Форум » Штаты и города США » Рекрутское депо и базовый лагерь Морской Пехоты США Пэррис Айленд. » Ответить

Рекрутское депо и базовый лагерь Морской Пехоты США Пэррис Айленд.

Impulse: Большой сортировочный центр и базовый лагерь USMC в Южной Каролине. Вся территория базы занимает 32,9 квадратных километра. В 1891 году на острове основана военно-морская база и туда же прибывает полк морской пехоты. В 1915 году база передана в распоряжение Морской пехоты и стала тренировочной базой и центром рекрутирования. В год депо обучает до 17000 новобранцев, в дальнейшем отправляющихся в различные боевые части для дальнейшего специализированного обучения. Пояснения о службе: Первый этап службы в учебном лагере. - Посты: от новобранцев только анкеты, ответы на тестирования в ЛС. Изредка будет требоваться ответное постирование на вопрос определенному новобранцу. - Требования по игре: только внимательное изучение информации от инструкторов. - Тестирование: два теста на звания (рядовой первого класса, капрал) - Игра: обучение основам, определение дальнейших специальностей.

Ответов - 55, стр: 1 2 All

X-23: Кинней считала, что истинная сила не в количестве, а в качестве. В своём качестве, как бойца девушка была уверена и поэтому не боялась случайно отбиться от своего взвода, но не рисковала. Лаура сидела на своей койке, сложив ноги в позе «Лотоса». Никакого намёка на медитацию, просто она старалась не мешать другим и не привлекать к себе особого внимания. Но рано или поздно, даже к тихоням начинают допытываться, когда все друг с другом перезнакомятся и начнут смотреть по сторонам более пристально. Характеры у её сослуживцев были ещё те. Особенно у девушек. Кинней обходила каждую из них стороной, избегая возможного конфликта на ровном месте. Подготовка защитников Америки, проходила успешно. Лаура пыталась понять, суть армии. Её истинное предназначение. Было что-то общее между армией и Оружием-Икс. «Раз!» Пожалуй, куда больше, чем казалось на первый взгляд. Что там, что тут готовят бойцов, оттачивают их движения. Пытаются довести до идеала каждое движение- они готовят людей, которые смогут убивать. «Два!» Отношение к новеньким в армии, немного мягче, чем относились к Лауре в оружии. «Три!» Беспрекословное подчинение приказам командующего взводом. Если ослушался- ты предатель, дезертир и полное ничтожество. «Четыре!» Стоит тебе провалить миссию и ты станешь, если не трупом, то ходячей мишенью для насмешек со стороны и никакие способности тебя не спасут, это в армии. А в Оружии-Икс практиковали телесные наказания, а всех перебить не сумеешь. «Пять!» Что бы там не говорили- ты палач. Идёшь ли ты уничтожить знатного бизнесмена по заказу его лживых коллег или бежишь на врага с автоматом на войне, разницы нет никакой. Ты марионетка в чужих играх, ты тот, на чьих руках останется кровь. «Черта…» Но, что не говори, армия это хорошее место для Лауры, для человека неспособного совершать правильный выбор. Порой ей казалось, что она хуже любого современного робота. Ведь современный искусственный интеллект способен обучаться новому, а Кинней вновь и вновь наступает на одни и те же грабли. Ищет путь, где скажут, что именно она должна сделать. И как больно ей было осознавать это, стараться исправиться. Надежда, что рано или поздно тут проведут доходчивую лекцию о том, что не всякий приказ - хороший приказ. - Рядовой Кинней, - в казарму вошел солдат, Икс спрыгнула с кровати и встала по струнке,- Тебя хочет видеть Лейтенант, следуй за мной,- и Лаура пошла следом, не обращая внимания на взгляды сослуживцев. «Военнообязанный «Денни». Мужчина, на вид 20 лет. Каждый третий день дежурит около входа на спортивную площадку; ровно в 13-45 сдаёт пост, выкуривает сигарету и уходит в неизвестное мне назначение» Теперь девушка знала куда уходит солдат. Военный привёл Кинней прямо к кабинету Рика Кейва и доложил о выполненном задании. - Проходи,- боец кивнул в сторону кабинета и придержал дверь. Ло оказалась в кабинете лейтенанта, небольшое помещение. Лаура отдала честь вышестоящему по званию. - Сэр! Рядовой Кинней по приказу прибыла!- отчеканила Икс, вот только голос был не командным и громогласным, а всё же девчачьим.

Impulse: Дверь открылась и вошла вызванная Лаура Кинней. По всем правилам она отдала честь и доложила о прибытии. - Вольно, садитесь. - Кейв кивнул на стул напротив. – У меня к вам разговор, рядовая. По моей сумасшедшей инициативе правительство США одобрило призыв в армию экспериментального подразделения мутантов. Девушек мутантов никто не звал, но они все-таки пришли, вы тоже. Я знаю, кто вы не хуже вашего, уж такова моя гражданская деятельность, знать, кто есть кто. Вы были невольным участником и боевой единицей в организации Оружие Икс. Вы были в страшной организации.…И я вижу то, что сейчас вы не верите ни в меня, ни в тех, кто рядом. Вы боитесь, что армия это опять ловушка. – Кейв вздохнул. – Расскажите о себе. О своей жизни? Что хорошего вы помните? Что вам нравится. Не считайте, что я лезу в душу, не считайте что я глупец, я просто вижу в вас рядовой первого класса Лаура Кинней, сильного человека способного сделать великие достижения, и совсем не на службе в рядах кровавых войск. Да именно кровавых. А в той жизни, которая стоит за пределами битв и смертей. Я могу вам помочь, я не толкаю вас прочь из армии, этот путь вы должны пройти, раз сами его выбрали, я готов дать вам серьезную опору в будущем. Но для этого я должен видеть вас, кто вы. – Кейв непонятно почему внезапно полез в глубь мира, задавая эти вопросы и говоря эти слова, он искал ответы не в Лауре, а в себе. Он хотел что-то увидеть в мире. Когда-то он не увидел людей в полной их красе, и теперь жалел об этом, но время шло, а жизнь Рика не угасала, и вот настало время узнать тех, кто стоит рядом не как очередную единицу, душевную, обладающую глубокой, но слишком коротко жизнью, а тех, кто что-то значит в мире, кто идет в его потоке. – Простите меня, рядовой. – Кейв встал и подошел к окну. – Я слишком сентиментален и стар, моя жизнь свела меня с ума, и я стал простой фигуркой в шахматной партии. И я давно уже не пешка, но и не король, я наверное ладья, прямолинеен и глуп. Но если вы хотите ответить, отвечайте. – Кейв обернулся и улыбнулся. – Я хоть и лейтенант, но я не всегда приказываю. - Доброта когда-то родившаяся в душе солдата жила в нем, и ни ранги ни значимость кого бы там ни было не делала его ни лучше ни хуже.

Resonance: Армия. Она никак не могла уложиться во внутренний мир Резонанса. Там просто небыло для нее места. Но увы, место Резонансу в армии нашлось. Сообщение профессора "Миша, ты идешь в армию" чуть было не убило парня. Нет, ну как этож так нужно сделать, чтобы уйти от службы в своей стране и тут на тебе... тебя заставляют идти в другую армию. Михаил долго бегал, прыгал, носился, да он чуть было не стал угрожать профессору, но все бесполезно, мол это поможет укрепить дипломатические отношения. Здравствуй служба, хорошо хоть Рез был не один. Это кстати очень существенно облегчало обстановку. Один Михаил почти ничего не берется делать, а если и берется, то нехотя и у него это плохо получается. Но в армии даже с друзьями нести службу у него плохо получалось. Многие вещи он выполнял впервые. Строй, все эти команды. А пистолет - это был край. Михаил вообще не признавал оружие и брал его только с той целью, чтобы от него отстали.Было два времени, в которых Рез был более менее спокоен - это свободное и отбой. Резонанс старался быть рядом со своими, но и о других не забывал. его дружный и веселый характер не давал себя забыть, поэтому он старался подружиться со всеми без исключения. - А вы знаете, между службой в армии и гражданской жизнью есть очень значительные сходства... - сказал парень, лежа на собственной койке, и повернулся к остальным. - На нас тут так же коса смотрят, как и дома...

Skady: Наконец-то! Они доползли до уроков стрельбы. Вот где душенька-то разгуляется. Нетерпеливо выслушав лекцию о перезарядке, извлечение из кабуры, постановки тела во время стрельбы и т.д. и т.п., она с маниакальным блеском в глазах схватила тренировочный пистолет, как наркоман, истосковавшийся по героину. О! Как же она скучала по этому ощущению ребристой рукояти в ладони, ощущению приятной тяжести... Правда этот пистолетик был немного хуже привычного Smith & Wesson, немного с другим балансом и непривычной рукоятью, но за то время, что им выделили на полигоне, она пристрелялась. Пропустив лекцию о методах извлечения пистолета, о том, как за ним ухаживать, она улыбалась, как ребенок, которому дали подержать в руках опасный охотничий нож и прямо таки светилась от удовольствия. Нет, она понимала, что многие из присутствующих никогда не держали в руках оружия, но она-то к таким не относилась. Ходя на охоту с пятнадцати лет вместе с отцом, она никогда не боялась нажать на курок. И сама могла кому угодно прочитать лекцию об использовании пистолета. Она могла стрелять и навскидку, и со спины, и с разварота, на бегу, полете, вися вниз головой, управляя мотоциклом... Что уж говорить о общепринятых стойках... Когда мутанты вернулись на базу, все разбрелись отдыхать до ужина. Скади за это время успела найти себе приключений на задницу даже при "ауре невидимости", что окружала мутантов, нашла себе мужика. Которого тут же отшила. Два простых слова "яйца оторву" действовала одинаково отрезвляюще на всех мужиком мира. После ужина мутанты собрались в своем "бараке", так как мелькать на глазах недружелюбно настроенных вояк никому не хотелось, даже если об этом икто не говорил. Элизабет лежала на своей койке, в женской половине, которая была отделена от мужской простой перегородкой, отодвигающейся днем, и слушала разговоры мутантов. - А вы знаете, между службой в армии и гражданской жизнью есть очень значительные сходства... На нас тут так же коса смотрят, как и дома... - Здесь даже это ощущается сильнее. В городе мы хоть сливаемся с обычными людьми, а здесь как будто у нас таблички на спинах "Мутант" и разметка для стрельбы... Вам, парням, хорошо, а нам, девушкам хуже приходится. Служить рядом с толпой изголодавшихся по бабам мужиков... Ко мне уже сегодня один подвалил: "Давайте поужинаем баландой...", - она похоже скопировала хрипящий бас "котика", - Ужас. Жду не дождусь когда закончиться этот лягушатник и нас займут чем-то посерьезнее...

