Форум » Альтернатива » No Roads Left [Alternative] » Ответить

No Roads Left [Alternative]

Volchek: [quote]Standing alone with no direction How did I fall so far behind? Why am I searching for perfection? Knowing it's something I won't find[/quote] в ролях: Rico & Volchek саундтрек: click here описание: а что, если чарли был бы не так прост? что, если он попал бы туда, где нужен адвокат? что, если райан по-своему тоже был бы заключенным? и как эти двое могли бы помочь друг другу освободиться?

Ответов - 5

Volchek: Чарли сидел за столом с потерянным видом. Перед ним лежали газетные вырезки и календарь. Он так сильно стиснул зубы, что прикусил губу и почувствовал солоноватый привкус крови во рту. Сглотнув, он закрыл глаза. За окном была непроглядная ночь, даже для окраины Нью Йорка это странно. Казалось, все жители ушли спать, ни в одном окне не горел свет, если выглянешь в окно и посмотреть вверх, можно было даже увидеть звезды. Чарли Росс сидел в кресле, закинув ноги на стеклянный столик. По ящику показывали Чужого Джеймса Кемерона, парень с наслаждением уже в сотый раз смотрел этот фильм. Сейчас в его компании была огромная пепперони с двойным сыром и литровая бутылка пепси. Он завороженно смотрел на экран старенького телевизора, поглощая пиццу. В комнате было чисто, если не считать нескольких разбросанных книжек. Как будто он читал их по очереди, в разных местах. Одна была на ручке кресла, это была старое потрепанное библиотечное издание "Повелителя Мух", на краю стола лежал самоучитель по компьютерному программированию, на диване небрежно валялся экземпляр по медицине, а если заглянуть в спальню, там, на полу возле кровати, покоился открытый где-то на середине том "Преступления и Наказания".  От фильма его отвлек звонок в дверь. Парень запихал в рот огромный кусок пиццы и, жуя, пошел открывать. Он повернул ручку и распахнул дверь, и чуть не выронил наполовину пережеванный кусок пиццы. Там его ждал наряд полиции. Один из мундиров быстро вошел внутрь, остальные четыре человека встали позади него. - Вы Чарльз Росс? - спросил главный грубым голосом.  - Эээ, да, - испуганно кивнул парень, не понимая, что вообще происходит. Главный повернул его лицом к стене и застегнул за спиной наручники. В целях безопасности все наручники оснащались прибором для подавления гена икс. Хотя сейчас Чак даже не думал обращаться в волка, это наверное было стоящее действие.  - Вы арестованы по подозрению в убийствах мутантов. Вы имеете право хранить молчание. Все, что Вы скажете, может быть использовано против Вас в суде. - он монотонно зачитал права и толкнул парня на диван, пихая ему под нос какую-то бумажку. Чарли непонятливо пялился на него, рассеянно моргая.  - Это ордер на обыск квартиры. - один из мундиров остался сторожить парня, а остальные пошли разорять его жилье. Они шарили по шкафам, под диванами, везде.  - Босс, позвал один из них, - Думаю, вам стоит взглянуть на это! Старший мундир оторвался от книжной полки и пошел в спальню Чарли. Через минуту он вернулся и вывалил на стол перед парнем десять водительских прав и три пистолета. Парень смотрел на это так, как будто в первый раз видел. Он моргал черными глазами, и молча смотрел на предметы.  Главный мундир за шкирку вытащил Чарли из квартиры и толкнул в полицейскую машину. Парень сел, съежившись и всю дорогу не промолвил ни слова.  - Парень, у тебя есть адвокат? - спросил один из копов.  - Нннет, - заикаясь ответил он. Наручники больно врезались в запястья, страх нарастал. Полицейские посмеивались, мол, так ли ведет себя их грабитель/убийца? В их глазах он скорее походил на испуганного до смерти ребенка, чем на преступника.  Через минут тридцать машина встала у здания тюрьмы. Ворота с лязгом разъехались и они проехали прямо к главному входу. Кто-то вытащил его из машины и завел внутрь. Уже было поздно, поэтому внутри почти никого не было. В приемной сидела пухлая женщина, она, даже не глядя, сунула одному из мундиров бланки на нового заключенного. Пока один из них заполнял бумажки, второй отвел Чарли в его камеру. Парень со страху моргнул, когда за ним закрылись железные двери. По просьбе полицейского он просунул руки через прутья, чтобы сняли наручники. Потирая запястья, он отошел к дальней стенке и сел в угол. Он видел жалостливый взгляд мундира.  - Слушай, сынок. Я не должен тебе говорить этого, но ни с кем не разговаривай, пока не встретишься со своим адвокатом, понял? - по отцовски посоветовал он.  Внезапно затравленный взгляд парня стал жестким и уверенным. Он быстро оказался на ногах и подлетел к прутьям, вцепившись в них руками.  - Не нужна мне твоя жалость, я тебя по стенке размажу, всех вас за то, что сделали с Джеком! Нельзя трогать маленьких! - прорычал Чарли и ушел обратно в свой угол так же быстро, как и вышел из него.  Старый полицейский хмыкнул и отошел от камеры нового заключенного. По его мнению с ним явно было что-то не так. Нечто в его глазах, в затравленных глазах парнишки, который послушно и без сопротивления уехал с нарядом в тюрьму... Может это напомнило ему его сына, убитого семь лет назад, наверное его сын такими же глазами смотрел на своего убийцу. Как бы то ни было, полицейский достал мобильный и набрал один из номеров. Его старый знакомый, один из самых уважаемых адвокатов в городе, именно его разбудил он в столь позднее время. - Алло, мистер Кроуфорд? Это Харрис. Прошу прощения за поздний звонок, но, не хотели бы Вы поработать про боно?

