Форум » Альтернатива » Zombie EP » Ответить

Zombie EP

White: Сюжет основан на выдуманых событиях. Любые совпадения с каноническим миром случайны. Не рекомендуется к прочтению людям со слабой психикой. Всё происходящее в сюжете - вымысел. Zombie EP [more][/more] Участники: Имя: Ян Уайт Пол: Женский Возраст: 22 года Семейный статус: Не замужем Профессия: Частный детектив Сверхвозможности: Аморфизм; Осмысление; Ментальный блок. [more][/more] Имя: Джон Ф. Уокер Пол: Мужской Возраст: 45 лет Семейный статус: Разведен, имеет дочь Профессия: Бывший рестлер Сверхвозможности: Физические возможности на пике человеческих; Огненный Меч [more][/more] Имя: Фидель Мори Пол: Мужской Возраст: 51 год Семейный статус: Многократно разведенный Профессия: Порно-режиссер Сверхвозможности: Магия Вуду; Алхимия; Чародейство [more][/more] Имя: Роберт Б. Баннер Пол: Мужской Возраст: 37 лет Семейный статус: Холост Профессия: Сотрудник крупной фирмы Сверхвозможности: Сверхчеловеческое альтэр-эго [more][/more] Место действия - один из эпицентров заражения. Нью-Йорк...

Ответов - 7

White: Глава первая - Anatomy "If your decisions include regret, then it's already too late. There's no time for even the slightest bit of remorse." - Но не смотря на сильный дождь, ожидаемый этой ночью, завтра нас ожидает приятный солнечный день. С вами был Джон Кауффман с вечерним выпуском прогноза погоды на Центральном. Всего вам доброго, наши дорогие телезрители, и пусть природа вам не делает в жизни погоду. Ян раздвинула пальцем жалюзи, и выглянула в окно. На улице и правда шел сильный дождь, разбиваясь на свету ночных фонарей о черный асфальт. Девушка убарла палец и отошла от окна, ухватывая палочками для еды очередную порцию лапши из картонной коробки с китайскими иероглифами, а так же английским переводом под ними. Ян не умела готовить, и потому часто пользовалась едой по доставке, и пока что это её устраивало. Она стала смотреть в телевизор, по которому сейчас пустили рекламный блок. Единственная радость, которая, подобно приевшемуся после долгой жизни на берегу морю, истерлась и стала такой же серой и потрепаной, как и её бизнес. Впрочем, сложно было назвать бизнесом то, чем она занималась. Частных агенств было в городе итак довольно, словно адвокатских контор. В мире юрисдикций и в «Стране Судов» иначе быть не может. Сейчас канал покажет какое-нибудь очередное бессмысленное шоу или же сериал для массы, лишь бы чем-то заполнить эфир. Именно потому, Ян села за письменный стол – небольшой по своим размерам, однако заваленный различными документациями и прочим. Пролистав свободной рукой биографию клиента, девушка ощутила желание оставить всё это, и убраться далеко в Китай. Каждый день её посещало одно и тоже чувство, что все эти каменные джунгли, населенные омерзительными плотоядными хищниками, являлись чем то сродни Ада, и находится здесь не имело абсолютно никакого смысла. Или же требовалось просто найти нормальную работу, которая действительно будет приносить пользу. Не только другим, но и ей самой. Хотя бы ради того, что бы чувствовать что она что то делает. Ян развернулась на стуле к экрану, на котором пестрыми красками и несложной музыкой плясала заставка какого-то домашнего сериала. Миг, и экран погас. Уайт отложила пульт в гору бумаг, лежащих на столе, и поставила туда же коробку с едой. Странный шум. Словно чье-то сопение. Но почему так громко? Сербка поднялась и осторожно вышла из комнаты, выходя в коридор. Шум исходил из-за входной двери. Это означало, что за ней кто-то был. Детектив направилась к дверному глазку, на ощупь подбирая пистолет, всегда лежащий на комоде с телефоном. Хриплый низкий голос, который то и голосом назвать было нельзя, по меньшей мере настораживал. Беловолосая приблизилась к глазку. За ним стоял человек. В грязной красной куртке, с каштановыми волосами. Он стоял спиной к двери, и судя по всему – являлся причиной этого странного звука. Девушка медленно открыла дверь, держа пистолет в руке так, что бы его не было видно за дверью. - Сэр. – Окликнула Ян незнакомца, но тот продолжал стоять и хрипеть. – С вами всё в порядке? – Спросила Ян так и не дождавшись ответа, замечая, что мужчина медленно переминается с ноги на ногу. – Сэр? Ян приоткрыла дверь чуть шире, и только сейчас в ноздри ударил сильный резкий запах чего-то тухлого. Или умершего. Петли скрипнули. - Если вы… - Начала была Ян, однако незнакомец начал медленно разворачиваться к ней лицом. Уайт опешила. С подбородка мужчины капала желтая слюна, и вид у него был очень нездоровый. Серая кожа. И лишь когда он обернулся настолько, что бы можно было увидеть его глаза, Уайт вскинула пистолет. Пожелтевшие и абсолютно мертвые. В ответ на действие девушки, мужчина внезапно зарычал, а его движения стали резкими и, как показалось одаренной, агрессивными. - Стоять, иначе я… - Однако странный мужчина уже побежал на неё, всё ещё содрогая тишину скрашенную дождем нечеловеческим криком. Выстрел. Второй. Третий. В грудь, в плечо, в подбородок. Тело незнакомца отреагировало лишь реакцией на удары пуль, но ни боль ни сами ранения не остановили его. Челюсть разлетелась на куски, пачкая желтым веществом вперемешку с кровью стены, пол и потолок. Ян резко нырнула обратно в квартиру закрывая дверь на все замки. - Что это ещё такое? – Шокировано произнесла она, запирая последний замок, и в дверь врезалось что то тяжелое. Ян отскочила и выпустила ещё четыре пули сквозь дверь, намереваясь пристрелить это существо, однако оно продолжало биться в дверь, и Уайт видела мелькание его красной куртки сквозь дыры от выстрелов, сделанные в двери. Детектив забежала в свою комнату и бросилась к шкафу. Ей могло показаться, однако на не перестающий рык твари кто-то начал откликаться. Так же. На верхней полке шкафа, Ян нащупала две запасные обоймы и схватила их. За дверью было слышно, что теперь эта тварь не одна – топот множества ног и рев множества глоток. Что же делать? Отстреливаться? Но его пули не берут! Звонить в полицию? Да! Ян выбежала обратно в коридор, и наставив пистолет на дверь, стараясь не спускать с неё глаз, судорожно схватилась за трубку. 911. Черт, не правильно. Ещё раз! Да, набрала! Послышался треск. Ян вскинула голову и увидела омерзительное лицо неистово рычащего человека, который пытался пролезть в небольшую дыру, которую ему удалось пробить. Сзади слышался рев других. Сколько же их там? Трубку сняли быстро. - Здравствуйте, служба спасения… - Вооруженную группу захвата на улицу… - Быстро заговорила девушка, однако тут же бросила трубку и принялась бежать в дальнюю комнату. Дыру в двери разломили окончательно, и в квартиру ворвалась целая стая подобных тому в куртке тварей. Ян остановилась посреди комнаты, обернувшись на рев и слыша, что через секунду, эти чудовища ворвутся в комнату. Недолго думая, девушка разбежалась, и прыгнула в окно, головой вперед, накрывая её руками. Благо она жила на втором этаже, и отделалась лишь порезами и легкими ушибами. Приземлившись на жесткий асфальт, растеряв все обоймы, что держала в руке с пистолетом, сербка как можно быстрее встала на ноги и подобрала их. Она отбежала на десяток метров, перебегая через улицу и глядя на окно. В нём уже показались эти ужасные лица, и они начинали лезть в окно. - Проклятье! – Прошептала одаренная, и бросилась бежать в переулок. Было темно, однако ей удалось сориентироваться и выбежать на другую улицу. На улицах почти никого не было, и лишь где то вдали слышался рев стаи. Ян осмотрелась по сторонам. Лишь стены дождя и тусклый свет фонарей. Даже ни одной машины. Сербка вспомнила о том, что одета она была лишь короткую майку и