Форум » Альтернатива » An Epic Fail Story » Ответить

An Epic Fail Story

Dusk : Время: неизведанная реальность [What if...?] Участники: Кэсси Коммонс в роли Чарльза Александра Ксавье и Эллоусис Эль Крамер в роли Эллоусис Эль Крамер. Описание: [quote]Дети – цветы жизни. Дети с особыми потребностями – особенные цветы. Для них просто жизненно важны любовь и тепло людей. P.S. Дети всегда повторяют за своими родителями. [/quote]

Ответов - 7

Electricity: - Признайся, Эль, это было твоим самым гениальным решением. Огромная домина, перед которой стояла девушка, приветливо гудела всей своей бурной растительностью. Ну, зеленью, в смысле. Все же, местным садовникам стоило бы дать хорошего пинка, ибо весь каменный кубик зарос по самое «не могу», а учитывая то, что у его новой хозяйки даже кактус засох, то домишка попал, серьезно попал. Впрочем, внутри он придет в полный хаос куда быстрее, чем снаружи, так что, стоило пересмотреть приоритеты. Вдоволь налюбовавшись вложенными, честно украденными, деньгами, одаренная решительно распахнула двери своего нового пристанища, на ходу доставая мобильный. Новоселье, на то и новоселье, чтоб оторваться на полную катушку и провести последующую неделю за уборкой. Но, здесь есть ряд поправок, ведь пред вами далеко не обычный, и даже не нормальный человек, а Эль. И этим все сказано. Нормальный человек пригласил бы гостей, закатил вечеринку, громкая музыка и куча выпивки, все такое, но Эллоусис все человеческое было чуждо да смешно, поэтому она отличилась иначе Музыка? Запросто. Светомузыка? Да во всех комнатах. Вкусная, но ужасающая своим составом пища? Ищите в гостиной. А выпивка, ну выпивка – это канонично, но решив себя самую обмануть, затейница решила спрятать все заказанные бутылки по различным тайникам, прекрасно зная, что когда она напьется, то доступ к памяти будет доступен только под логином и паролем, только вот логин и пароль хранится в той же самой памяти. Вот вам и лучшая тренировка для смекалки! Итак, техника подключена, оживлена, вечеринка начинается! ~ спустя один час. - Ой, модееееем, модеееем, неееее пингуй меня! Мисс Крамер методично стучала какой-то непомерно дорогущей статуэткой по стене, методом тыка, пытаясь выйти на свой же тайник. На двадцать третий раз рандомная цель предательски сдвинулась в самый последний момент, и юная пьянь смачно долбанула эльфийским мрамором по камину. Само собой, стенка оказалась дальше, чем предполагалось, и сообразительная брюнетка угодила прямо в портал для Санта Клауса. Именно в этот момент какой-то злой шутник изволил позвонить в дверь, и звонок противно завопил в голове, требуя, чтоб хозяйка подняла свою попетту, открыла дверетту и забрала заказанную пиццу. На что та самая хозяйка искренне пожелала звонку долгого здоровья, уйму наследников и долгих лет. Ну, для прессы, все было именно так. Пришлось вылезать, вооружиться поленом (мало ли, пицца уже остыла, чтоб сразу разогреть, ага) и пойти открывать. И что же юная амазонка узрела, отворив массивную дверь? Правильно, пиццу. Аккуратную стопочку пиццы, которая, почему-то, истошно вопила. Да еще и голосом человеческим. Тут-то система Крамер 0.2 взяла и зависла, сервер упал, в железо обещало жить долго и счастливо. Только минут через пять, когда и заветные лепешки начали остывать, и крик перешел на ультразвук, одаренная додумалась подойти ближе, обнимая то самое полено, и узнать в чем дело. Лучше бы она этого не делала и до конца дней своих пересказывала байку о говорящей пеперони. За аккуратными коробками ее ждал феерический сюрприз, в лучших традициях всех Мальчишников в Вегасе и прочей радости комедийного кинематографа, представляющий собой маленькую люльку, и маленькое пищащее существо внутри нее, на которое Эллоусис удивленно пялилась во все свои огромные глаза. Существо, в свою очередь, в долгу не осталось, и вдруг замолкло на секунду, встретившись с новоиспеченной мамашей взглядом. Мамаша, как и полагается, в долгу не осталась, оповестив ребенка о своей капитуляции боевым кличем, и не придумала ничего лучше, чем скрыться за коробками с пиццей.