Rico: Рико заходит в дом. Он бросает ключи на стол и снимает чёрное пальто, оставаясь в чёрном костюме. Ослабляет галстук. В доме привычно тихо. Приглушённый свет торшера рождает ломкие тени. Шаги отдаются эхом. Дом мёртв, но хочет казаться живым. Слуги не появлются, если не позвать. Они как призраки. Снуют по личным лестницам, тихо и незаметно. Сейчас уже наверное спят. Занавески колышутся от холодного зимнего ветерка - окна приоткрыты. Кто то забыл закрыть. В гостиной холодно. Райан вешает пальто в шкаф и закрывает форточку. Лёгкими шагами подходит к камину. Нажатие на кнопку - и он загорается. Ему не нравятся электрические камины. В Англии в его особняке стоят настоящие, старинные. У особняка богатая история, свои призраки, в этом доме нет истории, нет тепла. Есть тишина. Рай садится в просторное кресло напротив камина. Огонь превращает его лицо в устрашающую маску. Он отражается в глазах, создавая в них дьявольский блеск. Райан некоторое время просто смотрит на огонь. Пламя согревает тело, прогревает комнату. Мужчина закрывает глаза. Вдох-выдох. Стук сердца. Он живой. Он прислушивается к дому. Тишина. Треск камина. Ветер за окном. И стук собственного сердца. Рико достаёт из портфеля планшэт. Новый заказ. Естественная смерть. Скучно и просто, если знать как. Рико знает. И сделает. Время - через неделю. Он будет готов. Просматривая ещё раз файл, он подаётся вперёд и протягивает руку за стаканом. Ставит его на подлокотник кресла и тянется за графином. В сосуде плещется превосходный скотч. Янтарный, с тяжёлым приятным запахом. Райан наполняет стакан ароматным алкоголем, смотрит через него на огонь. Делает первый глоток. То, что нужно после тяжёлой недели. Не раз он оставался ночевать на работе, прямо в офисе на кожаном диване. Офис, или этот дом. Никакой разницы. Рико выключает планшэт и убирает обратно в портфель. Fuck it all. Он устал. От однообразия, которое он зовёт своей жизнью. Хватаясь за последние лоскуты своей человечности. Чтобы не быть мёртвым. Но он должен! Мёртвые не чувствуют, им всё равно. Рико порой ощущает что то. Порой думает, что человек. Нет. Люди не убивают так как он. Люди чувствуют вину, сожаление. Пустые слова.  Райан отпивает из стакана. Тепло. Жжёт. Приятно. Не забывать про меру. Он ничего никогда не забывает. Помнит всё. Так положено. Он - Райан Кроуфорд, последний из своего рода. Ответственный за это. В ответе за семейное дело.  Огонь трещит, пламя колышется, тени двигаются. Даже тени на лице Рико движутся. Пятна теста Роршаха. Что ты видишь, Рай? Кровь? Трупы? Нет, просто пятна. Кляксы. Без формы, без смысла. Где же смысл? Рико думает, что его нет. Холод сковывает внутренности, электричеством проходит по позвоночнику, идёт выше. Он везде. Рай пьёт скотч, чтобы прогнать холод, но ловит себя на мысли, а стоит ли его прогонять? Может уже хватит бороться с тем, чем надо стать? Просто сделать свою работу, свой долг. Нужно умереть внутри, чтобы быть совершенным. Рико достаёт из кармана мобильный и подносит к уху: - Да, это я. Здравствуйте, мистер Харрис. Нет, это не поздно. Я возьмусь. Подъеду завтра в восемь, пусть ни с кем не говорит кроме меня. Спокойной ночи.  Pro bono... Если Харрис говорит pro bono, значит что то интересное. Раз в год Рико берёт одно самое сложное дело. Подзащитного, которому не по карману адвокат, но которому нужна помощь. Лоскут человечности. Благотворительность. Рай допивает остатки скотча и идёт спать.  