X-23: Лаура села на предложенное место, взгляд приковала целая кипа личных дел. Её досье лежало сверху, значит беседа с лейтенантом предстоит не ей одной. Вообще смешно получается, она всегда была осторожна, старалась не светиться, оставаться незаметной. Слишком высока цена за малейшую оплошность. Кинней не боялась ни замкнутых пространств, ни пауков, ни вида крови, даже собственная смерть не страшила её. Единственный страх, ночной кошмар, который рано или поздно мог стать реальностью, что её найдут и заберут обратно. Что руководило зеленоглазой, когда она пришла в армию? Да, Кейв прав, пока весь их взвод здесь никто не сунется к ним, но ведь как только девушка выйдет за ворота этой базы начнуться ненужные проблемы. Например агенты Щ.И.Т.а или, что ещё хуже само Оружие-Икс. Наивно и глупо полагать, что в этом месте нет какой-нибудь двуличной крысы. Естественно Лаура не исключала возможности, что именно в их компании находится лазутчик, добывающий информацию. Возможно, Рик и являлся проницательным человек, который прекрасно понимал людей лишь по их досье, но это лишь вершина айсберга. Кинней спокойно выслушала монолог лейтенанта и кивнула, скорей, чтобы не расстроить командира. Девушка не понимала заинтересованность Кейва. Натура у неё такая, не верить людям и везде искать скрытый подвох. «Заключение психолога?»- такие разговоры с ней никогда и никто не вел ранее, с чего вдруг такой интерес к её персоне, до чего лейтенант хочет докопаться. Она криво улыбнулась, когда спросили про хорошие воспоминания. Таких просто не было. Даже, когда девушка освободилась от гнета, всё произошло не так светло как хотелось бы. Жертвой Кинней себя не чувствовала, считала себя виноватой в смерти всех тех людей. Сколько бы раз ей не говорили «Не твоя вина. Не было возможности выбирать». На её руках вся та кровь, пусть Икс и была всего лишь оружием. Именно оружием и ничем больше. - Не было хороших воспоминаний,- ложь Были и светлые моменты того времени, но все их перечеркивали остальные. Люди, приносящие радость мерты или вынуждены держаться от неё подальше. С этим Кинней свыклась. «Да кто он вообще такой, чтобы задавать подобные вопросы? Тут армия или клуб анонимных убийц?» Икс не могла сказать ничего плохого о своём командире, но в нём было что-то, что она понять не могла. Как можно быть солдатом и остаться похожим на человека с душой, а не простой мясорубкой или психом, которых Лаура видела. Вообще везти непрерывный складный рассказ ей было тяжело, девушка привыкла отвечать четко на поставленный вопрос, не вдаваться в подробности. Не являлась Икс хорошим собеседником. Тяжело давалось поддержание беседа, а ещё сложнее было перепрыгивать с одной темы на другую. Ло внимательно посмотрела на лейтенанта, уже давно её интересовал вопрос возраста. Выглядел он совсем юнцом, не старше её самой, а уже дослужился до такого звания. Так что слова о старости она восприняла как зазубренный текст из умной книги, нежели правдивое повествование. - Это Вам не мешает? В момент «кровавой бойни» сентиментальность будет лишь мешать. Если рассматривать каждого убитого и сокрушаться их нелёгкой судьбе, говорить «Теперь они в лучшем мире», тогда обязательно получишь пулю в затылок. Даже о способностях Кейва она не знала ровным счетом ничего, не то, что о болтунах в казарме. Не похоже на Кинней, идти без полной информации куда-то. Правда пару планов отступления в ходе пребывания на базе, Кинней уже придумала. Даже выкрала пару боевых штучек и надежно расформировала по всем закаулкам. Возможно ребята тут и крутые, но Ло шустрее и скрытней.

Impulse: Кейв не оглядываясь, чувствовал, что девушка думала о нем. Слишком много раз Рик был в таких ситуациях и уж точно не ошибался что к чему. - Не было хороших воспоминаний? – Кейв произнес это так как говорит человек, который не верит в сказанное. Он не верил, и знал, что девушка просто не может что-то говорить, не потому что ей запретили или она себе запрещает, а потому что она не умеет рассказывать. Ее внутренняя часть видимо, свободна, но Оружие Икс создало ей внешнюю оболочку, твердую как сталь и сквозь нее ничто не пробивалось. И Рик тяжело вздохнул. - Это Вам не мешает? В момент «кровавой бойни» сентиментальность будет лишь мешать. – Кейв улыбнулся, но не по-доброму, а словно демон, "Полуночный Странник" - как его прозвали в Японии за страсть к ночным прогулкам и мастерство битвы во тьме. Он через плечо оглянулся на девушку, и в его взоре можно было прочитать, что в его душе две стороны и со второй лучше не связываться. - Не мешает. Уж поверьте. – Кейв, наконец, развернулся. – Вы меня не знаете, вы многое уже увидели, услышали и запомнили из того, что окружает вас. Вот, например.. – Рик вытащил из папки бумагу с докладом. – «Доклад службы снабжения. В течение прошедших двух недель со склада пропали два боевых комплекта включающих боевой запас к оружию, гранаты и боевое снаряжении…». – Кейв положил бумагу назад. Провести Рика было очень трудно, тем более что он видел в несколько раз больше чем многие другие, опыт делал свое дело. – Прячьте, что хотите и куда хотите. Зачем вы продумываете план как отсюда в случае чего сбежать? Лаура, я не один из Оружия Икс. И я делаю не убийц, а солдат. Разница в этих двух словах невероятно огромная. Убийца идет то бы отнять жизнь ради своей жизни. Даже психопат, который болен, идет убивать, что бы не умереть от страшной психологической ломки. А солдат это идеал человека, сильный, стойкий, отважный, но не безжалостный. Мой взвод это не группа убийц, я хочу обучить группу храбрых защитников. И что бы они были похожи на людей, а не на зверей. – Кейв отвернулся и посмотрел в окно. Солнце уже прилично пригревало, и день оживал, разливаясь новым светом. – Мне нужны люди, а не машины для убийства. Те, кому я не могу помочь, могут не понять меня, а тогда к чему все это? Я понимаю, что вы просто не умеете отвечать на пространные вопросы, вы умеете отвечать на приказы, но это плохо… Мне жаль вас, рядовая. Я вижу то, что вам предстоит долгая и очень непростая жизнь, но в ваших руках больше чем вы думаете. Убегая, вы ничего не сможете поделать с собой и обратитесь в зверя, жестокого и очень кровавого. В свое время, - Кейв вспомнил далекое прошлое, когда он был агентом разведки во Франции. Там его одиночество и бегство от опасностей с обеих сторон фронта делали его жестоким и совершенно замкнутым. Лишь одна цель, найти единственного друга Джеймса Хоулетта спасла его от страшной и очень мучительной судьбы. – Я тоже оказался в очень тяжелых условиях, выбора не было… Я так думал. И я шел и шел по той дороге, которую мне дали, но по неведомой мне причине я смог с не сойти теперь я свободный человек, не мутант, именно человек. Меня могут страшиться, но не за способности, а за то, что я человек, обладающий своей волей и своими целями. И я могу помочь вам стать свободной от тех проблем, которые были вашей жизнью. – Кейв умолк, вглядываясь в черты лица Лауры. Он понимал, что достучаться до замкнутого разума девушки будет непросто, но это было очень важно. – Расскажите о себе. Хоть что-то.

Resonance: Армия, армия, армия. Были две вещи, в которых армии обеих стран были схожи. Это то, что в армии Резонансу абсолютно нечего делать. Никаких развлечений, ни тебе телевизора, ни интернета, а то, что по близости нет фаст фуда - это вообще край. Здесь только и хотят, что поставить всех под одну планку, но даже тут весь отряд выделялся. У каждого были собственные способности, но никто их не проявлял. И даже не испытывал особого рвения. Но по мимо сверхспособностей, у сослуживцев были и необычные навыки, узнать о которых было бы весьма любопытно. - Поужинаем баландой? - посмеялся парень и слез с кровати - Да они тут даже и знакомиться с девушками разучились. Все таки девушкам было тяжелее. В разных планах. Тяжелый физический труд, дисциплина и, как говорила коллега, толпа изголодавшихся мужиков. Хорошо еще, что одаренных разделили одной только жалкой перегородкой, иначе была бы скука смертная, а так, хоть какое то общение. Резонанс подошел к перегородке и осмелился заглянуть на женскую половину. В Сейчас ничего плохого небыло, но если кто то посмеет заглянуть на их половину перед отбоем, то весьма велика вероятость того, что способности все таки пойдут в ход. - А что ты подразумеваешь под "чем-то серьезнее"?

Skady: Эл лежала на своей койке, закинув руки за голову и разве что не плевала в потолок. У лампочки жужжала жирная муха. Брысь! - приказала мутантка и встревоженная муха заметалась, ища путь выхода и в конце-концов просочилась в форточку, избавив новобранцев от своего назойливого присутствия. Над перегородкой появилась встрепанная голова. А ты, значит, с девушками знакомиться умеешь? На губах одаренной заиграла улыбка. Тот, кто плохо ее знал, мог бы сказать - она рада разговору. Тот, кто знал ее лучше, сказал бы, что она придумывает новую пакость... - А что ты подразумеваешь под "чем-то серьезнее"? Скади смерила паренька оценивающим взглядом, как смотрит кошка на мышку - сейчас съесть или потом? Кошка решила, что мышка больно худенькая и проку от нее будет не много, так что в парня не полетела ни подушка, ни что-то потяжелее... Девушка пожала плечами. - Ты думаешь мы до конца службы будем тренироваться в построениях и стойках с пистолетом в руках? Это морская пехота, мой дорогой. Так что самое страшное еще впереди. Ты еще взвоешь, когда мы под дождем будем полосы препятствий проходить по уши в грязи и тяжелой винтовкой в руках, которую ни в коем случае нельзя заляпать грязью, ибо она нужна будет в действующем виде. Вы спросите почему же Лиз не могла дождаться этого ужаса? Все просто. Как уже говорилось, она пришла сюда, чтобы научиться чему-нибудь новому, а вовсе не из патриотических порывов. она вообще гражданка Канады и к армии США не имеет никакого отношения.

