Форум » Альтернатива » Страсти в Париже. » Ответить

Страсти в Париже.

Arcade: сюжет 103. " Страсти в париже " Тип Квеста- Вне Времени. Париж. Франция . 1940 год. Участники - 2- 4 участника. Однако хочу высказать свое но как ведущий сюжета и попросить участников об активности Я не для того придумывал этот квест что бы задерживать его неделями Принимаю под подписку об активности. Flying Finn Pain [rut]http://rutube.ru/tracks/3101540.html?v=fe265a0eb391937b582baa73cf61b380[/rut] Суть - Наигравшись в реальном мире Аркада решает начать игру в мире Прошлого, заманив героев в ловушку и переместив их в 1940 год , в самое сердце Франции - Париж. Город уже захвачен немецкими войсками и Аркаде нетерпится начать игру, но вскоре он сам узнает, что игры с прошлым никогда не бывают полезными для настоящего. Эксперементальный сектор SS особого назначения под руководством Ганса Крамеля и Генерала Фридриха Мэндоса находят технологии Аркады в мире прошлого и теперь судьба всего будующего находится под угрозой полного изменения, ведь с новыми технологиями Нацисты могут повернуть ход самой истории. Теперь Аркаде и группе одаренных не остается ничего другого кроме как вместе попытатся исправить ошибки злодея. Весь Париж замер в ожидании величайшего спасения или величайшей катастрофы этого мира. Квест предпологает игру в прошлом, ваши способности в нем будут ограничены т.к нацисты не должны понять что вы из будущего ведь это привлечет охранные батальоны и миссия будет провалена. Квест предполагает шпионаж, планирование диверсий, тайные проникновения, игру с НПС Парижского Сопротивления и даже игры в двойных и тройных агентов, и минимальное количество прямых столкновений, так что всем кто хочет поиграть в шпионов и готов проявлять активность милости прошу в игру.

Ответов - 35, стр: 1 2 All

Arcade: Реальность. Старый заброшенный завод. - Нужно быть красивым, ведь негоже встречать старых друзей в неподобающем виде. Аркада поправил свой костюм, рассматривая в камеру , как на территорию заброшенного завода пребывают его старые знакомые. Тааветти повезло и в том ужасном месте он выжил, медики смогли откачать его и не факт, что сам Аркада не приложил к этому руку, ведь Финн сумел его обыграть. Мишель так же смогла выжить, а теперь Аркада хотел поиграть с ними вновь. Правда сам его замысел был глубоко скрыт и должен был стать настоящим сюрпризом для пришедших. По сути, они прибыли сюда по приглашениям друг друга, что бы вместе вспомнить тот кошмар через который прошли. Как только оба переступили порог и начали разговор массивные ворота завода захлопнулись, и перед парочкой возник уже привычный массивный летающий экран. - Хэ Хейй, привет всем. Я вас очень рад видеть друзья. Аркада приветливо помахал рукой , подмигнув Тааветти и смахнув с челки несколько осевших там пылинок. - Друзья мне стало скучно. И я решил поиграть с вами вновь. Думаю вы не против , ведь так ? Стены завода закрылись стальными листами, поперек ворот лег еще один пласт стали толщиной в несколько метров, выбраться отсюда было бы нелегкой задачей для любого мутанта. - Ну я знаю, что не против. Мне так понравилась наша последняя игра. Давайте сыграем еще. И на раз , два, три. Поехали. Перед глазами героев картинка начала стремительно манятся, напоминая какую - то кинохронику событий произошедших за ближайшее время. - Вы любите Париж ? Прекрасный город. А мне он больше всего нравился, украшенный красно- черными стягами. Несмотря на перегрузки Аркада даже сейчас не терял чувства юмора , однако еще через пару мгновений яркая вспышка света окончательно оглушила всех присутствующих. Восемь часов спустя . Париж. Франция, закоулок Монделетти. 1940 год - Вы в порядке ? Вы меня слышите ? Вы наверное свалились с крыши, будьте аккуратны. Я оттащу вас сюда к стенке, но постарайтесь прийти в себя, военная полиция не любит бродяг. Обрывки голоса какого- то мужчины, сильные руки оттаскивающие Мишель и Финна куда- то к стене и мучительная головная боль. Неизвестный мужчина ушел, а раскрыв глаза, герои могли бы увидеть три вещи. Грязную стену подле которой они расположились, красно- черный стяг с свастикой не предвещавшей ничего хорошего и тело самого Аркады лежащее без сознания неподалеку от места падения героев.