Dusk : У всех нас существуют всего три жизни: жизнь в животе, жизнь вне живота, смерть тела и вновь снова жизнь в животе. Свою жизнь в животе я плохо помню, кроме того момента, как моей биологической матери захотелось выпить коньяка на 8 месяце беременности. И чтобы вы думали? Да, у меня была маленькая дискотека. До этого я был мало подвижен, но в тот вечер я точно отжёг. Своих биологических родителей я плохо помню. Только слабое очертание маминого лица и кучу других лиц. Знаете, эти другие лица были куда поприятней криков новорождённых карапузов. Мелкие, сплющенные, они кричали и не могли определиться чего хотели. Я же был примером для подражания – мало кричал, правда много ел, но это ладно. У меня единственного были большие крупные глаза, и вообще я был симпотяжкой. И вот скажите мне: как такого обаятельного ребёнка можно было отдать в чужие руки? Хотя не совсем чужие, потом-то для меня они стали самыми родными. Но, в день выписки, моя мамаша не нашла ничего лучше как избавиться от меня, оставив на крыльце огромного особняка. Я не знаю, почему она так решила, меня этот факт собственно не интересовал. Я лишь валялся в люлюке и рассматривал белое небо. Не голубое, а именно белое. Оно мне казалось каким-то странным. Потом я начал рассматривать бусинки, которые лежали слева от меня. Они были такими огромными, стеклянными и розовыми. Вот зачем пацану розовые бусики? Фу, какая мерзость. И вот лежу я, познаю мир понимаешь ли, а тут хоп и приходит какой мужичок с кучей коробок. Он сначала меня не заметил (НЕ ЗАМЕТИЛ МЕНЯ!), и пнул мою люльку. Ну и я ему и выдал, все злостные слова, которые я знал: - Ах ты, дерево осиновое, остолоп, курица, подгузник, змей слепой! – правда, всё это превратилось в мой пронзительный плач. Парень явно испугался, позвонил в дверь и убежал, положив предварительно коробки. Я замолчал на какую-то минуту. А потом справа от меня что-то открылось. И тогда я впервые увидел её… Её, самую милую, смешную, умную и красивую. Да, я впервые увидел свою маму, которая хотела запахнуться поленом, но всё-таки, заметив меня, просто вытаращила глаза. У неё было такое лицо, будто она никогда детей трёздневных не видела. Но вообще да – таких симпотяжек, как я, было мало. Ну и? Возьми меня на ручки! Нет, стоп! СТОЯТЬ! Не закрывай дверь! Не оставляй меня здесь! Мне холодно, мне голодно! И у меня нос замёрз! Ааааа, чёрт! Она всё-таки закрыла дверь. Неееет. И я снова начал плакать. Я плакал и плакал. Я не знаю сколько по времени, но мне это время показалось таким долгим. И … да я кажется ещё и описсался. Ну вот. Я плакал ещё сильнее, призывая к тому, чтобы она вернулась. Мне её так не хватало в эту трудную минуту. Я уже было собирался заставить дворника подойти, позвонить в дверь, и протянуть меня в руки (мне казалось, что раз такой я милый, я могу и на это быть способным), но да, она меня услышала и открыла что-то снова.