Dazzler: Она много размышляла над тем, зачем решила пойти служить. Вариантов ответа множество, но ни один их них не будет правильным. Она сама не знала какого косого лешего ее понесло в армию. Ее сознательная жизнь прошла в игре на публике, в музыке, в чем угодно, но только не в армейской службе. Вспышка в неизменным сарказмом отрицала бы все увещевания, если бы кто-то решился сказать ей, что она окажется лагере Морской Пехоты США Перрис Айленд затем, чтобы почувствовать на собственной шкурке, что такое казармы, обучающая военная подготовка и неизменные полные презрения взгляды армейцев, в которых отчетливо читалось «Мутанты». Рик Кейв. Элисон видела его чаще, чем себя в зеркало. В любом другом жизненном обстоятельстве, Искру это неминуемо раздражало, но исключение было исключением и, не смотря на себя, девушка уважала своего главнокомандующего. Хотя бы за то, что он знал и умел больше нее в военном деле, где знания девушки сводились к планке «отчетливый минимум». Гладиаторские бои одно, а служба в армии – другое, и эта разница всплывала перед глазами при каждом громком выкрике Импульса. Колебания воздуха не прекращались даже ночью, и если бы кто-то из женского корпуса проснулся в момент царствования Морфея, то к своему удивлению увидел светящееся тело. Искра все свое внимание уделяла тому, что говорил мистер Кейв, и постоянно следить за своими силами было затруднительно, поэтому в моменты полного расслабления Вспышка становилась «фонящим атомным реактором». Обращение в пистолетами происходило на вполне дружественной ноте, что способствовало Блейр довольно быстро справиться с огнестрельным оружием. Команды Кейва путались в голове, своеобразной кашей заполоняя мыслящее пространство Ослепительной. В голове путалось, а руки делали. Если общение с оружием проходило вполне хорошо, то общение с населением было скудно. Загруженная Элис, не улыбающаяся пародия на стойкость перед новым неизведанным материалом, только приглядывалась к таким же, как и она новобранцам, отмечая про себя черты их поведения. К удивлению заметила среди маячивших впереди спин Кинней. Узнала еще некоторых столь же интересных личностей, но времени на полноценный разговор не вполне хватало, поэтому Элисон решила отложить все намечавшиеся полемики. … Женский корпус. Собрание прекрасной, но опасной половины населения нынешней коммуналки. Вспышка, облокотившись спиной о стену, сидела на своей кровати, прикрыв глаза и расслабив плечи. Кто-то разговаривал между собой, кто-то созидал в одиночестве суть своего положения, кто-то был занят заслуженным отдыхом. Разговор мисс Рэйн и Резонанса смог привлечь внимание Элисон, так как она сама не раз об этом думала. - Да-а.. «Самое страшное» навевает некоторые опасения относительно дальнейшего продвижения по службе. – Ухмыльнувшись правым уголком губ и хитро приоткрыв глаза, вполне серьезно произнесла Искра. – Интересно, мы будем специализироваться только на учениях на суше или же выйдем в море как подобает морской пехоте? – ожидание реакции то ли на верный вопрос, то ли на предопределенную глупость.

Wanderer: Вот как приятно было после всех строевых занятий, а потом еще и урока по обращению со столь нелюбимым оружием, взять в руки нечто более стандартное для себя самого же, с тем еще учётом, что Рик позволил оную вещичку прихватить. Гитара. Уже ставшая верной спутницей жизни музыканта, далеко не по своей собственной воле попавшего сюда. Как-то не особо задумываясь над мнением большинства окружающих касательно его игры, полуразвалившись на койке и опёршись на локти крыльев, Ворон безо всякого стеснения вспоминал и наигрывал-играл любимые баллады и просто полюбившиеся произведения. Инструментальные, без слов, чтобы совсем уж не нервировать товарищей, если им вдруг это не нравится. Тексты, порой, крутились у него в голове так, мысленно. И всё для Звёздочки, находившейся за той стороной сей разделительной фанерной завесы. Что-то Айрен сильно подозревал, что перспектива провести несколько месяцев бок о бок с таким количеством незнакомого народа её совсем не радовала. - Миша, только не вздумай им это в лицо сказать. - настоятельно порекомендовал своему же ученику со школы, заглянувшему через огораживающую фанерку, Ворон, продолжая расслабленно и совсем непринуждённо перебирать струны, будто и не отвлекался. Полушутливое замечание Резонанса насчёт "косо смотрят" парень благополучно пропустил мимо ушей, хотя в душе с ним согласился. Просто за свою жизнь он уже привык к такому отношению, а ведь тогда у него не было крыльев в таком вот постоянном виде, но дела с обществом, как это ни странно, были на порядок хуже, чем сейчас. То ли это Джон, находясь в школе Чарльза, более открытым стал, то ли просто чувствовал, что зла здесь никто друг другу не желает. Есть только недоверие. "А люди, видимо, просто в шоке от такой большой компании мутантов близ себя... хех..." На заявление Реза откликнулась некая девушка, и хоть в глаза её Джон сейчас не видел, пусть и не самый абсолютный, но слух, что имелся, позволил узнать её по голосу. Та самая, с которой Никки чуть в первый день не поругалась. Дальше к беседе присоединилась еще одна, но уже совсем незнакомая. - Ну, на настоящее поле боя нас вряд ли отправят, во всяком случае, в скором времени. - сильно не отвлекаясь от своего занятия и попыток помузыцировать и поимпровизировать что-то на ходу, Айрен краем уха следил за разговором. "Самое страшное" как раз его не пока еще испугало и даже не напрягло, но отчего-то в уме по ассоциативной цепочке всплыл целый сборник армейских и военных песен. Наверняка прибьют ребята, если он сейчас вдруг начнёт такое горланить петь во весь голос. Хотя, признать, хотелось, пусть там многое очень грустное и вряд ли подняло бы боевой дух или просто настрой. Что-то - может быть, но не всё. Просто собственное настроение вдруг резко перескочило на совершенно несерьёзную волну. Может, от того, что начальство со всеми указами сейчас далеко? - Хотя, если в море выйдем, это явно интересный опыт будет. "... Здравствуй, дома, милое крылечко, здравствуй, батька, здравствуй это я!.." "... Туман вместе с дымом последнего боя, туман над травой, что растёт под тобою..." "... Я в зеркало гляну украдкой, и в рамке покажется мне небритый солдатик... пропавший на прошлой войне..." "... А на войне, как на войне, подруга, вспомни обо мне..." "... Выставляй вино на стол, что рыдать да маяться? Вот и я домой пришел, со свиданьицем... и что воет пёс по мне, тебе только кажется..."

Star Dust: С пистолетом Николь не подружилась, хоть и проявляла куда больше усилий с ним познакомится как следует, чем с людьми. Ей хотелось освоить прицеливание и выстрелы, но просто не получалось. Все шло не так. Вроде и делала по инструкции, и целилась правильно, а пуля все равно прилетала на белую область мишени. Проблема была скорее в способностях Николь, в ее подсознании. Ее силы были тонкими в управлении, деликатными, сложными и непонятными для человеческого разума. Разбиваясь на миллион частиц, у нее разбивалось зрение, и она видела все в молекулярном виде, сразу с разных точек и позиций. И при этом не сходила с ума, голова не кружилась, тело слушалось. Скорее всего именно потому в голове у нее вечно пребывала суматоха и множество мыслей, а Джону было так неприятно и тяжело, когда Николь распадалась на пыль полностью. При управлении "звездной пылью" Норвильт использовала один прицел, а здесь действовали совершенно другие законы, властвовали другие действия, которых Ник по природе своей просто не воспринимала. Кенгуру никогда не поймет как ящерица ловит птичку языком. Служба шла отреченно. Ник ни с кем не общалась, кроме Ворона, никому не жаловалась, ни с кем не обсуждала прошедший день, никого не жалела. Если было больно, молча массировала мышцы, всегда терпела. Единственный, кто чувствовал все - был Ворон. Пожалуй только в армии их связь так долго не прерывалась из-за изчезнувших медитаций Ник. Теперь ей приходилось втихаря подбираться к окну по ночам, чтобы только "глотнуть" лучик лунного света и получить немного энергии, а заодно жизнь себе сохранить. Еще одной радостной неожиданностью стало место сна Норвильт. Толи это коварство Судьбы, толи ошибка природы, некомпетентность, но ее положила на верхней полкой прямо над... Волной. Да-да, именно Норико Ашида стала "соседкой" по кровати и сей факт вовсе не добавлял оптимизма. Пару ночей они уже успели переругаться, правда на утро серьезно пожалели об этом, но факт оставался фактом: две особы, совершенно непереносившие общество друг друга, оказались ладно бы в одном армейском корпусе, так еще и на одной койке! В свободное время Ник спокойно лежала у себя на койке или подсаживалась к Джону, нагло рассиживая на мужской половине казармы. Если кто-то что-то и пытался сказать против, то сопровождалось это либо очередным едким замечанием, либо убийственным взглядом аля "как-будто я здесь на вас пришла смотреть". Сейчас Норвильт была занята тем, что слушала мысленные песни Джона вперемешку с чтением романа Остин, который она хоть и любила, обзывала сопливым, и вслушивалась в его аккорды. Как раз закончилась последняя глава "Чувства и чувствительности". "Забавно... В романах Остин всегда бывает happy end. Наверное этим они мне и нравятся - полнейшее отдаление от жизни. Совсем другое дело Джонатан Страуд, убивший своего героя в конце трилогии Бартимеуса," - задумчиво передала Джону Ник и спрыгнула с верхней койки. "А люди, видимо, просто в шоке от такого большой компании мутантов близ себя... хех..." "Еще бы. Они ведь нас ненавидят. Знаешь, иногда мне кажется, что я бы не отказалась отправиться на фронт..." Констатировав это, Николь обошла перегородку, кинув суровый взгляд на Резонанса, и молча уселась на край кровати Джона возле грифа его гитары, прислушиваясь скорее к переливам музыки, нежели к текущему разговору, который ее мало интересовал. "А я никогда не была на море... Все больше по континентам."