Семь тридцать утра. Ледяной ветер за окнами машины, но внутри тепло. Рай на заднем сидении пьёт кофе из старбагза. Смотрит на проносящийся за окнами урбанический пейзаж и думает о том, что будет сейчас. Он ничего не знает о подзащитном, кроме имени и информации из газет. Убийца мутантов. Для кого то герой, для кого то серийный убийца. Выстраивать линию защиты сейчас невозможно. Машина въезжает на территорию окружной тюрьмы. Рико выходит из теплоты во власть ледяного ветра. Мужчина быстро преодолевает расстояние до центрального здания и заходит. Говорит дежурному, что желает встретиться со своим подзащитным и его проводят в специальную комнату. Через минуту вводят парня. Когда он устроился, Рико начал: - Здравствуйте, мистер Росс. Я - Райан Кроуфорд и я буду представлять Ваши интересы в суде. Для этого мне нужно знать всю правду. Вы знаете в чём Вас обвиняют? Он не скрывает своего британского говора. Скрывал когда то, но перестал. Райан- англичанин, он мыслит, говорит и двигается как англичанин. Так к чему скрывать свой выговор? К тому же, акцент у американцев, а не у него.

Volchek: Ночь в тюрьме была ужасной, то и дело отовсюду слышался скрежет металла, чьи-то крики и вздохи. Казалось, что это здание чувствует страх парня и само изнывает от ужаса, растревоженное его страданиями. Он никак не мог уснуть, даже если не лязг металла, то подуськивание заключенных мешало заснуть. Парень просто лежал на койке лицом к стене, крепко зажмурившись. Убийства мутантов? Уто мог бы это сделать, если он уж точно никого не убивал. Или убивал, но забыл? Для него убийство было дикостью, чем-то запрещенным и нехорошим. Он чувствовал нечто смешанное, основой для этого коктейля была паника, сверху доливали чуток замешательства, незнания и вины из-за того, что вообще попал сюда. Он же просто смотрел ящик, никому не мешал, ужинал и собирался почитать перед сном. А тут они, ворвались ураганом, разнесли всю квартиру ко всем чертям, обвинили в чем-то незаконном и увезли сюда, в это страшное место со стенами как в больнице. Неприятно, когда вот так вот просто тебя забирают неизвестно куда, толком ничего не пояснив. А их взгляды? Смотрели как на чудовище! Но почему? Он же говорил, что не виноват, но его все равно заперли! Защелкнули тугие наручники и отправили сюда. Парень не знал, просто не понимал, что завтра будет, он хотел просто уйти, чтобы не было страшно. И он закрыл глаза. Брюнет проснулся от удара дубинкой по решетке камеры. Он распахнул черные глаза и гневно посмотрел на свой будильник. - Что надо? - грубым голосом проворчал он и спустил ноги с койки. Нихрена он не выспался, был рассержен и вообще начинал злиться. - Адвокат пришел, отрывай жопу от койки и пошли. - Парень нахмурился. Адвокат - это хорошо, но только если это не выпускник юридического. Все равно защитник ему пригодится, значит стоит пойти и поздороваться. Парень встал, почесал затылок и подошел к решетке, просунув сквозь них запястья, как будто уже миллион раз сидел и знал, что нужно делать. Щелкнули наручники, прозвучал сигнал и дверь отъехала в сторону. - Тебе повезло с адвокатом, парень. Но даже ему наверное не под силу вытащить твой зад из этого дерьма, - он усмехнулся и толчками проводил парня к комнате переговоров и затолкнул внутрь, оставшись снаружи. Брюнет уставился на адвоката. По его мнению, он был слишком молод для хороших рекомендаций. Парень смотрел на него с недоверием, но когда Кроуфорд заговорил, он закрыл глаза, а когда открыл их - смотрел уже по-другому. Немного надменно и черство. - Да, мистер Кроуфорд, я в курсе предъявленных мне обвинений. - он усмехнулся - Я слышал, Вы хороши в своем деле, но меня интересует другое. Какой Вы человек? Я могу сказать, что Вы один, я не вижу обручального кольца или даже полоски от него. Я читал газеты, мнения народа расходятся, но так или иначе, Вас завалят письмами с угрозами или с одобрением. На Вас дорогой костюм, мистер Кроуфорд, значит Вы успешны в своем деле. Осмелюсь предположить, что обычный адвокат не выдержал бы напора прессы. - он закончил и сложил руки домиком, положив локти на стол. Звякнули наручники и парень посмотрел на них с примирением и обреченностью. Видимо он задумался о чем то, потому-что, когда