Electricity: - Поздравляю, ты спилась до карапузов. Девушка прижалась спиной к двери, продолжая корчить из себя главного героя из фильмов ужаса. Зря считали люди, что словосочетание «округлились глаза» - лишь художественный прием, ибо, кажется, и эту штуку ненаглядная Элюша сейчас опровергла. Ребенок. Живой ребенок. Он смотрел на нее своими огромными глазищами, двигал маленькими ручками, ну или ножками, что-то вякал и вообще, пресвятая погремушка, ОН БЫЛ! Еще больше пугал другой факт – в связи с произошедшим потрясением, мисс Крамер явно ощущала, что она стекла, как трезвышко, точнее уже даже наоборот. А значит, он был там на самом деле. Он был там на самом деле?! Стоооооп. С каких это пор Эль боится чего-то, чего стоило бы бояться? Помотав головой, Электрисити вернулась в мир реальный, и внимательно прислушалась. Зря. Ибо усердно издаваемые столь маленьким ротиком вопли, казалось, превосходили в своей мощи даже ее истребитель. Закрыв руками уши, брюнетка сделала глубокий вдох, для оттягивания момента, и решительно открыла дверь. Неа, люлька никуда не делась. Ее устрашающие очертания отчетливо виднелись из-за коробок с пиццей, и вдобавок до чуткого нюха Эль стремительно добрались не самые благородные ароматы. - Ладно, мой пучеглазый друг… Еще один глубокий вдох, повелительница электричества и мелкой кухонной техники заставила себя наклониться к своему нежданному гостю, и после непродолжительной паузы даже заставить себя на самый решительный шаг этого дня – ткнуть в неясные очертания пеленок, или карапуза, пальцем. Да что тебя, гигабайт возмездия, он же реально взаправдашний! - Ты настоящий. Нет, прикинь, ты настоящий! Вскинув руки, Эллоусис просто захлебнулась потоком нахлынувших, далеко не самых цензурных, слов, поэтому на сем ее гениальнейшая тирада закончилась. Схватившись за голову, одаренная резко встрепенулась, с надеждой оглянувшись по сторонам, но нигде в пределах видимости не было ни души. Нет, ну в принципе, можно было бы подать ребенку хороший пример и состроить из себя спринтера, но и головой, и попой, Эль прекрасно понимала, что это плохая затея, ведь перед вами тот несменный лидер любого забега и марафона, который забил последнее с конца место еще в первом классе и уступать его никому не собирается и по сей день. В то же время, те самый жизненно важные органы подсказывали, что при любом раскладе ей придется сдаться, и взять сей пищащий и описанный комок в руки, о чем она в ближайшие десять лет ни сном, ни духом не помышляла, да видела лишь в слезоточивых мелодрамах. - Хорошо-хорошо-хорошо, тихо! Мы сделаем так: сейчас я возьму тебя, мы пойдем в дом и я позвоню одному своему другу. Твоя…кхм, спокойно, мать, за мои нервные клетки ответит. Только, чур, хватит строить мне глазки и пускать слюнки! Ты не в моем вкусе, ловелас… В последний раз, глотнув кислородный коктейль смелости, Электрисити решила быстрее покончить со всем этим ужасом, и рывком вцепилась в люльку, после чего осторожно ее подняла и быстро направилась в дом. Карапуз был успешно доставлен на диван, после чего новоиспеченная мамочка совершила умопомрачительный прыжок к телефону и набрала номер того самого друга. ~ спустя еще одну симфонию, пху ты, час. Что изменилось в доме за этот час? Первое, что бросалось прямо в уши, так это тишина. Ибо ребенок, диким усилием силы воли и насилием над юношеским, эм, всем, был подмыт и завернут в новую пеленку. Правда, завернут, это слишком громко связано, ибо на деле это больше напоминало этакой симбиоз морского узла и креативного комбинезона. Второе – это три огромных пакета из детского магазина, пестрящие различными страшными приспособления, толи для пыток, толи для досуга маленьких детей, что, в принципе, являло собой одно и то же. И, наконец, третье – распластавшееся на полу тело, не подающее признаков жизни. Тут можно устроить флэш-бэк и упомянуть, что сие тело