Resonance: Резонанс поймал взгляд девушки, который ему показался добрым знаком. Добрым, но хитрым. Несмотря на это парень улыбнулся ей в ответ. Многие из отряда Резонанса уже обладали хорошими навыками. Видимо это было связано с их нелегким прошлым. Взять хотя бы эту улыбающуюся особу. Она смотрела на пистолет просто искрящимися глазами. Или на девушку, которую вызрал их командир. Вот она то умела все и делала это прекрасно. Парня это ничем не пугало. Напротив, хорошо, когда рядом есть опытные люди, в отличии от самого Михаила, который не испытал ничего серьезнее, чем несколько заданий Людей Икс и тренировок в опасной комнате, если не брать в расчет еще несколько передряг на его задницу. - Я не думаю, что мы будем только тренироваться со стойками, еще придет время очередного марш-броска. Но ведь нас сюда не просто так созвали, чтобы доказать неприкосновенность ее величества америкаской Конституции. - ответил он девушке и тут в разговор стали подключаться собеседники, видимо скуке пришел временный конец. - Ну, продвижение по службе, как мне кажется - это естесственное явление. - ответил он другой, так и продолжив держать свою мознатую голову над перегородкой. Тут на некоторое время прервалась звучная мелодия Джона. - Да они даже подойти к нам побоятся - Резонанс любил слушать как он играет, именно как играет. Мелодичные ритмы без слов порой очень хорошо действуют на настроение, духовное состояние и вообще помогают мыслить о хорошем и добром. Рядом с Джоном вечно болталась девушка, которую он тоже видел в школе, видимо они были вместе. Но она была какая то замкнутая, не разговаривала ни с кем больше, была тихая и вообще проявляла мало эмоций. Мишка даже не знал как ее зовут. Такую скрытность он не любил и это было слегка подозрительно, учитывая то, что они даже живут в одной школе. - В море, это конечно интерестно, но это еще одна неопределенность и еще одно испытание. Мне любопытно, почему нам не разрешают использовать наши способности, ведь в некоторых ситуациях они бы стали очень полезными, как в бою, так и в мирное время.

X-23: Было что-то устрашающее в глазах лейтенанта, когда тот заверил её в своей способности отключить сентиментальность. Кинней хмыкнула и равнодушно отвела глаза в сторону, чтобы не сверлить Кейва испытывающим взглядом. «Плохо…»- констатировала Лаура, как только услышала о осведомлённости Рика о её маленьких приступах клептомании,- «Даже удивительно, что он не предположил что я весь отряд отправить на тот свет ночью вздумала, а сразу нашел настоящее объяснение. Интресно. А как долго он репетировал этот разговор или это чистая импровизация?» Выслушивая всю красноречивую речь о великом благородстве, девушка мысленно ставила галочки. Чем больше командир говорил, тем сложнее ей было удержаться от едкого замечания. Обижать этого человека ей не хотелось, но в силу неопытности и возраста она всё же вставила свою реплику. - И много ли таких идеальных солдат Вы встретили на своём пути?- с поддельным интересом спросила Ло, но голос был полон жестокой иронии C историей военных компаний она была хорошо знакома. Девушка держала в руках копии отчетов главнокомандующих, одобренные тактические предложения. Её изучению представилось два дневника особо впечатлительных солдат, находящихся в разных местах, в разное друг от друга время, один был женат, другой отъявленным холостяком. Абсолютно разные люди, но одно их связывало- война и их участие в ней. Неоднократно на страницах всплывали поведение сослуживцев хозяев дневников и они никак не подходили под идеал Рика Кейва. Кинней была готова поставить окончательный диагноз «Мечтатель идеалист» и поставить под этим свою подпись, но…Что это только что было? Её пожалели? Командующий имел неосторожность высказать всё то, что думал? Осознавал ли, какова будет реакция Кинней на брошенную в её сторону жалость? Глаза приобрели очень нехороший кровавый оттенок, по сценарию в следующий миг Кинней должна была накинуться на лейтенанта и заставить пожалеть о своих словах. Икс буквально впила пальцы в подлокотники стула, на котором сидела. Девушка была на грани наплевать на всю затею с армией и внести небольшую поправку в воинский устав собственноручно. Она не знала, что больше всего взбесило её ошущение западни из которой ей действительно в одиночку не выбраться или то, что это так заметно со стороны. Но в следующее мгновение взгляд потускнел и стал безразличным. -Убегая, вы ничего не сможете поделать с собой и обратитесь в зверя, жестокого и очень кровавого. Звучало абсолютно не радостно. Внутри что-то переключилось, на данный момент Лаура увидела всю безысходность ситуации. Если так или иначе ей суждено из профессиональной убийцы стать обычным опасным зверем, зачем тогда противиться судьбе? Вряд ли Кейв имел в виду именно это, скорей он пытался призвать Кинней к изменению своего мировоззрения, но она всегда понимала всё по-своему. Наверно после такой проникновенной речи командующего многие пересмотрели свой взгляд на жизнь или уже ревели бы, объясняясь с собеседником. Сейчас она могла бы начать затёртую пластинку, но решила пойти другим путём. Почему-то казалось, что она не выйдет из этого кабинета пока не сообщит Кейву, хоть малую часть того, что он хочет услышать. Поэтому с глубоким вздохом Лаура приступила к разговору спокойным и ровным голосом, глядя прямо в глаза мутно-зелёного цвета. - Хоть что-то?– кажется в зелёных глазах сверкнула искорка,- Я не верю в Санта-Клауса и зубную фею. Я не праздновала своё совершеннолетие и никогда не пела в караоке. Буквально пять минут назад, я была готова убить Вас, не думая о последствиях своего поступка,- опасная откровенность,- Являюсь двадцать третьим эмбрионом Оружия Икс, ныне известного как Росомаха. У меня нет официальных бумаг об окончании хотя бы средней школы, хотя я прекрасно знаю всю школьную программу, как бы самоуверенно это не прозвучало. Не пугаюсь при виде мышей или ползучих гадов. Не считаю, что Вы правы в своих предположениях о моём будущем, но отнюдь не исключаю такой возможности. Мне нравится Ваша прямота в выражениях потому, что не надо искать скрытого смысла и цепляться за странные намёки. Спокойно отношусь к фильмам ужасов, собственно не удивительно. Понятия не имею, что тут делаю. И да, оружие действительно забрала я, но отдавать не собираюсь просто потому, что это может мне понадобится. Спешу заверить, что просто так стрелять на базе не буду. Я не пацифист и не образец гуманности и это не особо меня смущает. Она говорила это голосом, лишенным эмоций, что далось с трудом. Фразы, разбросанные как попало это не просто случайность. Девушка просто озвучивала каждый факт или мысль, всплывающую в её голове. Вроде и не поделилась ничем дельным, но и создала видимость откровенности. - О чём-то хотите поговорить более конкретно?- хлопнула ресницами Лаура, кроме жесткого характера она обладала ужасной привычкой добавить масла в огонь Раньше за ней такого не замечалось, Кинней стала подобна собаке, которую отпустили с привязи и она предоставлена только себе, может вилять хвостом сколько ей хочется и даже лаять во весь голос…Вот только потом не понимаешь, что с этой свободой делать.

Surge: Эта затея с самого начала была ненормальной. Нет, не ненормальной. Безумной. Господи, что она забыла в армии?.. Увы, Норико не могла даже пожаловаться на то, что не знает ответа, потому что это было не так. "Убежище от чокнутого экстернала, вот что я здесь забыла, - она мрачно пнула какую-то валяющуюся на пути банку из-под минералки. Откуда она взялась в их с Норвильт "комнатке" - отгороженной от остальных куском гипсокартона двухэтажной кровати, можно было только предполагать. - Урою того, кто к нам ее закинул". Когда "ко мне" превратилось в "к нам", сказать с точностью Волна бы не могла. Единственным ее утешением в тот момент, когда она обнаружила, с кем ей придется делить кровать - Боже, звучит-то как! - были подозрения, что для строптивой Звездной Пыли это еще больший шок. Какой ид... простите, неумный человек додумался поселить их вместе, они не имели никакого понятия, но благодарить его за это ни Ашида, ни Норвильт не собирались. Поначалу Норико склонна была думать на Джона: может, сообщил Кейву, или кто там ведал их размещением, что-де этих двоих неплохо бы как-то научить ладить, иначе они при случае пол-базы разнесут. Однако тихий, миролюбивый Айрен вряд ли был способе на такую подлость. И Норико, вздохнув, смирилась с неизбежным: ближайшие недели ей предстоит провести бок о бок с "Никки" - брр. Но именно так звал эту эгоистку Джон. По сравнению с этим все задания и построения, через которые им приходилось пройти, были сущей ерундой. Сейчас же Норико, отшвырнув прочь злосчастную банку, плюхнулась на свою кровать - ей удалось-таки отвоевать нижнюю полку, высоту она никогда не любила, - и закрыла глаза. Стала слушать. Пение Джона, порой такое тихое ,что его трудно было различить, очень скрашивало серое однообразие армейских будней. В казармы ей удалось пронести только пару томиков какой-то старой манги и несколько книг, плеер протащить не дали. И Ашида, изголодавшаяся по музыке, готова была слушать сейчас даже вопли пьяных матросов под окном, не то что Ворона. Однако на этот раз бренчание гитары вдруг прервалось, а за стеной, похоже, завязался разговор. - Интересно, мы будем специализироваться только на учениях на суше или же выйдем в море как подобает морской пехоте? - послышался смутно знакомый женский голос. Волна подтянулась и влезла на верхнюю полку, с любопытством вытянула шею. Говорили четверо: собственно Джон, паренек из Института ,которого она пару раз видела в коридорах, но не знала даже по имени, и две незнакомые девушки лет двадцати на вид. Значит, голос все-таки был не "смутно знакомым"... Принадлежала последняя фраза, по-видимому, как раз одной из этих девиц, худощавой, слишком неформального не только для армии, но и вообще для нормального общества вида. Возле Айрена застыла с каменным выражением лица неподвижная, как статуя, Николь. Норико перегнулась через перегородку и помахала рукой Ворону. - Надеюсь, что до моря дело не дойдет. Не люблю воду. "Интересно, Норвильт сразу снесет перегородку за то, что я поприветствовала ее Джона? - злорадно подумала она. - Ах да, я же еще и на ее кровати сижу. Прощай, казарма". В глубине души ей уже давно хотелось спровоцировать Николь на какую-нибудь глупость, заставить ее сброить эту ехидную маску и выплеснуть наконец все, что не дает ей стать... кхм, нормальным человеком. Без этих чудовищных заморочек. Но провоцировать ее в пределах этой базы было бы неосмотрительно.