трусы. Она быстро засунула обоймы за резинку, и неторопливым бегом с пистолетом наперевес направилась дальше по тротуару. Следовало направиться в полицейский участок. Это через два квартала отсюда. Пробежав несколько сотен метров, Ян начала ощущать сковывающий её холод. Ничего, осталось совсем немного. Но добежав до поворота за угол, Ян остановилась. В паре десятков метров от неё стояла группа людей. Они окружили какой то автомобиль и яростно пытались разбить его голыми руками. Они рычали так же, как и те, что отстали там, ещё за переулком. - Эй! – Окликнула детектив группу, приближаясь. Но они бы ни за что не услышали её, будучи поглощенными треском стёкол, стуками о корпус авто и собственным ревом. Тогда Ян выстрелила в воздух один раз. Что за черт? Группа неспешно остановилась в своих действиях. Неужели они боятся громких звуков? Медленно, практически один за другим, они обернулись на шум. - Всем отойти от машины! – Скомандовала сербка, надеясь на то, что если на них подействовал звук выстрела, то и её слова смогут возыметь какой-нибудь эффект. И так оно и случилось. Решив больше не тратить пули, девушка просто побежала что есть сил, поскольку все, кто избивали авто ринулись бежать за ней, видя в ней более легкую добычу. Ян бежала вдоль тротуара, стараясь не сбавлять темпа. Сердце колотилось а дыхание начинало сбиваться. Она завернула в переулок, оборачиваясь и видя не отстающих ревущих людей, бегущих за ней. Она петляла по промежностям между домов, пока не наткнулась на серую приоткрытую дверь, забежав таким образом в тупик. Выбирать было не из чего, и одаренная забежала внутрь. Она как можно быстрее закрыла дверь на массивный засов, приделанный к ней, и отошла на десяток метров назад, наставив пистолет на неё. Однако шума за ней не последовало. Тем временем в трейлер-парке. Вчера пришлось ночевать в пикапе, потому что Лоренс не пустил ночевать в трейлер из-за неуплаты за прошлый месяц. Однако сегодня он уехал куда то по своим местечковым делам, а открыть хлипкую, хоть и запертую дверь, было не трудно. По окошкам трейлера бил дождь, а по телевизору шло вечернее ток шоу. На столе стояло фото в рамке. На нём была семья. Отец, мать и дочь, совсем маленькая. Они улыбались, и казались образцовой семьей, которая будет жить долго и счастливо. Рядом стояла недопитая бутылка дешевого виски, а у её донышка лежал старый отцовский револьвер, в нем было всего две пули, а рукоять ещё теплой. Дешевая берлога, однако радость в том, что есть хотя бы она. Уже было за полночь, а Лоренс должен будет вернутся часов в десять утра. Но лучше будет убраться из трейлера пораньше. Внезапно, стук в дверь. Один. Тяжелый и глухой. Кто бы это мог быть в такую погоду и такое время? И вновь тот же стук. Во дворике парка стали возникать медлительные силуэты, и даже по очертаниям можно было понять, что все силуэты смотрели на источник света, не считая редких фонарей – трейлер. Но прошло не так уж и много времени, как ночную тишину потряс жуткий рёв, а тёмные фигуры набросились на домки на колесах, словно на огромного слона. Они лезли со всех сторон, ломая руками и проламывая головами окна, двери. Ничего не оставалось, как бежать, из было слишком много и все они хотели лишь одного – убить. Выбежав из парка, в глаза сразу бросаются мертвые люди. Да, они были везде. Ими был усеян тротуар, а сильный дождь не справлялся с запахом крови, исходившим от их распотрошенных, словно рождественские подарки тел. Однако вдали тротуара виднелся странный огонь. Может это сигнальная ракета? Она горела возле странного мужчины, явно пожившего на этом свете. В темноте было непросто рассмотреть, однако его кожа была смуглой, словно у коренного индейца, а черный волосы были собраны в хвостик. Он был мертв. Его горло было разорвано, а тело лишено многих кусков, словно его погрызла стая голодных бездомных псов. Под прокусанной одеждой можно было заметить, что у этого человека были механические протезы руки и ноги, которые не смогли прокусить зубы хищников. Пламя исходило из его руки, и судя по всему – это было каким то необыкновенным оружием, потому что пламя исходило из рукояти. Однако подобный свет – приманка. И всего через пару минут, послышался неистовый и нечеловеческий крик. Топот десятков, бегущих с кровожадным ревом, и вновь нужно бежать. Со всеми не справится. И бежать в главную больницу, потому что она через две улицы, и там, возможно, может находится полиция. Возвращаясь в своем авто домой, к матери, можно было поразится тому, что улицы были пусты, и практически не было никакого трафика. Но настораживало то, что проезжая, вокруг было множество покинутых битых автомобилей, и многие из них были остановлены либо повалившимся на крышу самой авто столбом, либо же стеной здания. Некоторые даже умудрились каким то образом разнести собой некоторые рестораны и забегаловки, или же мелкие магазины. Всё это было довольно странным. Неужели в дождь люди разучились водить и… Неужели вышел новый iPhone, что все покинули свои авто и побежали в гигантские очереди, ждать своего кусочка счастья? Было довольно глупо стоять на красном свете, учитывая, что движения не было абсолютно никакого. Хотелось нажать на педаль газа, однако быть может всё это какой-то идиотский розыгрыш? Да и ещё какой то псих вышел из-за угла здания и стал перед авто. Что ему нужно? И почему он не реагирует на сигналы? И на слова… Вокруг возникали ещё и ещё подобные типы, и начинало попахивать чем то странным. Неужели сейчас придется отбиваться от вандалов? Благо под сидением всегда лежит верная монтировка. Столпившиеся вокруг люди молча стояли, а зеленый все не горел, хотя он вряд ли сейчас мог бы быть билетом в дальнейшую поездку. Последний гудок, и группа была спровоцирована, набросившись на автомобиль, забираясь на капот и пытаясь пробить лобовое стекло. Ужасающий рев многих голосов заставлял кровь леденеть, а их самих было так много, что дверь невозможно было открыть. Они ломились внутрь авто, пытаясь разбить стекла, топчась и царапая когтями крышу, рыча и скаля слюнявые рты, не отрывая мертвого, отупленного взгляда желтых глаз от водителя. Лобовое стекло было разбито настолько, что представляло собой одно белое пятно, а окно со стороны штурманского сидения было разбито, и через него тянулись к добыче множество жутких рук. Внезапный выстрел, и всё прекратилось. Вандалы отвлеклись, и убежали. Посмотрев в зеркало заднего вида, было заметно, что заднее стекло было разбито, а обивка сидений порвана, так же как и подголовник водительского сидения. Ехать дальше на этом авто было невозможно. Выходить под дождь. Внезапно, впереди, через улицу, по которой нужно было ехать дальше, пробегал человек, размахивающий каким-то факелом. А сзади вновь послышался рев тех, кто так изувечил любимую машину. Они возвращались из переулка, и остановились, глядя на вышедшего из авто. Из другого переулка показалась ещё группа, очень похожих на ту, что сейчас смотрела на водителя. Долго думать не приходилось. Бежать! За человеком с факелом! Кажется, он на что то способен и точно не принадлежит к этим уродам! Однако выбежав на улицу по которой пробежал неизвестный, можно было практически врезаться в толпу, преследовавшую его. И тогда не оставалось ничего другого, кроме как бежать изо всех сил, позабыв обо всем на свете. Бежать за горящей точкой впереди и надеяться, что мокрый асфальт не сыграет злую шутку, заставив поскользнуться. За двадцать минут до этого. Очередной вечер за онлайн игрой. Очередное скрашивание собственного существования. Чашка кофе рядом с колонками давно остыла, а мертвые персонажи на плакатах, висящих в