он открыл глаза, то смотрел на адвоката так, как будто никогда прежде его в глаза не видел. Он выглядел не напуганным, в его взгляде читалось: "что, опять?". Он прокашлялся и заговорил с явным британским выговором. - Мистер Кроуфорд, так, - он выглядел так, будто с трудом припомнил имя адвоката. - Я с уверенностью могу заявить, что никого не убивал. Я не знаю, откуда в моей квартире оказались документы жертв, но это - не моих рук дело. - он развел руками и наручники противно звякнули. Парень сидел, испытывающе смотря на адвоката. Тоже британца. Это сподвигнуло его раскрыть себя и заговорить с ним, хотя обычно он всегда молчал и просто наблюдал, распоряжался.

Rico: Небольшая пустая комната. Один стол и два стула. Голые стены. Нет окон. Мечта клаустрофоба-мазохиста. Рико привык к этой обстановке. Адвокат складывает руки на столе и внимательно смотрит на подзащитного. Резкая перемена поведения. Улавливает момент перехода и не подает виду, что заметил. Не стоит заявлять об этом подзащитному. Нельзя терять доверие. Нельзя спешить. Рико относится серьёзно к работе. Работа - жизнь. Говорит: - Вы наблюдательный. Моя натура не имеет значения. Вам надо знать только то, что я - ваш адвокат. Поэтому чрезмерное внимание прессы меня не заботит.  Вот снова. Резкая смена. Из ниоткуда возник британский выговор. Рико отмечает, что его клиент не симулирует. Интересно. Он не врёт. Не убивал. Кто тогда? Райан понимает, что шансов на полное оправдание почти нет. Мужчина любит сложные дела. Не нужно подкупать или шантажировать. Только игра. Обвинитель против адвоката. Поединок. Ставка - будущее подсудимого. Партия в шахматы. Судьба человека - шахматная доска. Присяжные - фигуры среднего ранга. Свидетели - пешки. Судья - последняя фигура. Задача игроков - расставить всех так, чтобы у судьи был один единственный ход. Такой, какой выгоден. Адвокату или обвинителю. Рико - хороший игрок. Эта игра заставит его показать всё, на что он способен. Спокойно кивает: - Я верю Вам. Но я должен знать всё. Чем честнее Вы со мной, тем больше шансов на благоприятный исход дела.  Открывает портфель и достаёт стопку бумаг. Продолжает: - Первое слушание через неделю. Я задам Вам несколько вопросов. И так. Открывает папку с делом. Чарльз Росс. 24 года. Штрафы за превышение скорости, около десятка мест работы. Окончил школу с высоким средним баллом, но в университет не поступал. Потерял родителей в раннем возрасте, дядя стал опекуном, но вскоре тоже погиб. Единственный оставшийся родственник живёт заграницей. От опеки отказался и мальчика усыновил друг семьи. Умер после нападения животного, предположительно волка. Богатая биография. К досье прикреплены фотографии с мест преступления и перечень улик. Безнадёжно. Говорит: - Адам Дэвис. Вы его знаете? Кладёт перед Чарли фотографию молодого человека. Русые волосы, крупные черты лица. Убит неделю назад.  - Одарённый, телекинетик. Найден в парке. Причиной смерти послужило пулевое ранение в голову.  Секундная пауза. Достаёт другое фото. Мальчик, улыбающийся, счастливое лицо на голубом фоне. Фото из школьного альбома. Предположительно первая жертва. Рико уверен, что именно этот снимок был рядом с гробом на похоронах. Тринадцать лет.  - Шон Майлз. Вы учились в параллельных классах.  Продолжает доставать фотографии, уже не сопровождая их именами. Имя делает из снимка личность. Без имени, это просто изображения. Картинки. Цветная бумага. Имя без фото - тоже ничто. Слова, буквы, без значения. Сложи изображение и имя, в итоге получишь личность. Для Рико это не так. Он не привязывается. Он не позволяет себе. Не умеет. Начинает: - Завтра будет проведена психологическая экспертиза. Дам только один совет: быть честным. Симуляция усложнит мне работу, а Вам - жизнь. И да, не ожидайте особого комфорта. Теперь поговорим о деле. Где Вы были четвёртого июня в период с трёх до шести утра? Как улики могли оказаться в Вашей квартире, мистер Росс.  