись снега, и тот начал светится красным светом, словно рядом где-то была пожарная красная лампа. Пошёл горячий пар вверх, и снег начал быстро таять вокруг ладоней креолца, падая и освобождая больше место. Гамбит смотрел красными глазами, как снег таит, убирая глыбу за глыбой, и внизу наконец-то показывается голова с чёрным знакомым пятном и я рядом с ним ручка маленького улыбающегося ребёнка. Гамбит обхватил рукой руку Домино и начал вытягивать из-за всех сил её наверх, было это труднее, чем он думал. Постепенно вставая с коленей и стоя, вытаскивал из-за снега Домино и ребёнка. Когда мутантка с младенцем вылезли, Гамбит свалился на копчик и поджав колени, начал дышать тяжело, а потом посмотрел на Домино и улыбнувшись, сказал: - Соскучилась cherie? - продолжал улыбаться француз. - А теперь уходим отсюда! Тут нереально холодно! Хочу в старый добрый Нью-Йорк и принять горячую ванну! Ах да, карту, увы, мы потеряли! - расстроено сказал Гамбит, смотря прямо в глаза Домино. - Не смотри на меня так, ещё осталась 31 карта! Нам есть ради чего ещё умирать! – улыбнулся, как-то не очень оптимистично он. Он не собирался говорить Домино, куда делась на самом деле третья карта, для Домино она действительна была погребена в заснеженных горах Альп замертво. Искать её можно было всю жизнь тут, Гамбит отвернулся и знал, что везение Домино не поможет ей сейчас. Она не знает, что карта у него, да и их силы не действуют на эти карты, в этом была вся прелесть этой колоды. Иначе бы их нашёл мутант, который просто умеет находить вещи. - Пойдём, нам надо домой, карты больше нет, мы упустили свой шанс, зато живы! А у нас ещё есть неоконченные дела, смирись Домино! - сказал серьёзно, и с каким-то грустными голосом француз, словно сожалел, что ей не удалось взять карту, ведь она была так близко к ней, как никогда. - Мы должны получить те две карты, которые ты спрятала, ты не забыла? И начать поиски надо в Нью-Йорке четвёртой карты! - устало сказал Гамбит, идя вверх по горе.

Domino: Она не помнила, сколько копала и в какую сторону...Просто как всегда положившись на удачу, копала и копала, потому что самое сильное желание было просто прекратить эту бесполезную работу и уснуть. Пару раз она пыталась позвать Гамбита – надежды на него не было, но почему бы и не попробовать?Ребенок снова уснул, потом плакал, пока она не дала ему в ротик немного своей крови из пальца – маленьким детям все равно, что пить, лишь бы это было достаточно питательно. - Ты мне будешь должен. Передохнула, посидела, теплее не стало...Однако и чувства обморожения не было, очевидно, она слишком много двигалась в процессе проведения раскопок. - Это мне кажется, или становится теплее? Ребенок на своем парсенталге что то сообщил, Домино прислушалась...Снег таял, буквально таял сверху! - Ну наконец то... Домино выкарабкалась с помощью Гамбита, тут же сунула ему в руки ребенка и принялась растирать свое лицо и руки снегом... - Теперь ты его няньчи! Она была как всегда тактична и вежлива, однако по улыбке и взгляду было сразу понятно – Гамбита видеть была рада. Может быть, очень рада. И не только потому, что он ее вытащил...просто он был жив. Напоминание о том, что карту они благополучно потеряли, заставило ее помрачнеть. - Не вижу смысла искать остальные – колоду мы не составим! Раздраженно пнула снег, отряхивая его с рук. - Не понимаю...с моим везением карта должна была прити к тебе или ко мне в руки! Снова возмущенно фыркнула, поведение карты ее ужасно расстроило! - Ладно...Пошли. В любом случае в Нью-Йорке теплее, чем тут, да?И этого надо кому то отдать. В школу или куда их отдают. Недоверчиво покосилась на ребенка на руках у Гамбита, вздохнула. - Я, как и обещала, отдам тебе одну карту. Вторая останется у меня...Как только попадем в какой нибудь большой город – и сразу отдам... Она осмотрелась, пытаясь понять, в какую сторону вообще идти. - У тебя случайно лишнего компаса в кармане не завалялось? Шутливо потянулась к карману...с картой.