некогда было тем самым «другом», мужиком, лет тридцати, говоря простым языком, который имел хорошие связи и деловую хватку и тем самым не раз вытаскивал Эль из всяческих бумажных передряг. В чем была его роковая ошибка? Когда он услышал в трубке офигевший голосочек Эли, вещавший благим матом о том, что в ее доме завелся ребенок, нужно было вбить в базу данных прилагающееся к ребенку имя, и найти его родителей. А не приезжать с полным паком для юной мамочки и от чистого сердца поздравлять с пополнением. Собственно, за это он и схлопотал живописнейший синяк под глазом и сильнейший, «непроизвольный» ушиб детородных органов, чтоб понял, за что. Благо, оклемался быстро, не в первый же раз, так что далее следовала удивительная беседа, в ходе который было выяснено, что заботливая мамочка, видимо, записала сынулечку на фамилию папочки, который явно был не в курсе, а то есть найти ее оказалось весьма сложной задачей. Но, дружище честно пообещал, что уладит все формальности и устроит ребятенка в приют в самое ближайшее время. И надо же было Эль именно в этот момент сесть рядом с кряхтящим чудом мироустройства? Тут стоит уточнить, что у Эллоусис была одна особенность, которая часто играла с ней злые шутки. А именно – она либо вообще не чувствовала того, что нужно было, либо даже просто солнечный лучик становился для девушки восьмым чудом света и радости было на неделю. И тут это маленькое, беззащитное существо, с трогательными голубыми глазищами…

Dusk : А в доме было светло и что немало важно – светло. Мне стало интересно место, в которое меня отнесли, и я начал всё разглядывать. И ещё меня распирал смех. Мама была такая смешная и испуганная. Точнее смешным было её испуганное лицо. Нет, я ей определённо нравился, она просто боялась это признать. Я уже знал, что она от меня в жизни не откажется. Правда, она об этом пока ещё не знала, но я над этим работал. Я старался побольше улыбаться и тянуть к ней свои маленькие ручки. Мне было так интересно потрогать свою маму (я ведь её до этого момента никогда и не трогал). И я старался не плакать. Очень сильно старался, хотя живот утверждал об обратном. Я был награни. Первое чувство конкретного голода. Но я держался мужественно. Особенно, когда мама всё-таки решила на меня посмотреть поближе. У нас целых 30 секунд был зрительный контакт, пока не… Да живот жалобно заурчал и я расплакался. Она дёрнулась и отошла от меня. В это время, кстати, кто-то пришёл. Может у этого-то кого-то есть еда? Через час Меня накормили! Детское сухое питание - гадость кстати редкостная - но я не был голодным! Я был сыт и доволен и сейчас из последних сил держал в руке какую-то мелкую грохатульку. Она была зелёная и с какими-то блёстками. Но почему она грохочет? Как? Там есть что-то внутри? Может я этого не вижу? Может её надо сломать? Кинув эту погремушку от себя, я хотел повернуться или чтобы меня повернули, чтобы посмотреть не разбилась ли моя грохотулька. И что я мог сделать? Правильно - я начал орать. - Возьмииии! Возьмиии меня! Возьмиии меня на ручки! - Естественно мою поэзию звуков понимал только я. Мама же в это время расправилась с каким-то дядей и решала, что делать со мной. Видимо мой зов оторвал её от дел и она примчала так быстро. Я продолжал плакать, до тех пор пока меня не взяли на ручки. А как взяли, так сразу начал улыбаться. На меня смотрели так пристально и на этот раз с улыбкой, что мне это очень понравилось. Я был молодец - я выполнил свою миссию. Я понравился своей маме и знал, что она меня уже никуда не отдаст. Касаемо грохотульки, то я потерял всякий интерес к ней. Я пытался выучить мамино лицо. А ещё мне стало интересно как её зовут. Но, когда тебе 3 дня отроду, обычно детей не заставляют повторять имена их родителей. Но я не отчаивался. Когда-нибудь придёт день и я узнаю имя своей мамы. А пока, я смотрел на неё. Смотрел и уснул. Уснул на неё руках.