комнате, смотрели, казалось, осуждающе. Вторник. Значит завтра вновь на работу. Зачем? Что бы оплатить то жалкое влечение существования ещё на пару недель? Наверное так. Звонок в дверь. - Доброй ночи, сэр. Меня зовут офицер Браун. Откройте, пожалуйста, дверь. Спасибо. В участок поступила жалоба. Говорят, что вы шумите. Опять ошиблись этажом. Такое было не первый раз, и почему-то, каждый раз приходили новые офицеры. Правда этот выглядел как то слишком болезненно. Красные круги под глазами, бледная кожа, а запястье обвязано окровавленным бинтом. - Вы не возражаете, если я пройду и осмотрю квартиру? Это был риторический вопрос. Положив руку на табельное оружие, офицер вошел внутрь, ударившись перебинтованной рукой о дверной косяк. - Черт! – Воскликнул он и раздраженно пробормотал. – Проклятые психи… Он вошел в спальню, невозмутимо осмотрев её, затем направился в гостиную. Ванная, туалет, кладовая. Кухня. - Ну что ж, если всё… Так как… - Он стоял спиной, и его речь начинала становится медленнее и медленнее. Кажется, он что-то заметил, но что, если он смотрел прямиком в окно? Не откликаясь ни на какие обращения, полицейский стоял на месте, замолчав. Однако совсем внезапно, он обернулся, истекая слюной и глядя мертвыми желтыми, словно янтарь, глазами. Через миг, он набросился, что бы утолить жажду неистового голода. Он был один, однако всегда был вариант бежать. Казалось, что рычащий словно зверь офицер превратился в абсолютное чудовище – глупое и яростное. Дома оставаться было нельзя. Да и ещё нога подвернулась. Прекрасно. Едва бы справится с шоком. Нужно звонить в 911… Черт. Телефон не работает. Проклятые телефонщики должны были ещё вчера поменять установить новые линии. Проклятый сервис… Значит придется бежать в полицейский участок. Или же?.. Улицы были пустынны, и почему то возникало ощущение, что виной этому был не проливной дождь. Где то вдалеке слышались звуки выстрелов и рев. Не зря был прихвачен табельный пистолет мёртвого офицера. Но ведь ничего другого не оставалось, кроме как защищаться. Возможно, сначала стоило зайти в больницу, потому что свихнувшийся коп мало того, что вывернул ногу, но ещё и расцарапал её так, что вся лодыжка была запачкана в крови. Благо больница недалеко. Подойдя к главному входу, так и не встретив ни одного человека по пути, а также наблюдая странную картину из множественных аварий или же покинутых автомобилей, так же не было никого видно внутри больницы, хоть свет и горел. Но не успев положить ладонь на горизонтальный поручень двери, служивший дверной ручкой, стало слышно утробный рёв, словно прямиком из самого ужасного кошмара – голодный и бешеный. Обернувшись, предстояла картина из двух бегущих людей, которые изо всех сил бежали ко главному входу, поскольку за ними гналась толпа людей. Именно она и была причиной этого жуткого рева. Добежав до главного входа, нужно было запираться внутри. Дверь хоть и была из стеклопластика, однако стеклопластик этот был достаточно крепким, что бы не треснуть под разбившейся о него толпы кровожадных тварей, которые лишь отдаленно напоминали людей. И вот, когда казалось, можно было уже перевести дух, за спинами послышался щелчок возводимого затвора. - Кто вы такие? – Спросила Ян, держа на мушке троих мужчин, и её глаза округлились, когда она увидела за их спинами целую орду желтоглазых монстров, что бились прямиком в дверь, не желая так просто терять свою добычу.

U.S.Agent: Это была последняя капля, и речь идет не о терпении. Джон перевернул бутылку кверху донышком и яростно потряс ей над раскрытым ртом, пытаясь поймать хоть одну частичку забытия, обитавшую в бутылке дешевого виски, выпитого им практически сразу. Ничего. Доступное по цене забвение ушло вместе с остатками гордости, хотя о последней стоило забыть, еще когда Мередит собрала свои вещички, подхватила Энни и ушла, хлопнув дверью. Он до сих пор помнил, как она намертво вцепилась в дочку, чтобы он ненароком даже не притронулся к ней, как будто боялась, что это чудовище заразит ее своим ничтожеством. Уокер поднялся с деревянной кровати, купленной на соседской распродаже, и с силой швырнул бутылку в стену, заставив ее с шумом разлететься на множество мелких осколков. - Пошли вы все... пошли вы... - бормотал он, пошатываясь и пытаясь сконцентрировать мутный взгляд на фотографии в незамысловатой рамке. Его рука потянулась к стеклянному покрытию, и некоторое время пальцы судорожно водили по ней, но победил в этом соревновании инстинктов, разумеется, стыд. Отведя глаза в сторону, чтобы не видеть счастливых лиц, Джон повалил фотографию набок и пробормотал что-то невнятное, рыская глазами по комнате. До появления Лоренса оставалось шесть часов, а ему еще предстояло завершить одно дело... Да куда же я его положил, ах да, вот он, старый Смит и Вессон отца. Отец говорил, что этот револьвер спас ему жизнь на Йа-Дранге, такая вот ирония. Проклятые узкоглазые перли со всех сторон, прямо как нынешние либералы, от которых пользы не больше, чем от дерьма в унитазе, хотя дерьмо по крайней мере молчит. Говорят, сейчас неприлично говорить "узкоглазые", ну да ладно, теперь уже поздновато переучиваться. Может, лучше выйти на улицу, чтобы не запачкать стены? А, нет, пошел он на х*й, этот жадный сукин сын, пускай себе объясняется с полицией, ему-то что? Не то, чтобы ему так уж хотелось мелочно нагадить этому старому гондону, но на улице паршивая погода - льет дождь и небо свинцовое, а здесь тепло, и потом, какая ему разница, что произойдет через час или через пятнадцать лет, или через вечность? Не сказать, чтобы его существование что-то изменило в этом мире, и тем более, это вряд ли случится в будущем. Присев на стул, который всегда скрипел, Уокер нерешительно посмотрел на дуло, как будто пытаясь увидеть внутри него ответ на невысказанный вопрос, и упер его в подбородок. Вот и все, кажись. И на кой черт у него в последний раз очко заиграло? Это же просто как дважды два. Удар в дверь был довольно мощным. Это явно не Лоренс, тот мелко-мелко дубасит своими кулачонками по двери на уровне ручки и вопит низеньким голоском. Джон опустил пистолет, и его взгляд устало уперся в пол. - Не судьба, что ли? - пробурчал он, поднимаясь и, разминая на ходу ноги, направился к двери. - Да иду я, иду. Не сломай дверь - не ты ее ставил. Чертовы Иеговисты, чтоб вас... Эй, какого?.. Его глаза на мгновенье задержались на окне, в котором сквозь пропотевшие стекла маячили какие-то темные фигуры, слышался страшный грохот и крики. Может, у Лоренса неприятности? Задержавшись, Джон провел рукой по стеклу, стирая капли, и замер. Существа, заполонившие двор, несомненно были похожи на людей, но примерно так же, как на них похожи персонажи ужастика, заброшенный чьим-то безумием в реальный мир. Еще один удар в дверь - и затем она хрястнула, с предупреждающим стоном подавшись внутрь. Существо на пороге заревело и бросилось на него, стараясь сомкнуть руки на его горле. Джон отпрыгнул в сторону и, подняв пистолет, выпустил в существо обе оставшихся пули, но то лишь содрогнулось под мощью ударов и издало какое-то мерзкое бульканье, а затем вновь двинулось к нему. Выругавшись, Джон увернулся от очередного удара и бросился на дверь, еще державшуюся одним косяком в проеме и с ревом ярости ударил по ней с разбегу двумя руками, давя широкой поверхностью других существ снаружи. Под натиском бывшего рестлера дверь издала последний в своей жизни всхлип и сорвалась с петель, врезаясь в кучу монстров, а Уокер по инерции полетел вслед за ней, схватившись за края и съехав по этим тварям вниз как на санках. Засунув пустой револьвер за пояс и не обращая внимания на стоны монстров, пытавшихся