Pain: Однажды, проверяя свой электронный почтовый ящик, Мишель обнаружила письмо от человека, с которым встречалась не раз, но ожидать от него письма, она не могла. Особенно учитывая тот факт, что это письмо являлось приглашением встретится. - Тааветти? Что могло случиться, раз он решил мне написать? Может что то серьёзное? Но мы едва знакомы, хоть и связаны... - Мишель считала, что люди, несколько раз попавшие в страшные ситуации, и пережившие их, имеют незримую, быть может, спрятанную, душевную связь. Мишель не могла понять, почему Тату зовёт её на какой-то заброшенный, старый завод за городом, но причин не доверять парню, у Камю не было. Встреча была назначена на шесть часов вечера. Так что оставалось всего несколько часов, что бы найти это не близкое место, и добраться до него. - Хм... А Джравис не будет возражать, если я позаимствую одно Порше из гаража? Внешний вид. Благо, серебристый Порш обладал системой навигации GPS, и стоило лишь загрузить координаты места встречи в компьютер, как он быстро рассчитал кратчайший путь, и указывал верную дорогу. В салоне лишь шепот диалога дороги и авто, в голове лишь предположения о предстоящей встрече. Спустя некоторое время, Мишель всё же добралась до сырого от старости и не ухоженности завода. Автомобиль Финна уже стоял у открытого входа в завод. Мишель подъехала ближе к заводу, и лишь шуршащие под колёсами камни и щебень, выдавали её приближение. - Автомобиль его. Значит всё в порядке. - Думала Мишель, заглушая мотор и выходя из автомобиля. Всё было довольно тихо, и через несколько секунд показался и сам Тааветти. Мишель приветливо улыбнулась парню, неторопливо приближаясь к нему на расстояние, достаточное для разговора. - Привет. - Негромко произнесла она, всматриваясь в лицо финна. Девушка сложила руки под грудью, и остановилась на пороге завода, опёрлась плечом на дверную раму. - Ты хотел о чём то поговорить? Вдруг, после ответа парня, перед ними двумя возникла довольно знакомая фарфоровая рожица на летающем экране. - Аркада. - Серьёзным тоном произнесла Мишель, боковым зрением следя за финном. Впрочем, сейчас было бы благоразумнее сосредоточиться на Шуте. Одарённая отошла от рамы, и сделала осторожный шаг вперёд, положив на неё руку. - Хэ Хейй, привет всем. Я вас очень рад видеть друзья. - Чего ты хочешь? - С холодом спросила Камю, глядя в его зрачки за маской. - Друзья мне стало скучно. И я решил поиграть с вами вновь. Думаю вы не против , ведь так ? Мишель не успела ничего ответить мальчику, как весь завод пришел в движение. Он захлопнулся, словно мышеловка. Лишь быстрая реакция спасла руку Мишель от перелома, из-за захлопнувшейся двери. - Ну я знаю, что не против. Мне так понравилась наша последняя игра. Давайте сыграем еще. И на раз , два, три. Поехали. Перед глазами, на месте застывшего на веки "лица" Аркады, пронеслось несколько слайдов, по качеству явно говорящие о том, что сделаны были довольно таки давно. А дальше немой фильм с шуршащей старой плёнки. Мишель не понимала, что всё это значит, и уже начинала подумывать о том, что её сейчас ждёт. - Вы любите Париж ? Прекрасный город. А мне он больше всего нравился, украшенный красно- черными стягами. Это было последним, что Мишель успела услышать до того, как яркий свет вывел её из состояния сознания. Дальше, невесомое состояние и яркий, приятный желтоватый свет... Который рассеялся от жестких прикосновений, чьих то цепких рук. Кто-то словно пытался вытащить Мишель из этой сладкой и тягучей полудрёмы. И вдруг, мягкая невесомость сменилась жесткой мощеной мостовой, холодной, как руки покойника. Камю не разбирала слов, что говорил тянущий их мужчина, так как голова просто раскалывалась от сильной боли в висках и области затылка. Но вскоре, всё прекратилось, и Мишель больше не чувствовала цепкого хвата. Судя по всему, её оставили, а приглушенный стук удаляющихся шагов был лишь подтверждением тому. Открыв глаза, одарённая увидела перед собой знамя чумы - нацистский стяг. - Галлюцинация. - Подумала Камю, и закрыла глаза снова, в попытке уснуть, что бы унять боль, и проснутся обратно, на грязном заводе. Но лучше, в своей постели.