Electricity: - Знаешь что? Сделай-ка моему сыну… - ЧЕГО? - Что, чего? – Одаренная выразительно приподняла бровь. – Ты сам явился сюда с боевым набором для молодой мамы. И я решила. Услышав в ответ свое излюбленное, шокированное молчание, Электрисити удовлетворенно улыбнулась и перевела взгляд на кроху, что так по-хозяйски устроилась у нее на руках. Что-то подсказывало девушке, что этот карапуз не так прост, как кажется, и в действительности понимает все. Нет, конечно, так можно сказать про любого ребенка, но уж больно этот розовощекий экземпляр вел себя, как бы сказать, как Эль, что ли. Будто ему была доступна та самая ее жизненная мудрость, если ее можно так сказать: брюнетка никогда не понимала каноны, почему так не делают, почему это должно быть именно таким и далее по смыслу. Тяжело понять, но когда осознаешь то самое значение слова «почему» в данном контексте, и в результате оно испаряется, то жизнь предстает в абсолютно другом свете. Почему нельзя менять фамилию под период в жизни? Почему нельзя взять и поцеловать парня, если он тебе нравится, пусть вы и видитесь в первый раз? Почему нельзя предлагать людям стать твоими родственниками? Нормальные люди так не делают? Ну и что? А почему нельзя улыбаться и строить глазки, если ему хочется? Потому, что обязательно нужно рыдать и жить от груди до груди, ибо так все делают? Собственно, Эллоусис всегда знала, что она не такая, как все, и не только в лучшем смысле, и в этом ребенка она чувствовала что-то схожее. А что еще лучше – он был чистым листом, на котором еще не появились человеческие условности, занесенные размашистым почерком «нормальных» людей. Англичанка не сводила взгляда с этого маленького чуда, прекрасно осознавая, что никому она его не отдаст и никогда еще она не была столь уверена в своем решении. Будто уже сейчас Искорка знала, что держит на руках того самого, своего сына, самого лучшего, маленького вундеркинда, что будет спать в обнимку с фото Эйнштейна и клеить девушек разговорами о мутации, а ему профессорские замашки будут прощать за бездонные голубые глазищи. И уже пообещала себе, что в ответ на эту несуществующую догадку, лично будет закачивать треки в его плеер, купит плейстейшин, отведет за руку в тату-салон и будет донимать разговорами о сексе так сильно, что внедрение Эль-генов пройдет успешно, без вариантов. Она обязана сделать из него человека! Самого особенного на свете! И пока новоиспеченная мамочка мечтала о будущем, дите успело закрыть свои глазки, напоследок пару раз хлопнув длинными ресницами, и уснуло. Он просто взял, посмотрел на нее взрослым взглядом и уснул. В представлении англичанки «ребенок» и «уснул», предполагало собой крики, бесконечные сказки и мультики, несколько заходов за ночь и далее по списку. Не могло все быть так просто. Но это было настолько мило и символично, что одаренная с трудом сдержала эмоции, крепче прижав кроху к груди. - Так вот, о чем я. Сделай, пожалуйста, моему сыну свидетельство о рождении. Будем считать, что я родила его три дня назад, а отца его звали, допустим, найди какого-то Ксавьера помиловиднее, в базе. Да, это мое окончательно решение. И я так же не вменяема, как и всегда, расслабься. Стоит признать, первая ночь прошла не идеально гладко, но относительно сносно. Эль было не привыкать, она и сама по себе спала часа четыре, не больше, не в силах отгородить себя от шума своих электрических друзей, так что, крошка-карапузик ее врасплох не застал. Утром же, их ждало весьма интересное дело: ребенку нужна кровать, коляска, одежда и все такое прочее, о чем не подумал ее ненаглядный дружище. Благо, он додумался приобрести хотя бы одну вещь – с виду это была просто широкая тряпка, чем-то напоминающая гамак, но когда пес Эллоусис настоял на инструкции, причем в буквальном смысле, стало ясно, что это есть для транспортировки, если можно так сказать, этого самого ребенка. Так что, закрепив ее за шеей, девушка на свой страх и риск примостила младенца под своей грудью, куда он поместился буквально тютелька в тютельку. Вот же оно, мужское счастье! - Не смотри на меня так, за то тепло! Маме нужны будут руки, чтобы купить тебе цяцю. Понимаешь? Ця-ця. Купим тебе мишек, погремушек, а еще классную коляску, кровать, и все-все-все, чтобы ты у меня был продвинутой малюткой, Чарльз. Нет, так не пойдет, ты и так больно на интеллигента похож. О, придумала! Я буду звать тебя Чак. В честь Чака Норриса. Будем считать, что он твой неизвестный папуля, и пусть всем будет завидно, какой ты у меня крутой парень! Поездка в такси прошла под бодрый монолог мисс Крамер, и, кажется, таксист еще в дороге записался на приём к психологу. Ну да ладно, ибо их цель не заставила себя долго ждать, и уже вскоре они ступили на порог детского рая. - Ну что, пупсеныш, давай, выглядывай из убежища – выбирать будешь! Бережно поправив край «сумки», чтобы Чарльзу было видно, Эль направилась прямиком в отдел детской мебели.