Этот подсудимый для Рико ничего не значит. Не значил. Теперь ему становится интересно. Перемены настроения, британский акцент. Азарт адвоката. Он хочет узнать правду. Закончить это дело. Он живёт этим. Работой. Он должен. Рико делает пометки в ежедневнике. Ручка скользит по бумаге. Черные слова на белом фоне. Чернильные предположения. Райан делает ставку на психологов. Если они признают его подзащитного психологически нестабильным, дело упростится. В ином случае, придется копать. Рыть ложь, чтобы добраться до правды. Найти убийцу. Оправдать клиента. Без завтрашнего заключения эксперта он не может продвинуться. Пока не известно имени психиатра. От этого тоже многое зависит. Сегодня пресса узнает о Рико. Начнется давление. Вопросы. Бесконечное море вопросов. Пока он не будет ничего комментировать. Потом. Позже. Еще слишком рано. Смотрит на циферблат часов и говорит: - На сегодня достаточно. Я приеду завтра после экспертизы и мы продолжим беседу. До завтра, мистер Росс.  Собирает бумаги в портфель. Встаёт. Уходит. Выходит из здания тюрьмы и направляется к машине. Его ждёт работа. 

Volchek: Парнишка сидел ровно, руки, скованные браслетами, уже давно затекли, но он и виду не подавал. - Раз не заботит, тогда приступим. - молодой человек скупо улыбнулся и посмотрел на стол, прямо на свои руки в наручниках. Его мало прельщали эти браслетики, а какой выбор у него был? Да никакого! Он понятия не имел, что здесь делает, однако подозрения уже закрались в его голову. Что-то было совсем не так, и он должен был разобраться в происходящем не только ради себя самого, но и ради других тоже. Он наклонился вперед, чтобы лучше видеть то, что показывал ему адвокат. Получилось так, что теперь он сидел на самом краю стула, балансируя на передних ножках. Нахмурившись, он посмотрел на певую фотографию. Он помнил этого пацана, забавный малый, они никогда не дружили, и даже не здоровались. Некоторых из остальных он тоже узнал. Но он их не убивал. Но если не он, то кто? - Слушайте, - он пальцем подвинул к Кроуфорду несколько фоток, - вот этих я знаю, остальных нет. Но я знаю, кто мог их встречать. Я не имею понятия лишь о том, кто мог их убить, и почему их документы были в моей квартире. Я понимаю, что Вы пытаетесь помочь мне, но пока что, м нечего больше добавить. До завтра, мистер Кроуфорд. Паренек обернулся и подал неуверенный знак охраннику, тюремные правила были ему незнакомы у чувствовал он себя тут не в своей тарелке. Громила у выхода зашел и сопроводил парня к его камере. Рухнув на койку, он закрыл глаза. - Из-за кого-то из вас мы попали в тюрьму. Я хочу знать, кто из вас убил этих людей. - Кристофер воспроизвел в памяти картинки жертв, чтобы все смогли из увидеть. - Остынь, Крис, мы из не трогали. Зуб даю! - Мэтт сделал вид, что вырывает себе один из резцов. Он широко улыбнулся и сделал шаг назад. - Спроси лучше Блейка, этот перец мог бы и убить, и гробануть, и еще очень много вещей сделать. - он глянул на верзилу Блейка, на лице которого длинный шрам красовался от левого виска до подбородка. Блейк резко встал и схватил Мэтта за шкирку. - Ты совсем страх потерял, сосунок? - Джек и Нэд попятились назад и захныкали. Дети не понимали, что происходит. Джо рявкнул, чтобы все заткнулись и оттащил Блейка от парнишки. - Успокойся, Блейк. Мэтт прав, ты бессовестный кретин, лучше скажи честно, ты тронул хоть одного из них? - Джо был больше и сильнее Блейка, он сдерживал его за плечи, чтобы не дай бог, Блейк не тронул кого-то из присутствующих. - Черта с два, Джо! Я не так туп, чтобы тащить домой сувениры! Если бы я пришил кого-нибудь, то уж точно прибрал бы за собой! Отпусти меня! - Ребята, вы пугаете младших. Крис, что, если никто из нас этого не совершал? Может