Skady: Ох ты! Как всех заинтересовал их разговор... Заинтересовал? Вернее будет сказать, что мутантам стало настолько скучно, что они решили пожертвовать своей единоличностью. Ну-ну... Эл села и взяла с тумбочки щетку для волос. Кого-то ей напоминал этот улыбчивый парень, воспринявший всерьез ее прикол с "поужинаем баландой". Тот вояка был не столь учтив и куда как более напорист, но стоило пригрозить и напомнить, что он имеет дело с мутантом, как весь его пыл как рукой сняло. Ах да, Нефедов был похож на того хоббита-весельчака из фильма... Пиппин что ли? - Да заходи уж, страдалец, - пригласила его девушка на девчачью половину, похлопав по своей койке и подтягивая ноги к себе, освобождая место для парня, - А как же тебя зовут, такого любопытного? Никакого толку от этих перекличек, только фамилии и знаешь. Одаренная расплела растрепавшуюся за день косу и начала расчесывать длинные волосы, наблюдая за включившимися в разговор мутантами. Один из икс-учеников тихонько наигрывал что-то на гитаре, создавая приятный фон к беседе. Она всегда мечтала научиться игре на гитаре, но все ее попытки не принесли ничего, кроме раздражения. Тонкие ловкие пальчики, в которых пистолет превращался в продолжение руки, деревенели, стоило им коснуться струн. Странно это. Здесь они, представители разных сторон и сил, относились друг к другу терпимее что ли? Нет, ощущение этакого воинского братства разумеется не было, но и неприязни на фоне идейных целей не было. Нет, Скади чувствовала, что многим действует на нервы со своим нахальством, наглостью и самовлюбленностью, но попыток придушить ее во сне пока не было. - Самое страшное, мои уважаемые сожители, будет когда мимо вас будут свистеть вражеские пули, на плечах будет висеть раненный товарищ, а патронов в рожке не останется. Вот тогда надо будет бояться. Я бы посоветовала вам заранее приготовиться к тому, что как только мы пройдем обучение, нас кинут в зону ведения боевых действий. Взвод обученных солдат с сверхспособностями - лакомый кусочек для людей-генералов. Который к тому же будет очень сильно мозолить им глаза. И даже наш бравый коммодор Кейв не спасет наши задницы от этой незавидной участи. Нас бросят в самый центр бури, надеясь что там же нас всех и положат. И облегченно вздохнут, когда это произойдет. Потому как, не смотря на все стремления к сближению людей и мутантов, мы остаемся для них выродками. Лиз заплела расчесанные волосы в тугую косу, завязав ее простой черненькой тряпочкой. - Не думаю, что нас пустят на борт корабля, пока есть возможность этого не делать. Во-первых, это не так уж важно. Мы ведь десант и не обязаны уметь управлять кораблем, для этого существует морские войска. А спускаться по трапу нас могут поучить и на суше. Во-вторых, в нашем отряде много девушек, а моряки очень суеверный народ, а баба на корабле, как известно, к беде. Да и к морской болезни за пару выходов в море не привыкнешь. И куда они поперлись, такие неподготовленные? И ножки-то у них после марша в строю ноют, и пистолет-то не стреляет, и дядя-командир строгий... Ох и намучается с ними Рик... - Мне любопытно, почему нам не разрешают использовать наши способности, ведь в некоторых ситуациях они бы стали очень полезными, как в бою, так и в мирное время. - Бедненький ты мой, и часто тебя головкой в детстве на пол роняли? - с искреннем сочувствием спросила воровка, сочувствующим взглядом смотря на мутанта, а потом, передернув плечами, добавила, - Ну уж точно не для того, чтобы мы тут все не разнесли, у военных есть способы куда как более радикальные для того, чтобы это предотвратить. Просто наш коммодор мутант умный и умеет заглядывать в будущее, и понимает, что мы можем оказаться в такой ситуации, когда на способности рассчитывать не придется. И придется вытаскивать себя из дерьма полагаясь лишь на полученные здесь навыки и физические возможности обычного человеческого тела. А может еще статься так, что кому-то из нас надо будет работать под прикрытием, когда ни в коем случае нельзя выдать себя, а способности, согласись, вещь такая, что привлекает к себе внимание. Взгляд мутантки упал на пустующую кровать Лауры. Она вспомнила, как Кинней вызывали к Кейву. На губах заиграла ехидная улыбка. - А где это гуляет наша подруга? Не поздновато ли для вечернего чая? Кажется у нашего начальства завелись любимчики. Интересно, они до коньяка с шоколадкой уже добрались или все еще находятся на стадии "Рядовой, вас все устраивает? Если есть какие-то проблемы, я тот, кто может помочь". На сколько я знаю Кинней, могу предполагать второе...

Impulse: Разговор шел явно по очень трудному пути, пробиться к сознанию человека настолько сильно забитого жизнью и всем что в ней происходит очень трудно. Доказательством тому что Кинней и правда в очень тяжелом положении было то что слова о жалости заставили ее закипеть, но что-то разумное видимо все-таки пробилось и девушка успокоилась. Кейв ишь покачал головой. Рику было тяжело, не потому что девушка была слишком упорной, а потому что в ней он видел себя одиночку, парня рубаку из японских городов. И поэтому желание дать понять что есть иной путь в жизни возрастало. А вот вопрос о идеальных солдатах заставил Рика улыбнуться. - Идеальных людей нет, а мутантов тем более. Есть те кто стремится к идеалу. И таких я видел сотни. - Кейв бросил официоз и перешел на ты на правах старшего и по званию и по возрасту. - Тебе Лаура, мало что известно о жизни, ты много времени уже провела в бегстве и муках, именно муках ведь что такое быть оружием я знаю не по наслышке. - Последние слова были тяжелыми и очень серьезными, ведь агент ОСС, ЦРУ, ФБР не один десяток лет был клинком в руках правительства. Лишь недавно он стал тем кто сам правит оружием. - идеальными становятся те кто знает кто рядом с ним и верит ему, тебе я еще не верю. Ты рассказала мне сейчас сухую выдержку из своих собственных анкетных данных, - Рик указал пальцем на досье. - Ну еще сделала мне комплимент, за это спасибо. И не думай то я имею в виду слова про прямоту, я о твое желании меня убить. Знаешь, ведь это еще никому не удалось, не считай это хвастовством, это одна из моих страшных правд. - И вновь взор Рика стал жестоким и смертоносным, так смотрят лишь те кто идет убивать, но лейтенант умел отделять эти грани и делать то что желает, воля его была могущественна. Но сейчас взор его не менялся обратно на спокойный, Кейв встал из-за стола и слегка оскалившись посмотрел в окно, а потом вновь обернулся, он не мог справиться с собой, потому что чувствовал почти равного себе, и это заставляло древний боевой дух пробуждать желание выяснить кто сильнее. - Будь я проклят если сейчас подумал что хочу увидеть как бьюсь с тобой. Лет пятьдесят я себе такого не позволял... - Последняя фраза немного приоткрыла темную завесу той таинственности что держал Рик. Ведь никто еще из его взвода так толком ничего и не знал о нем. - Фух...- тяжко вздохнул Кейв переборов сильный спонтанный выброс адреналина в кровь. - Еще чуть чуть и разговор закончился кровопролитием. Уж больно ты меня завела, и это хорошо. Лучше продолжим то о чем мы говорили. Ты видела что может происходить даже с тем кто уже давно считает себя свободным от всего. Я тебя и испугался и возненавидел, так же и ты, ты меня и испугалась и возненавидела. Я тебя вижу насквозь. - Рик сел на место, сегодня он совершал очень много хождений по кабинету. - Конкретнее я говорить не смогу, и повторюсь что я хочу помочь тебе кое что разглядеть в мире. Нужно уметь, или по крайней мере переборов себя научиться хоть как-то настраивать контакты с людьми, меть общаться, научиться быть свободным не в смысле куда хочу туда и побегу от проблем, а уметь разбивать оковы проблем, быть сгустком воли, свободы. Пусть твой нрав своеобразен, и менять его я не стану, но я вижу что не все потеряно и ты даже не столько черства как Росомаха, а его я хорошо знаю. Ты можешь с легкостью измениться. Но мне нужен твой ответ, ты хочешь хоть что-то изменить? В себе? - Последний вопрос был произнесен с ноткой отеческой доброты и желания помочь.