вслепую нащупать его своими мерзкими конечностями, он бросился бежать. Животный вой сзади услышал уже при первых шагах и импульсивно прибавил ходу. Вот дерьмо, будь он на пару лет помоложе... Ничего бы не изменилось, правда? Он был и останется неудачником. Так, а это еще что? Джон невольно остановился, а его взор переходил сверху вниз. Этот явно из местных, как там политкорректное название? Его лицо мудрое и какое-то грустное, и он держит что-то в руке, может, это оружие? Больше похоже на... меч? И сделан он как будто из огня. Черт с ним, пригодится как факел, даже если эта хрень ни на что больше не способна. Вопль ярость раздался совсем рядом, и Джон, не задумываясь, взмахнул мечом, который рассек плоть как нож масло. Голова мерзкой твари как будто сползла вбок вдоль диагонального разреза, пылавшего огнем, и шлепнулась на землю. Джон отступил на несколько шагов назад, выглядывая в темноте толпу монстров, которых, по всей видимости, не остановила участь собрата. А затем снова бежал. Если и было в этом городе место, где можно было спрятаться от этих тварей, это городская больница - это недалеко и, черт возьми, если эти ублюдки покалечили еще кого-нибудь, именно туда и отправятся раненые, так? Монстры бежали за ним всю дорогу, а рев слышался уже со всех сторон. Звон стекла, визг сигнализации и крики о помощи, хрип разрываемого горла и топот множества ног - таких же, как он сам, но в основном, враждебных. Можно остановиться, поискать выживших, помочь тем, кто не может спастись сам, но какого черта? Спасти всех все равно не удастся, можно даже и не пытаться. Кажется, за ним увязались еще двое, и они хотя бы не пытаются его сожрать. Здание больницы, еще несколько метров. Вот они и внутри. И вот можно отдышаться, по крайней мере, на несколько секунд, пока не... - Кто вы такие? - щелчок затвора сзади заставил обернуться, а рука крепче обхватила рукоять меча. - Санта-Клаус и эльфы, - буркнул Уокер, в то время как его взгляд по достоинству оценил эксцентричный наряд девушки, состоявший из трусов и майки, и хмуро задержался на нацеленном в их сторону пистолете. - Убери пушку, милая, пока случайно кого-нибудь не угробила. Это тебе не водяной пистолет, - он обернулся, обводя взглядом искаженные безумным голодом лица ломящихся в больницу... людей? Были ли они людьми, или мир внезапно превратился в очередной ремейк какого-то старого как говно мамонта, убогого фильма про зомби? Или все это - пьяный сон, и скоро он проснется и услышит привычные вопли Лоренса, требующего заплатить за житье в этом чертовом трейлере? Уокер обвел взглядом комнату, в которой он очутился, и двинулся к массивному шкафу, обхватывая его с узкой стороны и слегка заваливая набок, чтобы было удобнее тащить. - Если вы, умники, хотите жить, советую помочь мне забаррикадироваться. Долго мы так не протянем, - проворчал он, кидая сердитый взгляд в сторону двух мужчин. На Уайт он больше не обращал внимания. Чем им вообще может помочь женщина, принести еще больше проблем разве что? Ага, конечно. Именно это им сейчас и нужно.

Director: - Слушай, я... да, да, я уже в Нью-Йорке. Нет, я не собираюсь... какие к черту блудницы? Да, забыл, ты ненавидишь когда я так делаю. Прости, не хотел поминать всуе. В смысле чертыхаться не хотел. Твою мать! Мори резко ударил по тормозам, останавливая автомобиль на красный свет. Разговор с матерью по мобильному отвлек его. Застыв с телефоном в руке, Мори подождал минуту-другую. До его слуха доносился голос матери. Она что-то говорила ему, но Мори был поглощен мыслью - какого хрена вокруг ни одного водилы? В переполненном людьми Нью-Йорке должен быть хоть один сранный водила, который начнет гудеть и материть всех остальных. - Что? - переспросил Мори, опомнившись. На пустынных улицах стали появляться люди. Они медленно приближались к дороге, раскачиваясь на ходу и тяжело передвигая ногами. Зловещее зрелище походило на быдло парад, берущее начало в местных дешевых барах. - Когда матерился? Нет, я не тебе это говорил. Причем тут бабушка? Они приближались. Глянув на светофор, Мори посигналил, чтобы придурки ушли с дороги и не лезли под колеса, но громкий звук только привлек их внимание и скорректировал путь. - Какого хрена. Толпа поклонников? Что за черт. Из мобилы снова послышался голос матери. Увидев, как какая-то пьяная тварь начала лапать капот автомобиля, Мори замахал рукой. - После перезвоню, - сказал Мори, отключив телефон и убрав его в карман брюк. Опустив стекло со стороны пассажирского сиденья, он подался вперед и заорал: - Я тебе мать твою руки оторву и в задницу засуну! Убери свои лапы от машины, она блин чище твоей рожи! К нескольким обдолбанным торчкам присоединились еще люди. Пытаясь рассмотреть их лица, Мори вертел головой. Он почти разглядел одного, когда в приоткрытое окно в салон стали просовываться руки. Матернувшись, режиссер рванулся обратно. Съежился на своем сиденье, лишь бы оказаться подальше от больных. - Ну же, закрывайся! - пытаясь закрыть окно, проорал Мори. Он сильно вспотел. Мозг раскалывался, пытаясь отыскать способы выбраться из этой задницы. Автомобиль, который Мори так долго и педантично выбирал для себя, стал теперь ловушкой. Консервной банкой, из которой его собирались достать как рыбину. Под напором сильных рук стекло разбилось. Мелкие осколки посыпались по обеим сторонам, в салон и на асфальт. Один из нападавших просунул голову и оскалился. Изо рта пошел мертвецкий смрад. Невыносимая вонь исходила от людей и заполняла салон. От нее слезились глаза, рвотные спазмы сжимали горло. Все больше вжимаясь в сиденье, Мори рукой пытался нащупать орудие для защиты. Пальцами наткнувшись на монтировку под сиденьем, Мори достал ее и ударил по тянущимся к нему рукам. На серой трупной коже одной из рук остался глубокий порез, другая лишилась нескольких пальцев. Ударив еще, Мори услышал хруст ломающейся кости. Кисть нападавшего повисла, но натиск не спал. Встретившись с одним из отморозков взглядом, Мори затаил дыхание. На него не моргая смотрели мертвые глаза вонючего трупа, из пасти которого вырывался голодный утробный рык. - Матерь Божья. Раздавшийся выстрел отвлек мертвецов от Мори. Тяжело дыша, он озирался по сторонам и пробовал завести машину. Без толку, чтобы эта крошка снова могла завестись, нужно лезть под капот. Из оцепенения Мори вывел свет факела. Присмотревшись, он увидел бегущего человека и это показалось ему отличной идеей. Чтобы выбраться из этого ада, надо бежать со всех ног и не оглядываться. Прихватив с собой спортивную сумку с заднего сиденья, где были документы, деньги, видеокамера и сменная одежда, Мори выскочил из автомобиля. Сжимая в руке монтировку, стал боком пробираться через улицу и, когда мертвяки остались позади, бросился бежать за незнакомцем. Пока остальные переговаривались, Мори достал из сумки видеокамеру и направил объектив на рвущуюся в здание толпу. Ходячие трупы были разной степени разложения. Приблизив одного из первых рядов крупным планом, Мори сглотнул. У мертвяка был вспорот живот и из него свисали кишки. Еще один, захваченный объективом камеры, скалил гнилые зубы и бил по стеклопластику одной рукой. Кожа на лице облезла как под действием кислоты. - Это же с ума сойти. Нью-Йорк. Живые мертвецы. Если повезет, засниму как они раздирают человека, - бормотал Мори под нос. Обернувшись вместе с камерой и засняв полуголую девушку, он присвистнул. - Обнаженка в кадре, это же шедевр! Остановив съемку, Мори убрал камеру обратно в сумку и пошел к шкафу, чтобы помочь перетащить его к дверям. Помогать кому-то было не в привычках Мори, но в этот раз речь шла о его собственном выживании.