Gambit: Гамбит взял на руки ребёнка, а потом посмотрел на Домино выразительно и улыбнулся, начиная согревать ладошками одежду ребёнка. Тот сразу начал зевать и ручками и ножками принялся тянуться во все стороны у него на руках. Вскоре, как ребёнок начал уставать, он заснул на руках у француза, тихо выпуская слюни из-за рта. Гамбит вытер ему рот и заодно почистил лицо от грязи, которая попала ему на лицо. Климат и здешняя природа здесь были не самые лучшие. Услышав, что Домино сзади бубнит про карту, в стиле мультика, где маленький мальчик всё время говорил: я не реву... а какой-то толстый друг с пропеллером сзади ему в стиле Гамбита вторил: нет, ревёшь... а малыш продолжал гнуть своё: нет, не реву. Так и Домино, скажи ей, что она бубнит, как маленькая девочка и что впервые в жизни, что-то пошло не так, как она хотела, как её сразу начала брать ненависть. Реми помнил выражение её лица, когда он её кинул в музее, её чёрное пятно могло бы быть красным от гнева, а если бы он ещё приложил руку к её дивным ушкам, то оттуда можно было почувствовать, как идёт пар. Ясно было одно, Домино злить не советовалось, поэтому Гамбит особо не нарывался, он, по-моему, давно перестал отпускать шутки в её сторону, теперь как бы они теперь одна команда и впервые в жизни у них нагрянул творческий кризис. Конечно будь Домино эмпатом она бы почувствовала, что Реми притворяется и не испытывает настоящего сожаления при пропаже карты. Ведь кто знает Гамбита хорошо, знают, что он тут до последнего бы остался, но нашёл карту, поскольку кредо Белого Короля всегда означала одно: Я не привык проигрывать, даже судьбе!!! Но Домино ни так хорошо знала ведать Реми, поэтому француз знал, что долго Домино в неведенье удержать ему не удастся, но пока она ничего не знает, он постарается к этому времени что-нибудь придумать, чтобы оправдать свои нынешние действия. - Ты права колода будет не полной, но разве нам нужна полная колода карт? Думаешь, силы той части не хватит, чтобы вернуть тебе память? Я думал, ты стремишься помешать своему лжеопекуну получить полный комплект. Так скажи спасибо судьбе, что мы потеряли этот кусочек "Золотого Руна". Лично я стараюсь помешать твоему родственнику нас прикончить, то что мы собираем карты приближает нас к всё большей опасности. Лучше поблагодари богов, что мы живы! Мне кажется эта цель куда выше, чем собрать колоду грешников, что вечно будут мучаться в Аду! - улыбнулся Гамбит, и слегка взяв спящего малыша за щёчку начал его дёргать. - Да и тем более cherie, наши силы не действуют на карты! В это вся суть, по сути, я их даже зарядить не могу!!! Так, что это замкнутый круг – улыбнулся лукаво Реми и перевёл всё своё внимание ребёнку. - В кого ты такой красавчик у нас, а? Не бойся теперь с тобой дядя Реми, от девчонок отбоя не будет, вот увидишь! - Гамбит обнял ребёнка и посмотрел на Домино, качая его около своего плеча, одновременно понимал, что мать его умерла и действительно придётся его отдать в приют. Когда Реми повернулся с ребёнком к своей подруге, шустрый черноглазик уже сувал свои руки к нему в карманы. - Cherie... - улыбнулся Гамбит, смотря снизу вверх на неё, как она лезет рукой в его карман. - Это не компас, это твой дружок, Гамбит младший! - пошло сострил француз и рассмеялся, а потом отошёл, чтобы Домино перестала глубже лезть в его карманы, глядишь и дыру сделает там, а сам при этом продолжил: - Компаса нет у меня! Но я знаю Альпы! Это часть Франции! А я француз! Так что нужно сказать Гамбиту? - улыбнулся креол. - Правильно, чтобы я без тебя делала бы о великий мсье Ле Бо! - залился смехом Реми и отвернувшись пошёл вверх по горе, выходя к тропе, куда обычно вводили экскурсии для туристов. Тропа, где мчался поезд, словно и не была, Гамбит этого собственно и ожидал, тут почти всё было миражом, но раны оставляло реальные. На часах Реми была полночь. Гамбит сделал, вид что вытащил кевларовые наколенники с ног, мол шпага попала по ним, а не по плоти, только так это сейчас его спасло от вопроса Домино, почему он так хорошо ходит и вовсе не ранен. Гамбит улыбнулся и показав железные щитки улыбнулся: - Спокойно cherie, у Гамбит всё схвачено!!! А теперь пошли, пора наконец-то домой! У нас есть дела!!! - не обращая внимания на всяческое подозрения его напарницы, француз, свистнув в сторону Домино, показал ей кивком головы, что знает, где выход и, чтобы она шла за ним. - Человек - фингал, идём за Гамбитом, с Гамбитом ты не пропадёшь! У Гамбита на всех любви хватит, верно? - обратился он к спящему ребёнку, который маленькой ручкой сжал его за рубашку и не разжимал её. Француз остановился около тропы и улыбнулся, улыбка была еле-еле заметной, уголки рта пошли вверх слегка, когда рука коснулась кармана, от которого шло тепло из карты. Гамбит прикрыл глаза и и повернулся, смотря на идущую Домино к нему, сам положил ей свободную руку на плечо и сразу так, чтобы она не заметила, убрал все всяческие подозрения по отношению к себе. Словно он всё тот же верный и старый друг Гамбит, а это всё просто так… дурачится и не больше. Вздохнув спокойно, чтобы наёмница перестала его подозревать, Гамбит, расслабившись с ребёнком, и Домино пошёл по тропе вниз, выходя к деревушке, где им наконец-то удастся выбраться с гор. /Нью-Йорк,/ (пиши в любой теме Нью-Йорка, где тебе хочется)



полная версия страницы