X-23: Тишина, которая заряжала воздух вокруг сильным напряжением, по коже пробежались мурашки, когда она вновь увидела этот взгляд. Зеркальное отражение? Кинней не спускала изумрудных глаз с лейтенанта, взгляд был пронзительный и цепкий, холодный и сфокусированный. Она ожидала чего-то. То ли смеха, то ли выброса какого-то клинка, а может чего другого. Девушка просто была уверена, что сейчас что-то должно было произойти. Но выдержка Кейва была достойна награды. Девушка весьма громко выдохнула в знак облегчения. Видимо сегодня она не получит того бешенного адреналина от которого в жилах стынет кровь, а в висках пульсирует боль. Икс даже не ожидала, что элементарным высказыванием устроит в комнате настоящий склеп. Голос одарённого пронесся по помещению, размораживая воздух, которого стало слишком мало или ей только показалось? Лаура на несколько секунд зажмурила глаза и восстановила привычный для спокойного состояния ритм сердца. Тяжело придётся, если такие беседы будут постоянны. Хотелось съязвить. Последнее время это стало ужасной привычкой для Лауры, но что тут поделаешь? Девушка замкнула пальцы рук замком, оставив свободу лишь большим и начала гоняться одним пальчиком за другим. Это успокаивало её. Только сейчас до неё дошел смысл его слов. « Пятьдесят лет? Маленький просвет в знаниях о нём. Это он минимум на тридцать лет старше меня, значит времени на продвижение по службе у него было более, чем достаточно. Так почему же он ещё лейтент? Слишком большой конкурс? Может это его предел?»- пожалуй Икс была сейчас увлечена в выискивании недочетов в Рике Кейве. - Позвольте поинтересоваться о Вашем настоящем возрасте,- любопытство взяло верх, но обратиться к офицеру выше званием на «ты» Кинней не решилась, да и учитывая возрастную разницу Конечно лейтенант не раскрывал Кинней душу и её это раздражало. Его желание узнать, что под её скорлупой и такая малая отдача. Если мысленно стянуть с него офицерские прибамбасы, оставить только человеческий фактор. Перечеркнуть принадлежность к военному сброду и оставить лишь личность. Что останется в итоге? «А может он и вправду понимает?»,- Лаура виновато посмотрела на мужчину, что теперь уже сидел напротив неё Признаться честно, эти его перемещения из одного угла в другой и обратно резал зрение и напрягал. Понятно, что Кейву не так уж легко подбирать слова. Кинней тяжко вздохнула и даже пропустила упоминание об Росомахе, хоть руки непроизвольно сжались в кулаки, привычка. Интересно, а ему сообщили, что его клон сейчас пытается узнать пригодна ли она для армии США или тот как всегда в неведении. Какая к чёрту сейчас разница, но это слишком больная тема для девушки. Может начать знакомство с лейтенантом заново и сразу же обмолвиться, что не стоит в её присутствии упоминать о Росомахе? - Хочу... многое…- слабо подала голос Кинней, смотря куда-то в сторону,- Вы не доверяете мне, я не доверяю Вам…Ну и что же из этого получится?- разумный вопрос с её стороны, но у офицера наверняка был уже грамотный ответ. Девушка может наступить на горло своему недоверию, ведь всё же и она способна положиться на другого человека…наверно способна. За время пребывания на этой базе Икс поняла, что необучаемых людей не существует и рано или поздно они смогут автоматизировать свои действия. Сейчас Кинней почему-то взволновал один вопрос: «А не считает ли Рик Кейв, что я способна лишь выполнять приказы и не думать своей головой? Ведь каждую деталь в мозаиках подбираю конкретно я. Я не глупая машина, я вполне мыслещий человек, выбирающий оптимальное решение. Вот только цель мне задают, а не я…Что ж…Если этот мужчина способен научить меня выбирать, почему нет?» Кинней подняла полный решимости взгляд и посмотрела прямо в глаза лейтенанту, сейчас она заметила в них мудрость и наличие опыта. - Я готова содействовать, сэр- сорвалось с губ, прежде чем Лаура сама осознала важность сказанного,- У меня есть хорошие воспоминания из прошлого.- новый вариант старой песни

Resonance: Извиняюсь за ошибки, привод слетел, не могу поставить word... P.S. 5 баллов за Пиппина Начало происходить то, что Мишка так и ждал. Он начал все таки налаживать отношения с окружающими, а кроме как положительными, они никакими больше не могли быть. Таков был характер парня. Не любил он собачиться, враждовать, цапаться, поэтому всегда старался быть с окружающими именно в хороших отношениях. Он всегда чувствовал себя слегка неуверенно в новом коллективе, но сейчас, видимо, все стало потихоньку налаживаться. Его пригласили на женскую половину и тот с улыбкой сразу же присел на место, на которое его позвали похлопыванием рукой. - Михаил, можно Миша. Для каждого мужчины было честью такое приглашение в цветник, будь то офис, общежитие или просто другая половиная, огороженная куском фанеры. Резонанс сел поудобнее и поджал под себя ноги, жалко имитируя позу лотоса. Это была никакая не породия на йогу или медитацию, просто парень любил так сидеть. Собеседница тут же начала разговор о пулях, поле битвы, о том, как от них хотят избавиться. У Мишаила, конечно же, были более оптимистичные планы на службу. А на вопрос о количестве падений на голову в детстве только позабавил Резонанса, на что он ответил - Ронять не роняли, но после восмого неудачного аборта, подумали, что все же лучше рожать... - ее слова ничуть не обидели его. Напротив, всегда можно посмеяться над собой, но только в меру. Дальше девушка четко ответила на вопрос Михаила, что породило в нем очень много любопытства об этой особе. - А откуда у тебя такой опыт? Познания не слабые, да и пистолет ты в руках держала, как шеф-повар держит кухонный нож. - заметил он. - А эта Кинней. Почему она все время молчит? - спросил Резонанс не смея предполагать, зачем ту вызвал их командир.

Impulse: Кейва заставил улыбнуться вопрос о возрасте, но за одну беседу раскрывать все то что долгие годы от многих было скрыто толстой завесой тайны Рику не хотелось. Но в ту же секунду он поймал себя на мысли о второй фразе девушки о доверии и тяжко вздохнув поднял на нее взор. - Доверие нужно создавать, пожалуй, я отвечу тебе на твой вопрос. Мне больше 120 лет. Надеюсь, такой ответ тебя удовлетворит? Если захочешь узнать что-то еще, то придется прежде уже дать ответ за свои слова о хороших воспоминаниях. - Кейв добро улыбнулся и ощутил некоторое облегчение, что-то начало меняться, слегка, но меняться. - Будем платить ответами за ответы. Раз все-таки ты решилась на сотрудничество, хотя не нравится мне это слово, сотрудничать могут те, кто мало доверяет другому. А я хочу, что бы меж нами было хорошее взаимопонимание и доверие Лаура. Знаешь если уж я хочу узнать довольно серьезную информацию о твоем прошлом, а именно что же в нем было хорошего то и я расскажу побольше, чем только, сколько мне лет. – Рик удобнее устроился в кресле и, оглянувшись в окно начал раскрывать завесу тайны. – Я видел в твоих глаза один немой вопрос после слов о полувековой давности последнего срыва, «почему он еще лейтенант раз ему так много лет?». Я правильно смог понять вопрос? Хех… Вообще я был солдатом без званий, агентом разведки ОСС, а потом ЦРУ… Агентам не положены звания, ведь если ты имеешь чин то значит на тебя есть документы в штабе армии, а это зацепка для разведки противника. Я должен был быть невидим, то есть вообще не существовать. Лишь в 1944 году меня удостоили возможности стать обыкновенным офицером десанта морской пехоты, и я тогда мгновенно получил свое звание. А потом время и мир вновь сделали меня пустым местом, я вновь был человеком без имени, агентом разведки. Время шло, а я и не рвался к звездам на погонах, я был тем, кем был. А сейчас я как тебе, наверное, известно являюсь директором Федерального Бюро Расследований и по всей идее обладаю полномочиями не ниже генеральских. Но, к сожалению, генералу бы не позволили командовать взводом, поэтому я поднял старые документы и по всем правилам стал вновь лейтенантом, это мое звание и я не стану лезть выше. – Кейв замолчал, он рассказал довольно много, и за эти слова сейчас можно было бы зацепиться, так что завтра вечером возможно на базу прибыли бы агенты ЦРУ и Кейв бы исчез, а через несколько лет нашли бы по миру куски останков неизвестного происхождения, но с ДНК Рика. – Я рассказал тебе почти государственную тайну, ведь я был немалым козырем в руках правительства, даже сейчас являясь полностью свободным человеком, я все еще под серьезным наблюдением и мне всегда грозит опасность. Но я ее не боюсь, не думай что я такой таинственный, потому что мне страшно, просто мое прошлое никому не нужно и я его никому не раскрываю. Тебе я рассказал все это ради доверия, хочешь узнать больше? Дай ответ за свои слова о прошлом. – Рик играл честно и без всяких штучек. Он сделал свое слово, теперь был ход Лауры. Кейв опустил глаза, его мысли сейчас были немного не здесь, ведь он давно не произносил в сух то, что было с ним в прошлом. Его же слова ударили его сильно, он давно не задумывался над тем какова же все таки была его жизнь, и какой она будет в дальнейшем.

X-23: Можно было присвистнуть. Прям долгожитель, ей Богу. Лаура внимательно слушала лейтенанта, всматриваясь в мимику и жесты. За весь их разговор, мужчина ни разу не скривил душой и не соврал ей, Лаура чувствовала ложь не хуже самого проницательного человека. Пульс учащается, дыхание меняется. У каждого человека свои признаки, но поведение слишком резко меняется и от них будто пахнет ложью, девушка не могла этого объяснить. Маленький ходячий детектор слабо верила в такую откровенность. Краткая биография из уст Кейва не была насыщенна деталями, но Лаура видела преобладающий красный цвет в его жизни. Для неё были излишни прилагательные окружающие службу Рика Кейва на правительство, он итак ранее слабыми фразами адресованными ей открыл свою тёмную сущность. Таких людей боятся и уважают, желают истребить и нападают целыми полчищами. В одном он был прав, у них есть что-то общее. У обоих руки запачканы кровью, а внутри живёт монстр, который требует продолжения пира. Вот только командиру удалось подавить в себе это чудовище, а Ло слишком слаба для этого. Кинней прекрасно понимала почему у солдата не было никаких званий и нигде он не числился, поймали его- отследили всю организацию. У неё даже настоящего паспорта не было, самодельная подделка. Но достойная подделка. Есть альтернатива профессии, если что-то пойдёт не так. «Вторая мировая война за плечами…Впечатляюще» Девушка кивнула. Тайны хранить она умела очень хорошо, просто никто не интересовался знает ли она чего интересного. А в этой иссиня-черной головушке храниться слишком много секретной информации. Главное, чтобы потом всё не перепуталось. Баш на баш. Лаура вела такого рода разговоры лишь с одним человеком, но рано или поздно надо открываться для внешнего мира и окружающих его. Может тогда будет проще искренне улыбнуться, не боясь обнажить какую-нибудь слабость? - Сказка про Пиноккио,- Икс отвела взгляд, пытаясь представить что сейчас лишь рассуждает вслух, а не выворачивается наизнанку,- Мне читала её мама, как только ей удавалось. Было много других сказок, но эта запомнилась больше всего. Вряд ли Вас создали специально для убийства. Я сомневаюсь, что можно было бы стать открытым жизнерадостным ребёнком, когда вокруг тебя лишь ученые и постоянные тесты, тренировки, - кажется она отвлеклась от главной темы,- Хорошо помню день, когда получилось превзойти результаты предыдущего Оружия Икс и услышать «наилучший экземпляр», для меня это было равносильно похвале. У меня были своеобразные друзья в этот черном месте, но ни один из них не выжил и тут гордится мне нечем. Девушка не знала известны ли Кейву подробности смертей, доказана ли её вина в этом? Хотя разве не достаточно того, что Лаура сама прекрасно это осознаёт. - На счёт мести…Знаете, я не почувствовала особого удовлетворения, и даже не собиралась лишать жизни этого человека. На тот момент во мне что-то перещелкнулось. В день, когда я потеряла дорогого мне человека, я приобрела настоящее человеческое имя. Не самое светлое, но от этого не менее значимое событие за то время. В голове всплывали картинки прошлого, проносясь слайдами перед глазами. Если бы можно было стереть это всё из памяти, Кинней бы этого не сделала. Все эти печальные и мрачные воспоминания делали из неё живого существо, которое могло чем-то поделиться с другими. Несмотря на возраст, она всё же на собственной шкуре познала всю жестокость, на которую только способен человек. Теряла близких людей она не только из-за их смертей, но и из-за опасности, которая окружала её. - После моего побега с базы Оружия Икс мне удалось найти друга и я славно проводила время, но всему пришел конец. Когда меня в очередной раз нашли. Я знала, что всё может повториться и пришлось отрезать все концы. Возможно это трусость, но я четко понимаю, что не смогла бы защитить друга. Те, кто меня окружают всегда оказываются в опасности и я стараюсь это предотвратить. Проще быть одиночкой и не заботиться ни о ком, чем с замиранием сердца делать тщетные попытки изменить судьбу. Я не всесильна и порой моих возможностей не хватает… Глупо было спросить терял ли Кейв близких людей, это удел всех, не только мутантов, но и людей вообще. Но не у всех дорогие сердцу люди умирают от твоей собственной руки. - Как Вам удалось стать…кхе…Свободным? Вернуть человечность?- пожалуй это был единственный верный вопрос в данный момент и это действительно интересовало Кинней. Кто знает, может и ей бы удалось пойти по этому пути.