Flying Finn: Финн сидел за компьютером и играл во что-то, пытаясь убить время, которого, впрочем, у него было навалом. Виртуальные человечки увлеченно бегали по экрану и пытались замочить друг друга, когда в правом углу экрана замигал белый прямоугольник, заставлявший тормозить всю игру. -Письмо. – раздраженно заметил Айрикайнен, решив переждать это надоедливое мигание. Но в голову внезапно стукнула мысль – почему бы не проверить почту? – и нажал на «Выход», так и не доиграв. Он открыл письмо и с удивлением пробежался глазами по тексту послания. Приглашение? От Мишель Камю? Он еще раз перечитал письмо, не уставая удивляться. Что могло заставить девушку пригласить его на старый завод? Хотя, может, она готесса, и хочет показать это ему. И вообще, девушки его приглашают куда-либо не просто редко, а вообще этого не делают. Так что грех кочевряжится, пусть даже она его на помойку пригласит. Шесть часов вечера. Надо что-то сделать с собой, пока он не поехал к Мишель… Он тщательно причесался, пытаясь сделать модный начес, порылся в шкафу в поисках приличной одежды, но так ничего и не нашел. Тааветти резонно подумал, что лучше не идти в костюме на старый завод. Не поймут-с. Он нацепил на себя протезы, ловко и умело справляясь с привычной для него процедурой, одел самое невзрачное из того, что у него имелось, сел в Лянчу и поехал на встречу с Мишель. Инвалид затормозил у старого завода и заглушил двигатель. Девушка так и не появилась. Парень печально вздохнул, предвкушая полчаса ожидания и включил радио чуть погромче. Вопреки пессимистичным ожиданиям финна, автомобиль одаренной появился через пять минут. Он выскочил из машины и бодро поковылял к ней, приветливо улыбаясь. -О чем я хотел поговорить? В смысле… - Айрикайнен помрачнел. Уверенность в том, что он необыкновенно привлекателен для женщин, «прошла, как с белых яблонь дым». Инвалид только открыл рот, чтобы узнать, что она имела в виду, перед ними появился экран с до боли знакомым лицом в белой маске. -Опять ты! – взбешенно вскрикнул финн, желая кинуть что-то поувесистей в экран, - Тебе прошлого раза было мало, собака?! Аркада лишь приветливо подмигнул ему и продолжил свой разговор. Тату лишь негромко ругался, проклиная самого себя и весь белый свет. Он не хотел еще раз испытывать на себе такую же адскую боль… И неужели Мишель с ним заодно? Инвалид подозрительно покосился на нее, но на лице у нее читалось то же недоумение от происходящего. На месте лица Аркады появились какие-то слайды с кинохроникой военных лет. Нацистские войска браво маршировали по незнакомому Тааветти месту, мелькали кадры с плачущими женщинами и детьми. Финну стало немного не по себе. - Вы любите Париж ? Прекрасный город. А мне он больше всего нравился, украшенный красно- черными стягами. Айрикайнен нервно хихикнул, вспомнив свою «молодость», когда в возрасте 15-16 лет он тусил с «бритоголовыми», хотя их идей в целом не разделял. Но побухать за «непорочную деву Финляндию», «чистоту расы» и «дедушку» он был не против. Правда, в свои 15 он мог пить хоть за независимость очередного Зимбабве. Парень надеялся, что у Аркады происходит нечто подобное, и уже хотел заявить, что с такой рыжей шевелюрой, как у него, вообще стыдно даже заикаться о нацизме, красно-черных стягах и прочей ерунде, как в глаза ему ударил яркий свет и финн потерял сознание. Очнулся он от того, что кто-то грубо волок его тело по холодному камню, не особо заботясь о комфорте Тату. Он услышал негромкую французскую речь, которой сопровождалось все это действо, развевающиеся нацистские стяги… -Черт… - когда мужчина, дотащивший его до стены какого-то дома, ушел, парень, не стесняясь в выражениях, начал ругаться на родном ему финском, потирая ушибленную голову.