Hulk: Немногие люди успевают разочароваться жизнью в самом ее рассвете, обычно для этих "счастливчиков" нет идеального места под солнцем, а если даже и найдется, то будьте уверены, оно им не придется по вкусу. Чаще всего каждый день для них - сплошная рутина, их будни подобны фильмам нуар тридцатых годов: серы, драматичны и немы. Они редко могут найти свое призвание, возможно из-за отсутствия всякого желания работать, а может быть из-за банальной нехватки опыта и знаний. В простонародье их кличут "офисными планктонами", однако им все равно, все, чего они хотят - дожить до вечера и начать новый день, как будто бы он будет лучше предыдущего. Все это лишь общее описание всех проблем Роберта Баннера, холостого сотрудника крупной фирмы, жалкой рабочей единице в гигантском институте частной собственности. Быть может его жизнь могла сложиться несколько иначе, но к чему обманывать себя, его судьба была предопределена едва ли не с рождения. Ему не удавалось сохранять отношения с девушками, работа напоминала сущий ад, а вечера Брюс скрашивал в гордом одиночестве, играя в онлайн игры и попивая прохладное кофе. По сути своей, Роберт был аскетом и много денег на себя не тратил: помятая одежда, потрепанное пальто и пара износившихся ботинок. Простой едой не брезговал, излишек не закупал, а на черный день давно "забил", как говорят на молодежном сленге. Так что, все средства уходили на оплату счетов за использование услуг провайдера и покупки всяких "плюшек", на вроде игровых акков с высоким, считай халявным левелом. Все эти новомодные словечки давно вошли в его словарь и встали мертвым особняком, мало кто из нормальных людей понимал их, но Баннеру на это было наплевать, социопатом был, социопатом и останется. -Черт возьми, завтра же вторник - с кислой миной взглянул он на часы - Утром придется идти на работу, отсидеть офисные пролежни и вернуться сюда, в родное, закусанное молью кресло, чтобы отправится в традиционных шестичасовой рейд. Прекрасно. Я мог бы вообще никуда не ходить, устроить себе неофициальный выходной, и все равно завтра налоговая проверка у начальства - казалось бы, простой план, однако далеко не первый, и отнюдь не последний. По части создания хитрых замыслов прогулов, Брюс был мастак, но реализовать их никогда не хватало духу. Морально он был силен, но отсутствие как такового стержня играло ключевую роль в его отступлении от собственных слов и принципов. Неожиданный стук в дверь заставил геймера отвлечься от дел и подняться на ноги, впервые, за прошедшие четыре часа. "Прорываясь" сквозь завал бумаг и мусора, Баннер все-таки дошел до двери и неохотно отпер ее. Перед ним стоял незнакомый офицер, скорее всего очередной гость его соседей, сверху, и чем быстрее Боб впустит его, тем быстрее избавится от навязчивой занозы в заднице. Осмотр начался сразу с прихожей, которая любезно встретила лоб гостя своим деревянным косяком, как бы поясняя ему, что неплохо было бы смотреть именно глазами. По сути все было стандартно и посредственно, даже весьма предсказуемо, но Боба не покидала чувство какой-то мистической тревоги. Он был довольно наблюдательным малым и не мог не разглядеть на запястье у копа окровавленный бинт, причем кровь явно была свежей. Ожидания Баннера оправдались сразу же после окончания осмотра, когда офицер Браун с дикими глазами набросился на него, точно хищный зверь. Зрачки у полицейского налились желчью, настолько они были желты и пугающе. По правой щеке стекало обилие слюны, а белые зубы едва ли не крошились от того, насколько сильно их стиснули друг с другом. Волнение, которое Брюс испытал в ту же секунду было невероятным, вместо кровь по телу словно протек чистый страх, ноги сами бросились бежать, но не успели, коп успел цапнуть левую лодыжку, изрядно разорвав кожу на ней. Что было дальше, мужчина уже не помнил, на несколько минут он словно впал в беспамятство, прострацию, и, очнувшись лишь увидел перед собой разорванного на части Брауна. На полу виднелись огромные следы, а на потолке образовалась неплохая дыра, сомнений не было, альтер-эго спасло ему жизнь. Подумать только, то, чего боялся Баннер выручило его в трудную минуту, когда надежды уже не было. Мысленно поблагодарив гиганта, "планктон" живо надел на себя первые попавшиеся шмотки и накинул на себя пальто, ведь на улице шел проливной дождь, забыть о нем было бы убийственно. Прихватив табельное оружие, Боб попытался набрать 911 на телефоне, однако вместо приветственных слов милой барышни он услышал пугающие "пик-пик-пик". Связь обрублена, дом разрушен, а в Нью-Йорке творится какая-то чертовщина. Что же Баннер, радуйся. Ты попал в кино "Ночь живых мертвецов", и сниматься в нем ты будешь не ради гонорара. -Мы? Ходячий корм, черт бы его побрал - рефлекторно выругался Брюс, нервно осматривая остальных выживших. Прекрасная компания: качок, папарацци и эксцентричная девушка, конечно он не ожидал национальную гвардию и брутальных ребят в камуфляже, но все таки. Да к черту придирки! Сейчас главное умотать свои задницы как можно дальше от "Голодного Яблока", оружие у них было, примерное представление ситуации тоже. Ну и камера, для мемуаров, если доживут до старости. -Не бойся, когда тебе откусят голову я это засниму и выложу на EBAY, вдруг кто выкупит права - шутить не самое подходящее время, но прибывая в нервном состоянии не грешно нести всякую ахинею, тем более, если долька юмора поможет кому-то успокоится. Помогать крупному мужлану Брюс кинулся самым первым, обхватив шкаф с другой стороны. Ночь будет длинной, и чем лучше они позаботятся о своей безопасности сейчас, тем больше у них шансов пережить ее. Кому-то из них... ну хотя бы одному.