Dazzler: Она мечтала. Уже который день ее физическое и моральное состояния требовали мороженого, обильно покрытого шоколадной стружкой, наполненного вишневым джемом и кусочками рубленного миндаля, в сладком хрустящем рожке… О да, она бы отдала немалые деньги если бы ей сейчас предоставили именно мороженого, именно такого, какой она хотела уже столько дней… Но, увы, увы. Мечты остаются с мечтами, потребности с потребностями, а Вспышка остается со своим несбыточным желанием в компании служащих на морскую пехоту США мутантов. Почему-то Элис всегда сочувствовала эмпатам. Наверно, наделенные даром чувствовать чужие эмоции, они жутко страдали в большой толпе, которая нещадно эмоционировала. Искра так же страдала. Кожей ощущая звуковые волны, исходящие от всего что двигается и шевелится, так же орет и извергает звуковые потоки. Эл представила, как неуютно чувствовали бы себя эмпаты в рекрутском депо, где каждый обычный солдат с обычной человеческой ДНК посылает флюиды презрения и ненависти по каким-то причинам пришедшим служить мутантам. Никто не знал, но Ослепительная уже несколько раз порывалась отделить лазерным лезвием несколько солдатских голов от их бравых тел. Ну или хотя бы показать солдатику «Кузю-кузю» и «козой из пальцев» лишить глаз. Не один, а целых два. Если бы Элисон продолжала совершенствоваться, то из нее бы вышел прекрасный садист. Но нет же, девочке захотелось петь, а совмещать садизм и сцену не пришло в голову. Вернемся к нашим офицерьезным баранам. Если к Рэйн пристали с чисто животными потребностями, то Вспышка чуть ли не сорвалась размазать несколько носов по рожам, эти носы носящие. Нет, ее не трогали, не подкатывали с различного рода сексуальными предложениями, но пара лишенных цензуры, морали и просто уважения к существу на порядок умнее, фраз в сторону Ослепительной почти сподвигли ее на защиту сея рода мутантского. Не все в Пэррис Айленде предвзято относились к «одаренным». Но и не все считали их неопасными существами. Находились такие экземпляры, у которых «мутанты» ассоциировались со словами «чума, выродки, смерть всему несущие» и т.п. Именно пара таких экземпляров попались Элис, когда она отвлеклась и, свернув не туда, оказалась у казарм обычных военнослужащих. Она незамедлительно ретировалась оттуда, вдоволь наслушавшись различных мнений по поводу того, что она за «существо, извергнутое из ада». В данном контексте много раз прозвучали цензурные «пи-пи», культурно заменявшие обильные маты. Искра понимала своим довольно умным чайником, что если позволит себе что-то большее колкого ответа, то вылетит из депо быстрее, чем успеет сказать: «Не виноватая-я! Они сами пришли!». Элис начала думать об этом, когда Михаил спросил на счет того, почему одаренным не разрешали использовать свои силы. Объяснила ему только Скади, ответ которой вполне совпал с мнением Вспышки. Блейр уже успела проникнуться уважением к сидящей неподалеку Элизабет, которая немало знала в военном деле и видимо на себе осознала все тяготы службы. Ослепительная открыла правый глаз, оставив левый в состоянии покоя и закрытости, и обвела одноглазым взором всех участвовавших в разговоре. Неоднозначная улыбка, которой бы позавидовала Джоконда, тронула лицо Элисон. Она узнала некоторых личностей. «Приготовьсь! В атаку, солдатики!» - беззвучно говорил открытый глаз, на мгновение вспыхнувший не весьма добрым голубым огоньком. - Мда-а-а… - протянула девушка. – Видимо, пока что мы должны благодарить нашего главнокомандующего Кейва за то, что он еще не стал нас муштровать, как тому полагается. – добродушно произнесла Искра, больше не обращая внимания на поколебавшую ее спокойствие своим присутствием личность. Игра Джона на гитаре ласкала ухо Элис, которой эта музыка стала маленькой отрадой за весь день. Она упрямо отслужит до конца, какой бы служба не оказалась. Больше вносить свою лепту в разговор девушка не стала, дабы не мусолить одну и ту же тему, но через минуту передумала: - Знаете, товарищи, мне интересно, зачем каждый из вас пошел служить? Именно сюда и именно в данное время? – с любопытством спросила одновременно у всех Блейр, еще раз обведя взглядом окружающих, на мгновение остановившись на Звездной, которая пока что не разнообразила разговор своим наверняка эксклюзивным мнением. Эта девушка заинтересовала бывшую певичку, тем более красноречивый взгляд Волны в сторону Николь был тому подоплекой.

Molly Millions: 1).Ф.И.О. Салли Ширс 2).Возраст (полных лет) 26 лет 3).Образование (среднее, среднее специальное, высшее указать нужное) среднее 4).Учебное заведение Средняя школа штата Нью-Йорк имени Честера Е. Артура 5).Специальность (при среднем специальном и высшем образовании) нет 6).Уровень физической подготовки (телосложение и спортивная подготовка) атлетическое телосложение, развитые рефлексы, высокая спортивная подготовка 7).Сверхчеловеческие навыки. хамелеон, невидимость, полное фазирование 8).Дополнительные навыки (да/нет): да. а) Навыки вождения автотранспорта. (Если есть указать каким транспортом) водитель категории B, C. б) Владения боевыми искусствами (какими) сават, свой стиль. в) Владение языками (какими) английский (родной), испанский (частично). г) Есть ли опыт участия в общественных организациях (каких, на какой должности) нет д) Умеете ли настраивать контакты с окружающими да

Impulse: Слова о прошлом Кинней что-то цепляли и в Рике, он видел себя, много лет назад, тогда когда боль, страх, гнев и непонимание так же гнали Рика прочь, за границу, туда где его не могли знать, где он мог стать другим. Когда девушка перестала говорить о своем прошлом Рик посмотрел на нее и произнес. - За свою долгую жизнь я терял и терял, я приобрел лишь одно - самого себя, а близких, друзей, любовь я потерял и стал один.. Лишь сейчас в новом мире я стал пытаться делать все по новому, я теперь использую свою человеческую сторону в полную силу со всем ее размахом. - Кейв говорил то в чем он уже убедился. - Ты спрашиваешь как я стал свободным? Вернул человечность? Я научился бороться с теми кто мне недруг не способностями мутанта, а силами волевого человека, своим духом. Там где нужна была поддержка, я был ею, и люди ценили меня, уважали и старались быть ближе ко мне что бы выжить. Война показала что несмотря на то что я мутант я человек которого могут оценить. Солдаты стоявшие со мной видели во мне человека со свободным умом и волей, и лишь второй ступенью они замечали то что я необыкновенен. После войны, я ненадолго потерялся, но в Японии я смог увидеть еще одну сторону. Я потеря силы и стал полноправно человеком, и меня стали бояться еще сильнее, ведь я не смотря ни на что нужными путями приходил к цели. Например, меня хотели поймать пока я был бессилен, так они считали, но когда ко мне пришли якудза я встретил их, как подобает истинным самураям, я бился с ними на равных и утопил их в крови, конечно, я сам чуть не пал, но они навсегда узнали что я ни за что не сдамся и найду путь как победить. Как бы жестоко не звучало, нужно бороться, что бы стать свободным, и бороться не так как ждет враг - способностями и уверенностью в том, что мутантская сторона сильнее, а умом, человеческим умом и человеческими возможностями. Тогда ты ставишь врага и себя в равные положения, а это мгновенно ломает все планы. – Кейв замолчал. В его голове всплыли некоторые страшные воспоминания, о которых он не хотел распространяться, но слова хотели вырваться. Что бы не сказать лишнего Рик быстро продолжил, но уже то, что хотел сказать. – Две составляющие уважение, понимание и страх с невозможностью просчитать тебя, делают тебя свободным, но это надо удерживать. А что бы удержать нужно, научиться понимать то, как тебе относятся и уметь меняться, чувствовать мир по настоящему, уметь любить, верить, дружить и помогать. Быть человеком. - Рик замолчал, в дверь внезапно постучались. – Войдите! – В кабинет вошел солдат и отдал честь. - Сэр! Прибыла новая служащая в ваш взвод, сэр! – отчеканил боец. - Кто же это? – Удивлению Кейва не было границ. Как так внезапно уже на пол пути к окончанию обучения внезапно появилась еще одна служащая. Как так она без ведом Рика оказалась здесь? И кто она? - Новобранка Молли Миллионс, сэр! Что прикажете?... – Слова солдата ударили Рика по голове молотом. В глазах Рика застыл испуг и невнятный ужас, его любимая неизвестно зачем и как прибыла на службу. Кейв вскочил. – Сэр? - Вы свободны, рядовой… - Солдат вышел из кабинета, а Кейв пристально смотрел в закрытую дверь. – Лаура, наверное, на сегодня наш разговор окончен.. Прости, тут видишь новые обстоятельства… Я вижу, что ты хочешь перемен, и я помогу тебе, научу тебя быть свободной и человечной. А сейчас ступай в казарму… И вот, раз ты уж была здесь то еще передай вот этот приказ, прочитай его в казарме для всех. Начни общение. – Рик взял из стола лист бумаги, на котором машинным шрифтом были напечатаны приказные строки. Документ гласил: « Приказ за номером 100/1. Офицер штаба: Ричард Кейв. Исходя из особенностей психологических и физиологических возможностей следующих служащих вносятся коррективы в свободных деятельностях. Рядовая Первого Класса Николь Джессика Норвильт – в ночное время разрешается в течении полутора часов пребывать на территории казарменного комплекса 1 взвода. Рядовая Первого Класса Шалимар Фокс – в ночное время разрешается в течении полутора часов пребывать на территории казарменного комплекса 1 взвода. Рядовая Первого Класса Элисон Блэйр – разрешается во время физических тренировок в течении двадцати минут заниматься упражнениями увеличивающими самоконтроль. Рядовой Первого Класса Джон Айрен – Разрешается устраивать получасовой музыкальный перерыв в свободное время. Рядовая Первого Класса Норико Ашида - Разрешается в выполнять упражнения по разрядке электрического напряжения. Рядовая Первого Класса Лаура Кинней-Хоулетт – С момента оглашения приказа является старшей по казарме в женской части.» - С этого момента ты старшая в женской части отряда, пообщайся с теми кто рядом с тобой, ты должна знать людей. – Кейв открыл дверь и девушка ушла, а сам парень сел за стол и стал нервно размышлять как же любимая смогла стать членом его поразделения.