Dusk : Сон - самое главное, что может быть в жизни человека. Именно во сне мы освобождаем наше сознание и готовимся к завтрашнему дню с новыми силами и новыми мыслями. На деле же, у нас настолько этих мыслей много, что чёрт голову сломит следовать каждой из них, хотя бы в голове одного человека. Мысли не имеют логической последовательности - они появляются засчёт окружения. Сразу же работает память, которая запоминает место/время/предмет, затем мысль Нравится/не нравится, а затем нужно/не нужно. Их мыслей невозможно собрать полное представление о человеке, только если заглянуть в его память. Одно важно - помысли человеческие должны быть всегда чисты. Полностью согласен с вашим возмущением - как спящего ребёнка могут заинтересовать подобные думы? И вообще, что за слово такое - думы? Гадость. По идее, малыш должен спать без мыслей и вспоминать увиденное за день, привыкать к тому, что пережил в этот день... Чушь полная я вам скажу! Маленькие дети намного умнее напыщенных взрослых. Почему? Очень просто. У любого тела есть душа, и когда это душа перемещается в новое тело, она сохраняет память о прошлой жизни. Затем этот "жёсткий диск" формулируется, когда ребёнок полностью готов к жизни в этом теле и в окружающем его мире. Обычно к 4 годам, ребёнок ничего не помнит. А до этого, ему приходиться делать беспомощный вид. Вообще, детство и младенчество - лучшие периоды души. Чистая и искренняя, она живёт и радуется каждому дню, и засчёт этой чистой энергии вертится наша земля и совершаются добрые дела. Почему я это всё рассказываю? Очень просто. Я ещё немного помню то, что было в моей прежней жизни, и слегка помню свой образ. Он всегда является ко мне во сне. Уже вторую ночь...Для меня это много, знаете ли. Правда, признаться честно, из-за "тёмных" моментов моей прошлой жизни, мне пришлось несколько раз просыпаться и нервно кричать. Тогда моя заботливая мать меня кормила, я снова радовался жизни и засыпал. А на следующее утро она меня куда-то повезла. Я не знал куда именно, я мог только догадываться. Глаза в моём новом юном теле еле смотрели на небо из-за солнца, к которому они ещё не привыкли. Единственное, что я нормально воспринимал была лампочка. И вот сейчас. Затем меня поставили, точнее мама прикрепила меня к себе, чтобы мне было теплее. И затем села и почти не шевелилась. Но мы двигались... Стояли и двигались. Вот тут у меня чуть голова не пошла кругом. Мне тяжело было понять - как можно двигаться не передвигаясь самому? Засчёт чего? И тогда я увидел, что мы сидим в какой-то коробке с круглешками по бокам. Я увидел это не своими словами, а мальчика, старше меня. Он стоял. Стоял с какой-то бумагой на пороге. Он ждал. Он ждал, когда мы проедем. Это тоже мне показалось странным. Мне всё казалось странным и я отвернулся, закрыв глаза. В магазине меня нагло разбудили. Разбудили люди, которые орали. Они говорили нормально, по вашим меркам, но для меня это был ор. Столько шумов сразу. Я молча пытался повернуться поудобнее и попытаться не слышать голоса. Господи, как же их много... Что за бред они несут... Господи какие они туп... Опустим момент того, как я впервые научился слышать мысли людей. У меня в тот день сложилось скверное представление о людях. У них такие отвратительные мысли. Вернёмся лучше к: Ну что, пупсеныш, давай, выглядывай из убежища – выбирать будешь! Да вот к этому моменту. Во-первых, говоря это, моя очаровательная мама подписала мне смертный приговор похода по магазинам - какой выбор - мне четыре дня отроду! Хотя... Нет, я определённо смышлёнее своих "соратников". Аж гордость распирает. Во-вторых, как оказалось, мне действительно пришлось делать выбор, и для этого мне пришлось заглянуть в жизнь Фрэнка - прежнего меня. Он, кстати, тоже не любил эти походы по магазинам, но тем не менее, как мне удалось понять, он всегда был за практичность... Объясните мне слово практичность! Что оно означает?! Мне нужно срочно знать! И тогда я смогу остановить эту женщину от надевания на меня распашонки со старым добрым Винни. Ну разве я похож на него? Ну маааам. Ну зачем? Нет, только не эту коляску! Я хочу тууу! Она более широкая и комфортная! Вяяя! Хочу кушать! В общем да, в тот день, я первый раз чуть не сошёл с ума.