Arcade: Восемь часов спустя . Париж. Франция, закоулок Монделетти. 1940 год Аркада отплевал последние остатки пыли. Это явно не входило в его план и что - то пошло не так. - Говорила мне мама не играйся со временем. Говорила же. Мальчишка встал , отряхнувшись и уставившись на двух единственных знакомых в этом городе. - Так я надеюсь вы не убьете меня прямо сейчас. Вы конечно можете это сделать, но сперва нужно вяснить почему все пошло не так, вы не должны быть здесь. То есть должны, но я то здесь быть уж точно не должен. Аркада присел на корточки достав из за пазухи какой - то прибор напоминающий маленький ноутбук. - Чертов нацист. В общем хочу задать один вопрос ? Вы любите нацистов ? Ну вот и я не очень, хотя некоторым из них симпотизирую. Но эта сволочь. Она украла у меня оборудование. И теперь все может пойти совсем по другому сценарию. Растерянно мотая головой Аркада сейчас завершал подборку кадров. - Простите, но я вынужден сменить ваши вещи на что - то более подобающее. Ах да, вот и он. Эксперементальный сектор SS Ганс Крамель собственной персоной. Эта сволочь видимо проводила какой- то экспиремент и из - за этого их действия совпали с моим перемещением и теперь мое оборудование у них. Если они смогут его расшифровать. Ну в общем если сказать помягче такие тохнологии немцам конечно не осилить, но свои гребанные тигры они соберут через пару месяцев что уж говорить о не мене гребанных бомбах. Я знаете ли конечно злодей, но в данный момент вынужден быть с вами заодно. Мы не сможем уйти отсюда если я не достану свое оборудование, да и мне оно еще вполне пригодится. Аркада развернул к своим новым союзникам монитор показывая ряд слайдов. - Красавчик правда ? А еще этот гад не должен был родится в это время. Он как бы сказать для него слишком умен. По моим расчетам на всю Германию только он способен понять, что за технология попала в руки Рейха. Устраним его, решим проблему с красно- черными стягами в будущем. Однако его хорошо охраняют, наверное даже Адольф не находится под такой охраной как он. Впрочем системы перехвата у них дико допотопные поэтому мои сообщения они перехватить не могут. Вам пригодится это. Раздав коммуникаторы своим новоявленным друзьям мальчишка взграмоздился на ящик, снимая свою маску и ловко переодеваясь в полосатый свитер бурого цвета, рабочие штаны и черные ботинки. - Ну чем не француз. Ах да. Раз, раз , раз. Если вам нужны имитаторы голоса у меня парочка завалялась. Так вы сможете говорить по французски и немецки с легким едва уловимым акцентом. А теперь я готов к вашим предложениям ? Что будем делать ?