White: Статья из учебника по неврологии: "Центральная нервная система (ЦНС), включающая головной и спинной мозг, играет ключевую роль в жизни человека. Она отвечает как за физическое выживание и продолжение рода, так и за существование человека как личности. Среди функций центральной нервной системы — обеспечение дыхания (именно головной мозг подает сигнал на начало вдоха), кровообращения, пищеварения, передвижения в пространстве. Роль центральной нервной системы — объединять и регулировать; фактически, именно она является «хозяином» в организме. Не менее важно то, что в результате прохождения импульсов в нейронах и их перестройки на клеточном и молекулярном уровне (механизмов памяти и нейропластичности) формируются мысли, чувства, желания, привязанности, стремления, планы и решения человека. Головной мозг является физическим субстратом личности." Ян действительно опустила пистолет, как и сказал большой парень. Они действительно были живыми. Такими же как и она. Это грело душу. Но не тело. Только сейчас детектив заметила, как она трясется от холода. Беловолосая посмотрела через плечо, на коридор по которому пришла, оставив на полу мокрые следы. Интересно, способны ли эти твари идти по следу? Но нет. Дверь прочно закрыта. Они не могли её выбить. Дверь тяжелая и запиралась на засов. Они ушли, и быть может те, что гнались, сейчас смотрят на неё своими желтыми, мёртвыми как раздавленные жуки глазами. Мужчины довольно шумно двигали большой и массивный ящик к итак бронированой двери. Перестраховатся никогда не было лишним. Самое время было рассмотреть тех, за кем ей теперь придется присматривать, ведь именно к этому вынуждала выучка и воспитание. Хоть она и не стала полицейским или агентом какой-нибудь правительственной службы, однако серкба окончила полицейскую академию, и потому считала, что именно она должна была теперь ручатся за оставшихся в живых. Что ж, чувство юмора означало то, что люди эти, хоть и были шокированы, оданко всё ещё уверены в себе. Главное было сейчас сохранить боевой дух и не отчаиватся, глядя на столь ужасающую ситуацию. О Будда... Как же легко всё это было на словах, и непомерно тяжело на деле... Ударил гром. Или это был очередной всплеск рева десятков голодных чудовищ, которые некогда были людьми. Но как давно? Неужели это могло произойти всего за один день? Все были отвратительны как на подбор. Словно безумный скульптор лепил из белой глины столь абсурдные и ужасающие, скрюченые и безумные фигуры. Одежда на них была мокрой, а обильные пятна крови блестели на свету из-за этого. Когда шкаф был успешно приставлен к прозрачной двери, прикрывая собой половину стоящих по ту сторону тварей, Ян тут же дала характеризующие прозвища для каждого из тех, кому посчастливилось выжить. Однако прозвища было не тем, что нужно было. - Меня зовут Ян. Представьтесь и вы, каждый. Нам предстоит выживать. Несколько из стоящих через дверь монстров озлобленно зарычали, начиная бить руками и мокрыми головами в стекло. Ведь сладкая плоть была так рядом. Вот же! Совсем под носом! Ян резко и испуганно перевела взгляд на бьющих по двери монстров, и вскинула пистолет. Она знала, что они не пробьют дверь, и что даже выстрелы из её пистолета не смогут разбить стекло. Однако зная что тебя ждет за этой прозрачной преградой, начинаешь действительно боятся не смотря на всю прочность и надежность твоей защиты. - Послушайте. - Девушка явно брала иннициативу в свои руки, и говорила твердо и уверено, хоть голос и дрожал, как и она сама, то ли от холода, то ли от шока. - Кто нибудь из вас знает что произошло? Однако никто не знал, а предположения являлись лишь предположениями. Ян поджала губы, слегка огорчившись от этого, однако тут же продолжила, перебивая или начиная говорить раньше других. - Мы должны осмотреть больницу. Быть может кто то выжил ещё, и прячется здесь. И на всякий случай надо собрать побольше медикаментов. Только берите то, что поможет в критических ситуациях. Дождь стал постепенно стихать, как и приглушенный из-за толстого стекла шум тварей. - Разделимся по двое. Медлить не в наших приоритетах. Впрочем, каждый мог оспорить решения, которые принимала за всех девушка, однако зачем? В любом случае, Ян отправилась на верхние этажи. Одна, или с кем то из мужчин. Всё равно при ней был пистолет, а значит и шансов выжить больше. Правда этих чудовищ не берут пули... Ян поднялась на этаж. Кажется четвертый. Почему четвертый? Потому что указатель говорил о том, что здесь был кабинет главного врача. Все кордиоры, в которые она заглядывала поднимаясь по лестнице, были абсолютно пусты и темны. Словно больницу давным давно закрыли на капитальный ремонт, да так и оставили. Ян осторожно кралась как по лестнице, так и по коридору. В её случае идти бесшумно было не трудно. Однако всё равно она никого так и не встретила. Дойдя до кабинета, на двери которого висела надпись с именем главного врача, Ян услышала какое то сбитое шипение. Девушка остановилась, прислушавшись к двери. Сломаное радио. Или нет. Рация. Тем временем вторая часть выживших отправилась осматривать нижние этажи в поисках других живых людей и лекарств, которые могли бы пригодится. Это было бы самым логичным поведением в данной необычной и сверхопасной ситуации. И всяко лучше было действовать, нежели ждать чего то. А этим "чем то" скорее всего могло оказатся съедение толпой обезумевших недолюдей. Однако почти вся больинца была пуста. Или слишком тиха. Это не могло не настораживать. И лишь поднявшись на второй этаж, с другой стороны больницы, отличной от той, по которой поднималась другая пара, мужчины могли натолкнутся на настоящий кровавый ад. Белые и некогда вычищеные стены и пол коридора, а так же потолок, были заляпаны большими, подсохшими пятнами крови, а вдоль, на полу, лежали окровавленные ошметки и останки людей, носивших когда то зеленую и голубую форму врачей и хирургов. Здесь был тяжелый воздух от которого непривыкшим к такому запаху, да и зрелищам, обязательно бы стошнило. На трупный смрад, что царил во всем коридоре и был слышен ещё с лестницы, слетелись десятки мух, которые с жадным жужжанием откладывали свои яйца в мертвые тела съеденых покойников, и кружили черными точками, ползая по багровой плоти, грязной ткани униформ и красно-белым стенам, маленькими шустрыми черными точками. Проход далее наверх был закрыт, однако дверь можно было бы выбить. Однако в коридоре заполненном разлагающимися трупами, сразу можно было увидеть довольно необычную для больницы вещь - дробовик. У стены, в дальнем конце коридора, освещенный тусклым желтым светом фонарая, падаяющим из окна коридора, находился сидящий оперевшись спиной к стене человек. Его шея была настолько изъедена и разорвана, что отъехавшая на бок голова держалась буквально на паре слоёв мяса. Даже шейный позвонок был перегрызан. Одет этот человек был в черный плащ, а на груди у него были какие-то зубастые очертания, ныне заляпаные кровью. И именно в холодных, мертвенно зажатых пальцах покойника и находился довольно неплохой дробовик, модели используемой командой S.W.A.T., а в карманах явно можно было бы найти запасные патроны к нему. Такая мысль могла мелькнуть у любого человека, завидевшего столь милитарически одетый труп. Однако даже если бы дробовик оказался не такой уж и привлекательной добычей в мертвом и хищном городе, то это не спасло бы героев от того, что с другой стороны двери третьего этажа, которая была заперта, послышался довольно знакомый рев. Через секунду - и дверь с треском была пробита сломавшейся от этого рукой очередной твари, что начинала стремительно раздирать дверную рану, просовывая покрытые желтыми когтями пальцы и отвратительную голову, напоминавшую голову утопленика. Бежать вниз, или скользя на вязкой, и в тоже время слизкой крови бежать через коридор, прихватив с собой оружие? Разлагавшиеся до этого покойники (явно погибшие ещё с самого утра), начали пробуждатся, словно из-за возникшего отовсюду шума. Они с глухим и утробным завыванием стали медленно и неуклюже подниматся, а из кабинетов тут же стали выбегать резвые, жадные к живой плоти остальные существа. С истошным ревом, отдаленно напоминавшем человеческий крик, они бежали на пару. Нет, постойте. Уже не пару. Те, что выскочили из кабинетов каким то образом разделили выжившых, и сейчас одному, что был ближе к дробовику приходилось бы разбиратся с бегущими на него тварями, в то время как второму, отшвырнутому безумством жажды к стене, приходилось не только подниматся с очнувшегося трупа, но и как то давать отпор остальным тварям, которые уже обхватили его за плечи и ноги, стремясь повалить на земь. Ян аккуратно открыла дверь, ведущую в кабинет. В нем было темно, однако какой то источник света там всё же присутствовал. Это была настольная лампа. Ян отворила дверь пошире, что бы она и пошедший с ней могли медленно войти. Перед их глазами открылась довольно обыденная картина. Возле окна стоял некий мужчина. Он стоял спиной к двери, и между ним и дверью стоял его стол. На столе находилась полицейская рация, которая непонятно что здесь делала. Видимо, о чрезвычайном происшествии объявили намного раньше, чем всё это случилось. На столе горела настольная лампа, а по стеклу окон реденько били капли дождя. - Сэр? Перед глазами Ян тут же возник незнакомец в коридоре, их сумасшедшие глаза полные голода и ярости, треск входной двери и бешеный стук сердца. Ян вскинула пистолет, однако человек стоявший перед ней резко равзернулся, издавая истошный вопль, подобный воплям ирландской баньши, и в один прыжок налетел на девушку, проламывая ею стену кабинета и выбивая в коридор. Чудовище не было похоже на те, что они уже видели. И лишь сейчас это можно было заметить. Пистолет отлетел в другую сторону коридора, а сил у сербки было куда меньше чем у этого монстра, что сейчас сидел на ней. Его рот был просто огромным и полным длинных, тонких, желтых острых зубов, которые не были скрыты губами и казалось, росли прямиком из них. Его глаза были черными как два угля, а ладони огромными. Пальцы были покрыты сизыми венами и жилами, и удлинены, словно под воздействием мутагена, а ногти были деформированы в острые как стилеты желтые когти. Ян изо всех сил вцепилась в огромные пальцы твари, и лишь чудом успела подогнуть под себя колено в падении, что бы уперется им в грудь отвратного существа, что продолжало выть и неистово клацать отвратительной челюстью, разбрызгивая смрадную слюну. Ещё несколько секунд, и хватка Ян окажется недостаточно крепкой, что бы спастись от когтей этого монстра.