Electricity: - Ах ты, маленькая хрюшка… Покрепче прижав к себе орущий комочек, Эль поинтересовалась у консультанта, где у них комната для кормления. Тот, в свою очередь, явно удивившийся физической форме «роженицы», вскоре уперся взглядом в ее выдающуюся грудь и с радостью закивал, соглашаясь провести. Страшно представить, какой она станет, роди девушка по настоящему, если уже сейчас такая реакция. Удивленно выпучив глаза, Эллоусис сама взглянула на упомянутые прелести, впервые в жизни ошарашенная подобным «комплиментом». Надо запомнить: никогда не знакомиться в детском магазине. Никогда. Через несколько минут одаренная оказалась в небольшом помещении, на подобии туалета, ибо оный там присутствовал в отдельной кабинке, как и умывальник, пеленальный столик, детский стульчик, диван для мам и такое прочее. Сев на тот самый диван, девушка аккуратно достала малютку из его «гамака» и вновь крепко прижала к себе одной рукой, пока второй доставала соску. - Да ты у нас прирожденный певец, Чак! Давай, громче! Вытягивай ноты, ну что же ты! - Не переставая улыбаться, что явно было странно для новоиспеченной мамы, но для Эль – нормой, брюнетка подразнила орущий ротик соской со смесью. Прекрасно зная, ибо уже умудрилась попробовать, какая она противная, Крамер торжественно пообещала, что сегодня же купит новую, а дальше, по возможности, максимально быстро переведет его на нормальную еду. По мере того, как Чарли кушал и успокаивался, Эллоусис все больше и больше присматривалась к нему. Все же, необычный ребенок ей достался. Такой крохотный, хрупкий и… детский, что ли, но в то же время имеет столь осмысленную моську, ведет себя так продуманно, что прямо диву даешься. Как такой безалаберной девчонке, как она, досталось такое чудо природы? - Знаешь, Чарли, - убрав пустую соску, и, прижав кроху вертикально к себе, одаренная тихо продолжила. – Может, я веду себя не, как полагается маме, но, думаю, это тебе пригодиться больше, чем умение грызть свои пятки. Тебе четыре дня, а ты уже имеешь свое мнение, малыш, я ведь поняла. Поэтому, запомни: никогда и никому не позволяй решать за себя. Даже мне. Я могу лишь предлагать и советоваться с тобой. Ты же не хочешь ходить в пижаме с Винни Пухом, а ведь если не сказал своего веского «Вяяя», я бы этого не узнала. Чуть отстранив малютку от себя, брюнетка поцеловала его в нос и вновь широко улыбнулась. Какой красавец, все-таки! Особенно, когда не ревет на взрыв и не красный, как марсианчик. - Ой, мы ведь так и не познакомились толком. Меня зовут Эль. Можно даже Ль. Взрослые могут называть маму по-разному, но запомни: это самое правдивое из всех моих имен. Когда вырастешь, то сам поймешь. Ладно, пошли оплачивать покупки, мой начинающий шопоголик!



полная версия страницы