Pain: - Так я надеюсь вы не убьете меня прямо сейчас. Вы конечно можете это сделать, но сперва нужно вяснить почему все пошло не так, вы не должны быть здесь. То есть должны, но я то здесь быть уж точно не должен. Эта знакомая, до боли в костях, речь, этот голос и его интонации, заставили Мишель резко распахнуть глаза. Голос раздался слишком близко и слишком он уж был реален. Судя по тёмному небу, что выглядывало из за нависающих крыш домов, сейчас было приблизительно сем часов вечера. Мишель неспеша приподнялась, и сев, осмотрелась вокруг. Финн ещё явно отходил после того, что произошло на заводе, и уточнять перевода слов с его родного, Мишель чувствовала, что не стоит. Но вот уж кого, а Аркаду увидеть так близко, она не ожидала. Впрочем, Камю сразу ощутила, что планы малолетнего злодея пошли в косую, и сейчас он хочет объединиться со своими "игрушками", дабы вернуть всё как было. Мишель, пусть и презирала и ненавидела рыжего маньяка, но отрывать ему голову, (а она вполне без проблем могла это сделать, в физическом плане) девушка, идти не собиралась. Но и останавливать Тааветти, если он захотел бы высказать всё Аркаде не только посредством финских ругательств, она так же не думала. Сейчас она вообще не хотела ничего говорить. Единственное, что сейчас она считала нужным - так это понять, где она находиться, и что, чёрт возьми, происходит. Но для начала, пускай Аркада и Тату сделают свои ходы первыми. Одарённая не спеша встала с земли, поправляя замявшийся пиджак, и так же не торопливо подошла к стенке, опираясь на неё спиной. Голова ещё слегка гудела, поэтому Мишель решила, что стоять у стены будет легче. Без доли каких либо эмоций, Мишель молча слушала Аркаду и Тату, следя за нововходящей в воздушное пространство информацией, посредством слуха. И зрения. Дослушав Шута до конца, Мишель посмотрела на Тааветти, ожидая, что тот скажет в ответ на последний вопрос Аркады. Почему то, Мишель хотела сначала выслушать парня, а уж затем говорить что либо самой. Впрочем, её почему то не слишком то и удивляло всё происходящее, так как Камю верила в то, что нет ничего невозможного, и даже если они находятся на каком-нибудь виртуальном полигоне Аркады, а не действительно в Париже времён Второй Мировой, то ничего, кроме как подыграть Шуту, не оставалось. На первое время. Дико извиняюсь за такую пассивность.

Flying Finn: -Вот ты знаешь, что мне интересно, а… - финн был в ярости, он трясся от ужаса перед предстоящими ему испытаниями. Повторять все то, что происходило в парке, ему совершенно не хотелось, - Ты головой вообще думаешь, когда все это делаешь, а? Точнее, ей ты думаешь, но ты последствия хотя бы учитывал, Доктор Зло? А может быть, это какие-нибудь декорации, напоминающие военные Париж? Айрикайнен не мог поверить, что их так легко и непринужденно перекинуло в 40-ые года ХХ столетия. Как это вообще возможно технически? Или это вообще очередная его галлюцинация. Но вроде бы, это видят все. Значит, это или наряженные под французов маньяки, или он действительно в прошлом. Ну, или это коллективная галлюцинация. После слов Аркады о убийстве у Тааветти стало легче, гораздо легче на душе. Значит, сейчас он имеет хоть какую-то, но власть над этой мелкой сволочью. Хотя убивать его ни в коем случае нельзя, если он, Тату, не знает, как отсюда выбраться, хотя так хотелось!... -Честно, я бы избил тебя с огромным удовольствием, но увы, - парень закряхтел, как старый дед, и с трудом встал на ноги, - Так это действительно прошлое, что ли? Рыжий пустился в пространные объяснения относительно того, куда они попали. Таа хотелось то смеяться, то плакать – они попали в прошлое, это, конечно, очень интересно, но то, что они попали в военный Париж, причем вместе с Аркадой… Вот это уже очень