U.S.Agent: Кряхтя и не без помощи товарищей по заднице, в которой он оказался, Джон с грустью и раздражением осознавал, что он уже не тот, что был раньше. Не то, чтобы раньше это было для него тайной, Мередит только об этом и твердила, во всяком случае фраза "Ты не тот человек, за которого я выходила замуж" звучала гораздо чаще, чем банальное "Доброе утро". Просто сейчас он был даже ближе к смерти, чем когда ствол револьвера уперся ему в подбородок. Все равно у него кишка тонка спустить курок. Говорят, перед смертью жизнь проносится перед глазами, только тогда ничего такого не было. Был только очередной приступ жалости к себе, который прошел бы куда быстрее, будь у него еще одна бутылка виски. Когда же попадаешь в такую переделку, все быстро становится на свои места. Джон Уокер хотел жить. При мысли о том, что он предпочел бы даже такую говенную жизнь достойной смерти, его захлестнул очередной приступ отвращения к себе, который он попытался побороть единственным привычным ему способом в отсутствии спиртного - выкладываясь на окружающих. - Кто умер и назначил тебя лидером? - хмуро буркнул Уокер, оторвав взгляд от вопящего и смердящего стада недолюдей за прозрачной перегородкой. Этот гребанный город и так стоит на краю Апокалипсиса и, пуская слюни, смотрит в черную беспроглядную пустоту, так не хватало еще, чтобы женщина брала на себя командование в такой ситуации. Если быть современным значит терпеть такое дерьмо - пускай эти либеральные ушлепки разъедутся по своим пентхаусам. Он, Джон Уокер, рос, когда эта страна действительно знала толк в ценностях. Хотя девушка явно не собиралась останавливаться и, не дожидаясь, когда ее рекомендациям действительно начнут следовать. Уокер последовательно окинул взглядом толпу зомби за окном, шутника, парня с камерой и удалявшуюся спину любительницы помахать пистолетом. Если кто из них и мог в одиночку огрести полный мешок проблем на свою спину, так это была она, по крайней мере из всех четырех она больше всего походила на ту, кому удалось выжить в этом аду за стенами больницы по чистой случайности. Хотя ему-то какое дело? Чтобы спасать идиотов, существуют герои и копы. Он не тот и не другой. Всего лишь рестлер-неудачник, чьи лучшие дни давно остались в прошлом. Что толку рисковать своей шкурой из-за какой-то выскочки, возомнившей себя Ларой Крофт? После секундной паузы он вполголоса выругался и направился вслед за девушкой, проворчав через плечо оставшимся позади мужчинам: - Поосторожней там. Внутренности больницы в какой-то момент заставили пожалеть, что он не остался снаружи. Пустота и темнота, да еще равномерный, усыпляющий звук барабанящих по стеклам капель дождя. Все это было чертовски зловеще, а Джон относился к тем людям, которые предпочли бы встретить всадника Апокалипсиса в полном облачении, чем пялиться в пустоту, откуда может появиться что угодно - даже если в конечном счете там окажется просто Коржик из Улицы Сезам. Шмыгая носом, но не произнося ни слова, Уокер плелся за девушкой. В правой руке он все еще сжимал меч, а левая время от времени нервно шарилась по поясу, пытаясь по привычке найти там прикрепленную фляжку с дешевым виски. Только поймав взгляд Ян, он осознал тщетность своих усилий, нахмурился и прекратил манипуляции. Впереди маячила табличка с именем главврача. Джон позволил девушке делать, что она захочет, избавив ее от дальнейших комментариев со своей стороны - в основном, потому, что ждал момента, когда она облажается, и они смогут начать все делать так, как надо. Войдя в кабинет, он встал справа от двери, в то время как Ян, ничтоже сумняшеся, направилась к подозрительной фигуре, просто стоявшей и пялившейся в окно. Он даже не отреагировал на двуз открывающейся двери, что было бы естественным для выжившего бедолаги, и одно это могло натолкнуть на мысль о том, что тут что-то не так. Уокер неодобрительно пробурчал что-то себе под нос, когда его спутница сделала шаг вперед, но та и не собиралась останавливаться на достигнутом. - Не трогай его, это может быть... Существо у окна развернулось со скоростью змеи, бросающейся на свою добычу, хотя во всех других отношениях и прежде всего по уродливости оно оставляло позади всех живых существ планеты. Издав пронзительный вопль, монстр пробил девушкой стену, отшвырнув ее как игрушку и, не обращая внимания на Уокера, рванул вслед за ней. В слабом свете мелькнули источавшие смрадную слюну зубы, а по воздуху поползла вонь разлагающихся трупов. И эта тварь была быстра. Настолько быстра, что прижала к полу свою добычу прежде, чем опешивший Джон успел сообразить, что делать дальше. Но в следующий момент он уже с ревом бросился на чудовище, замахиваясь мечом, который легко прошел сквозь стену и нависшего над жертвой монстра, описав окружность и оставив в воздухе запах горелой плоти и штукатурки. Монстр заревел еще громче, потом захрипел, а вслед за тем хватка ослабла, и из его горла на девушку закапала горячая кровь. Почти целую секунду этот уродец издавал какие-то отвратительные звуки, подобно таракану, который может какое-то время жить без головы, а затем в ярком свете меча стала заметна расширяющаяся на глазах линия, проходившая через весь диаметр шеи. Голова чудовища со стуком упала на землю рядом с Ян, а Джон шагнул вперед, еще одним взмахом меча расширил дыру, чтобы протиснуться в коридор, не сгибаясь в три погибели и ударом ноги отшвырнул отвратительную тварь в сторону. Но не успела девушка встать, как меч описал в воздухе еще одну незамысловатую траекторию и остановился прямо возле ее горла. - Даже не думай об этом, - рыкнул Уокер, в глазах которого была ядерная смесь ярости и паранойи. Не отпуская меч, он склонился над Ян и, схватив за подбородок свободной рукой, повернул ее голову сначала в одну сторону, а потом в другую, методично ощупывая пальцами каждый миллиметр сначала ее горла, а затем и остального тела. Свои действия он объяснять не стал, даже зная о том, что смотрелось все это по меньшей мере двусмысленно. Любой зомби-канон говорил о том, что эти твари способны заражать своих жертв через укус, но даже если не брать в расчет всю эту чепуху из фильмов, откуда-то же все эти ублюдки должны были появиться? Тем более, если судить по одежде, многие из них совсем недавно были теми же, кем был этот квартет счастливчиков - обычными жителями города со своими проблемами, которые никак не включали в себя нашествие живых мертвецов. Убедившись, что открытых ран нет, Джон шагнул назад, позволив девушке встать, но даже не подумав подать ей руки и все еще удерживая ее в тисках своего взгляда, полного подозрения, в то время как сжимавшая меч рука была напряжена, готовясь разрубить Ян пополам при первых признаках агрессии. Кем бы ни была его невольная спутница, Джон не позволит себе превратиться в рычащее, одержимое жаждой крови животное из-за какого-то идиотского джентльменства. Даже если после этого он будет чувствовать себя хреново как с утра, когда вспоминаешь все, что натворил вчера, - он не собирается умирать. Не таким образом. - Надо идти дальше, - наконец хрипло произнес Уокер, так и не прокомментировав свои действия.