Molly Millions: Машина, которая должна была доставить Молли на базу опоздала на полчаса, в итоге девушке пришлось сидя на сумке ждать военных размышляя о том, что было всего каких-то два дня назад. А собственно, что произошло? Она была в штаб-квартире Клуба Адского Пламени, Йорика сказала, чтобы она дождалась Майкла, где-то в коридорах она натолкнулась на Брока, но все это были детали, как и только-только остриженные волосы, которые до сих пор пахли парикмахерским опрыскивателем, а отправной точкой ее сегодняшнего ожидания был всего лишь разговор Майкла о том, что правительства объявило призыв. Кто-то, даже не кто-то а сам Габриэль удосужился присоединиться к новобранцам, а это о многом говорило, и все же Саммерс занимал в Клубе определенную ячейку, а вот она, Миллионс, и являлась одним из главных информаторов и по сути разведчиков организации. Так разговор о том, чтобы Молли присоединилась к идущим на службу своей стране людям, перерос из шуточного в серьезный, благо она еще не успела постареть, возраст подходил, физическая подготовка была отличная, так что по ее меркам служба и инструктаж в армии ничем не будет отличаться от обычной прогулки по кадетскому корпусу в день открытых дверей. Наконец, машина прибыла и водитель позволили Молли сесть рядом, предварительно смерив фигуру девушки, уже одетую в армейскую форму оценивающим взглядом. На обоих, и на девушке, и на водителе, были солнечные очки, скрывающие глаза, однако красноречивая улыбка одного и чуть приподнятая бровь другой сказали о многом. Мужчина понял, что лучше промолчать, Молли поняла, что то ли еще будет. Несмотря на множество военных реформ, перераспределений, заседаний верховного командования страны, и прочих мероприятий, к женщинам в армии, да и на любой другой службе до сих пор относились несколько снисходительно. Слабый пол, что с него взять. Однако порой этот «слабый» пол мог удивить как своей способностью легко переносить трудности службы лучше любого мужчины, так и своей жестокостью на поле брани. По прибытии Молли была встречена одним из сержатов-рекрутеров, который сразу не преминул воспользоваться своим положением в полной мере. Таким людям было все равно кто перед ними, хоть сам президент банановой республики. Стоило Миллионс снять очки, приблизиться и доложить по всей форме о своем прибытии, как военный тотчас выпалили весь ушат дерьма в уши девушки. - Смирно, солдат. Если ты думаешь, что из-за того, что тебе позволили вступить на подготовку к службе в самый последний момент, к тебе будут проявлять какие-то снисхождения, то ты ошибаешься! Считай это место твоим персональным Вьетнамом! Ты попала в часть подразделения, которым руководит лейтенант первого ранга Ричард Джонатан Кейв, так что землю должна целовать за такой шанс проявить себя. Сержант замолчал на минуту, а затем продолжил. - Рядовой Ширс, следуйте за мной. Молли взяла сумку и направилась за солдатом. Уверенность ее несколько растратилась за то время, что они шли, как ей думалось в женские казармы. Се ла ви, говорят французы и почему-то правы, до больного. Другая бы на ее месте обрадовалось бы, но это другая была бы полной дурной. Почему-то Молли возненавидела себя и Рика, себя за то, что повелась на разговоры Черного Короля, Рика за то, что является правительственным агентом. Они прошли к зданию части, затем вошли в один из кабинетов, в котором к скрытому удивлению девушки расположился Кейв. - Рядовой Ширс прибыла для несения службы, сэр, - отдала честь Молли как только они вместе с сержантом приблизились. Глаза были устремлены вперед и не глядели на главнокомандующего Кейва. Отчасти потому что так было положено по дисциплине, отчасти из-за страха.

X-23: Лаура внимательно слушала Кейва. Вопрос, заданный ему о приобретении свободы и усилении воли сильно волновал её. Слова были простыми и понятными, но осмысление придёт не скоро. Кинней часто копалась сама в себе, пытаясь найти что-то из ряда вон выходящее. То, что мешает окончательно слиться с толпой, прекратить раздумывать что с ней не так. Она не спешила сближаться с людьми из-за страха манипуляции ею. Ей вообще тяжело сойтись с людьми, найти тему для беседы, а если она всё же находилась, то Лаура в основном слушала и молчала. Вот и в случаи с лейтенантом. С самого начала разговор был в одну сторону. Частичка девушки понимала интерес мужчины и были порывы пойти на встречу, обсудить, найти что-то общее. Неужели ей тоже придётся прожить более века, чтобы так сидеть и спокойно разглагольствовать на тему силы воли и человечности. Рику Кейву встретился на пути какой-то человек, что толкнул его на правильный путь и показал другую жизнь, может для Икс именно лейтенант является тем самым лучиком света, что выведет из тьмы? Их беседа длилась довольно долго и, если бы тот не показал ей себя настоящего, похожего на неё, разговор бы так и закончился не начавшись. Завеса немного приоткрылась, но это только начало- дальше будет труднее. Лаура никогда не теряла свои способности, чтобы стать равным с врагом. Да она никогда не превозносила себя выше других, наоборот занижала свою значимость и способности. «Уметь любить, верить, дружить и помогать. Быть человеком.»- тяжкий вздох- «Легко сказать, труднее сделать.» Девушка обернулась на дверь, когда в неё постучались и сообщили о прибытии нового служащего. Девушка. Лаура напряглась, она уже почти привыкла к своему взводу, а тут новая фигура. Кем она окажется? Имя новобранки ни о чём не говорило Кинней. Девица, что будет жить с ними и выполнять приказы Кейва. «Это что же, заново проходить начальный этап?»- Икс вернула взгляд на лейтенанта и удивилась,- «Что-то новенькое…Вот она человечность?»- реакция на новенькую в их составе была очень странная. - Да, сэр…- промямлила девушка и её буквально выставили за дверь и это тогда, когда она начала раскрываться. Рядовой, что стоял около двери как-то хихикнул, наверно на лице Ло красовалось явно негодование или ещё что. Метнув яростный взгляд на молодого парня, девушка развернулась и стремительно зашагала в казарму. Сейчас предстоит самое сложное. «Ну и что мне с этим делать?»- девушка даже понятия не имела, что означает это «старшая по казарме в женской части»,- «Мне их спать что ли укладывать? Следить чтобы каждая заправляла кровать, а?»- Кинней стояла перед входом в казарму, от куда доносились голоса сослуживцев, не решаясь зайти. -А эта Кинней. Почему она все время молчит? Лаура оцепенела, с секунду назад девушка раздумывала как бы стать подружелюбней. С одной стороны хотелось дослушать, узнать что же думают однокашники о ней, а с другой войти и не дать перемыть ей косточки. Как можно доверится людям, что за спиной обсуждают твоё поведение? Почему нельзя подойди и спросить персонально у неё? Естественно ответит она не в самой приятной форме и скорей больше огрызнёться, чем скажет что-то толковое. Ну и что бы сейчас сказал лейтенант? «Пообщайся…узнай их…Чего я тут не знаю? Любопытные носы и сплошное самолюбие.» Лаура скользнула в проём двери и кашлянула, привлекая всеобщее внимание к себе. Только зачтёт приказ и поглотиться в себя. Нет у неё желания общаться с этими одарёнными. Подумать только, она направлялась сюда, чтобы попробовать наладить с ними контакт и так быстро сдулась, лишь услышав, что парень интересуется её молчаливостью. - Приказ за номером 100/1. Офицер штаба: Ричард Кейв…,- и понеслось по накатанной, перед своим именем лаура запнулась и подумала стоит ли вообще это читать, но всё же озвучила, проглотив окончание своей двойной фамилии. Девушка передала листок в руки Элисон Блейр, чтобы та увидела всё своими глазами и передала дальше. Не зная, что ещё можно добавить, Икс удалилась к своей кровати, уселась на неё, сложив ноги в позу лотоса, и внимательно следила за реакцией окружающих на свежий приказ. У них появились новые возможности.



полная версия страницы