нас подставили? Или, как всегда, следствие зашло в тупик и копы сами подбросили улики? - Александр попытался разрядить обстановку, как всегда. Стычки часто случались, но не такого масштаба. Он взял самого младшего из них на руки и быстро успокоил. - Может это был ты, Алекс? - Блейк кривовато усмехнулся, но не тронулся с места. - Я вор, я не убийца. Пачкать руки мне не нравится. - А что? Уже пробовал небось, до того как начал грабить коллекционеров? - Пошел ты, я тут ни и чем. Кристофер встал и гаркнул так, что все остальные заткнулись и уставились на него. - Мы разберемся с этим. С той стороны нам поможет этот адвокат, но здесь мы должны решить все сами. Один из нас виноват, но все не должны отвечать за ошибки одного. Пока что, предлагаю ввести правила. Выходить можем только я, Джо, Алекс, Мэтт и Эрик. Остальные должны быть тихими и присматривать за детьми. - Какого хрена? - начал возникать Блейк. - Нам не нужны здесь проблемы, мы и так в них погрязли. Решать, кто и когда будет выходить, буду я. Если меня не будет, этим будет заниматься Джо. Все уяснили? - Да, - хором ответили остальные. - И еще, Чарли не должен проснуться. Не забывайте, что все мы здесь для того, чтобы защищать его. Парня разбудили в шесть утра. Верзила-охранник шибанул дубинкой по решетке и за шкирку выволок Джо из камеры. Швед еще не успел и глаз открыть, как его потащили хрен пойми куда. Он хотел возмутиться, но потом вспомнил слова Криса о том, что проблем им не нужно и стиснул зубы так, что аж челюсть свело. Он позволил затолкать себя в фургон, в котором помимо него уже сидело три человека. Воняло так, как будто один из них потел неделю, второй поссал в углу, а третий от страха наложил в штаны. Чуть не блеванув, Джо прикрыл краем футболки нос и рот, пытаясь спастись от запашка. Фургон тронулся и куда-то поехал, взбалтывая людей внутри как будто мешал омлет. Парень старался не дышать всю дорогу. Кое-как дотерпев до глотка чистого воздуха, он быстро пожалел, что не надышался, пока был шанс. Всех четверых заперли в маленькой камере, с еще десятком человек. Толчок сломался и вонь стояла такая, что хотелось нахрен подохнуть на месте. Послав все нахер, Джо ушел обратно. - Эрик! На выход! - приказал он, а Эрик недоверчиво на него глянул. - Ты смылся из дома лет в десять. - В одиннадцать. - Похрен. Ты и в местах похуже ночевал, вытерпишь. - Эрик пожал плечами и вышел наружу. В мыслях назвав Джо мудозвоном, он вытер слезящиеся глаза и сел в дальнем углу, где воняло чуток поменьше. Людей начали выводить по очереди. На взгляд Эрика, тут был самый разный сброд и он отвлек себя тем, что пытался угадать, за какие заслуги их сюда заперли. Один верзила загремел на психотест скоре всего за склонность к насилию. Был там еще парнишка, Эрик предположил, что он тут за поджог. Уж больно желанно он смотрел на Зажигалку в руках охранника. Болезненного вида подросток тут наверное за передоз. Скажет, что сильно болела голова и он не рассчитал с пилюлями, это всегда прокатывает. Воров он сразу вычислил, рыбак рыбака, ну, вы поняли. Наконец его вытащили из смрадного места и отвели в маленький кабинет. Там уже сидел средних лет мужик в белом халате. Эрик запаниковал. - Крис, пусть Мэтт разговаривает, а Блейк ему подсказывает. Ты запретил ему, но людей он видит насквозь. - Кристофер подумал и кивнул. Блейк может и пригодится. - Тааак-с, Чарльз Росс. -Протянул врач и открыл блокнот, чиркнув там что-то. - Чарли. Не люблю, когда говорят Чарльз, - Мэтт широко улыбнулся, напустив на себя добродушный вид. Он почувствовал, что Блейк хмыкнул где-то внутри: - Хренов бюрократ. - Хорошо, Чарли. Ваш адвокат попросил поприсутствовать на оценке Вашей психики, он скоро подойдет. А пока, не хотите закурить? - Мэтт поблагодарил мозгоправа и взял сигарету из предложенной пачки.



полная версия страницы