Director: Дотащив шкаф до дверей, Фидель отошел в сторону своей спортивной сумки и склонился над ней. Физкультура задалась не больно тяжелая, но это небольшое физическое усилие заставило его взмокнуть от пота и тяжело пыхтеть над сумкой, утирая лоб подвернувшейся под руку чистой майкой. На глаза попадалось только барахло и тряпки, которые не пригодятся в борьбе против зомби и никак не спасут его шкуру от укусов оживших мертвецов. Фидель вытащил из сумки электро бритву, машинально провел рукой по скулам. В доме у матери она ему пригодилась бы, сейчас черт разберет. Толпа за прозрачной оградой не казалась сборищем снобов, не признающих людей с бородами. - Зови хоть Санта Клаусом. Фидель вывернул содержимое сумки на пол. Сунул обратно только пару-тройку вещей: приносящие удачу трусы, электро бритву и батарейки для видеокамеры. В куче на полу среди футболок были видны журналы с голыми девицами на обложках. Пораскинув мозгами, Фидель вытащил один из журналов, пролистал и выдернул лучшие страницы на крайний случай. - Может кому нужны имена, но чуйка подсказывает – дело гавно, - Фидель поднялся и деловито размахнулся монтировкой, пробуя какого оно будет размозжить кому-то из ходячих череп. – Военные могут поднять свои жирные задницы с места и спасти нас всех. Будет здорово, быть из числа выживших и давать журналистам интервью о том, как мы всех уделали и спаслись. Я и паспорт покажу тогда, но пока есть малейший шанс, что такой сценарий не сработает и нам придется убивать, грабить и насиловать – свою фамилию и домашний адрес я оставлю при себе. Фидель включил камеру и направил объектив на выживших, поочередно снимая их крупным планом. Умных идей никто не выдавал, физиономии были вытянуты в выражении удивления и шока от всего случившегося. Решив не поганить документальные съемки такими актерами, Фидель переключился на себя и стал говорить в камеру: - Первый день конца света. Я заперт в компании группы выживших в больнице. Нас трое мужчин и женщина. В больнице никто не встречает нас транспарантами и аплодисментами, думаю, здесь никого нет. Мы окружены плотным кольцом сдуревших мертвых, которым черт знает с чего захотелось размять ноги и сожрать порцию живых. Я начинаю вспоминать сэндвич с индейкой, как я уронил его и выбросил в помойку. Это была ошибка, я должен был дать сэндвичу второй шанс, - Фидель оторвался от своего занятия и повернулся к остальным. Речь пошла о разделении по два человека для быстрого осмотра территорий. Присвистнув, Фидель закинул облегченную сумку на плечо, крепче сжал в руке монтировку и двинул вперед по холлу больницы. - Я буду помалкивать на этот счет, мы следуем законам жанра и разделяемся, чтобы кого-то из нас сожрали. Естественный отбор фильмов ужасов. Будь другая ситуация, я бы сказал, что это все чушь собачья. У нас нет никакой информации, откуда взялись те уроды на улице. Это может быть что угодно, эпидемия или волна мутации. В фильмах такой тематики зараза передается через укус. Тут никакие таблетки не помогут – лучшее твое лекарство держать свою задницу подальше от гниющих зубов мертвяков. Сейчас мы поднимаемся по лестнице, на втором этаже будем шарить по кабинетам в поисках колес как какие-нибудь наркоманы. Впереди меня поднимается парень, похожий на комика. Он не шутит, значит точно не тот самый. Я бы предпочел, чтобы на его месте был черный парень. Черные всегда первыми попадают на закуску. Твою ж, - под ногами оказалась какая-то дрянь. Споткнувшись, Фидель выругался в полный голос и привалился локтем к перилам. В камеру и монтировку он вцепился крепко и не собирался отпускать ни на минуту. Глянув себе под ноги, режиссер увидел оставленную кем-то бутсу. Вонь коридоров второго этажа доходила до лестничного пролета и щекотала ноздри. Продолжая снимать, Фидель медленно переставлял ноги и смотрел, куда делает следующий шаг. Подошвы скользили на лужах крови, отовсюду на них смотрели разодранные покойники и мухи, обосновавшиеся у них в кишках. Физиономию Фиделя перекосило от отвращения, но съемку он не прервал. - Фильм получит рейтинг для взрослых. Кассовые сборы будут ниже, само собой, но оно того стоит. Затирать кровавые пятна ради нескольких сотен миллионов долларов… да, это было бы выгодно, но черт подери, фильм и без того станет культовым! Нужно только больше действия внести. Как насчет гольфа с покойниками? Новый вид спорта. Фидель положил камеру на пол и направил объектив на наваленную кучу трупов. Встал в кадр и размахнулся монтировкой, прицеливаясь к голове удобно изогнувшегося мертвеца. - Правила простые. Нужно отхреначить этому покойнику башку и отправить в лунку. Встав в позицию опытного гольфиста, режиссер примерялся к мертвецу монтировкой. - Как там тебя. Джимми, поберегись! – Фидель нанес удар и монтировка, пробив черепную коробку, с бульканьем вошла в голову покойника. – А, нет, ложная тревога. Голова мертвеца походила на прогнившую изнутри тыкву. Куски кости с хрустом отрывались, жидкость и вязкая масса вытекала из черепа на пол. Мозг трупа был сильно поврежден временем и монтировкой. - Гольф отменяется, мячики хреновые. Фидель отвернулся от наваленной кучи и сделал пару шагов в сторону оставленной на полу камеры. Выбравшийся из кабинета живой покойник налетел на него и отбросил к стене с нечеловеческой силой. Монтировка выпала из рук, перед глазами запрыгали танцующие скелеты. Мотая головой, Фидель сфокусировал взгляд на мягкой вонючей подушке безопасности, на которую приземлился. Сообразив, что обнимается с трупом, Фидель заорал в голос и перевернулся на бок. Зомби цеплялись за его ноги и тащили на себя. Один из них упал на колени и склонился над режиссером, роняя слюни ему на плечо. - Пошли к чертовой матери! – брыкаясь, он изловчился дать покойнику в лоб, ногой отпихнуть другого. – Гребаные мертвецы, сдохните! Зомби шарахнулся от Фиделя и попятился назад. Все еще вопя, режиссер наносил слепые удары руками и ногами по воздуху, пока не понял, что его никто не трогает. Покойники не моргая пялились на амулет Фиделя, висевший у него на шее. - Эта хрень работает? – режиссер снял с шеи амулет и дернул его в сторону покойников. Те попятились назад от него. – Вот это я понимаю бабушкино наследство! Воодушевленный, он вскочил на ноги, повесил амулет обратно на шею и подобрал монтировку. Прыгнул на одного из мертвецов и вбил ему железо в череп, разрывая на куски. Вся одежда у него была в гниющих кусках мяса и крови. Отхреначив голову еще одному мертвецу Фидель подобрал сумку, камеру и стал отступать обратно к лестнице.



полная версия страницы