плохо. Вдруг у него опять проснется игривое, черт подери, настроение? Тогда пиши пропало. -Да я пил с нацистами, - задумчиво ответил Таа на вопрос Аркады, почесав затылок, - да и ничего, в принципе, в этом не было… Где ты таких уродов находишь то? Рыбак рыбака видит издалека, да? Он махнул рукой и горько засмеялся, всем своим видом показывая покорность всем прихотям судьбы. Ну, Франция, ну, нацисты… И не такое переживали, не так ли? Он посмотрел на хмурую Мишель, которая молчала все это время, и покачал головой. Инвалид перевел свой мрачный взгляд на переодетого в старое тряпье Аркаду. Он держал в руках странное подобие коммуникаторов и протягивал их Мишель и Тааветти. -Уж прости меня за мой простодушный цинизм, Аркада, но я больше никогда в своей гребучей жизни не возьму ни один прибор из твоих рук. Ни один. – он повернулся к растерянной девушке, - И тебе, Мишель, не советую. Бывший раллист снова посмотрел на маньяка. -И на француза ты не похож, да. Больше на ирландца какого-нибудь… Кстати, да, лучше представляйся каким-нибудь ирландским эмигрантом, так будет проще всем. Одаренная, стоявшая рядом с ним, так же молчала. -Мишель, ты же француженка, да? Имя у тебя французское… Кстати, моя любимая гонщица – тоже Мишель. Мутон, правда, а не Камю… - было видно, что финн старался отвлечься от неприятной атмосферы, окружавшей его со всех сторон. Он болезненно поморщился и хлопнул себя ладонью по лбу: -Послушай, уж раз ты готов к нашим предложениям, нам надо выбраться отсюда. Ты нас затащил в это дерьмо, тебе и вытаскивать. И да, нам что, в джинсах по Парижу разгуливать? Извиняюсь за такую склочность Тааветти, но его можно понять, я думаю. =)

Arcade: Аркада прищурился, смотря на Тааветти задорным и в чем то даже довольно понимающим его взглядом. - Ах да, Ирландец. Ладно буду ирландцем. Где мой скотч ? Или я опять что - то перепутал ? Итак во - первых вы можете обратить свое внимание вон на ту гору одежды. Я свою одежду взял именно отсюда. Ничего так одежда, грязновато правда, но зато к вам не прицепятся дивизионы военной полиции. Ну а во - вторых мне нужно достать этого придурка Ганса, иначе мои дорогие друзья мы с вами застрянем здесь навсегда и даже если вернемся назад , то можем впринципе не осознать разницы. Аркада молча указал пальцем на красно- черный стяг, ловко спрыгивая с ящиков и почесываясь от тесной и не очень удобной одежды. - Господи французы вообще знают, что такое мыло ? Ну да к делу. Вам мои дорогие друзья предстоит понять одно. Судя по моим данным Ганс еще та хитрая сволочь , поэтому Тааветти можешь не брать коммуникатор, но потом пеняй на себя. А во- вторых этого парня охраняют и свой нос он просто так не высунет. Я набросал парочку объектов . Один из них неподалеку всего в паре кварталов отсюда. Я буду прикрывать вас по коммуникатору отсюда. Если вы сумете взорвать этот крупный склад смазочных материалов , то это наверняка привлечет внимание генерала Фридриха и через парочку таких террактов он явится сюда сам. Ну а мы в это время просто прокрадемся на чертов сверхсекретный объект и надавав по мордасам Гансу вернем мое оборудование. После мы все вместе отправимся домой и я даю вам честное слово, что я больше не буду с вами играть. Хотя вы такие забавные. Несколько секунд и картинка на ноутбеку сменилась, показывая массивное сооружение. - Это один из крупнейших складов в Париже, и нацисты его как следует охраняют. По моим расчетам у главного входа стоит броневик с тремя солдатами из числа военных 34 полицейского полка "Париж". Еще шестеро патрулируют по всему периметру склада. Высокая трехметровая стена с колючей проволкой и самая главная проблема, парочка членов Гестапо тусующих в домике с начальником склада. Эти сволочи обладают поразительной интуицией и нюхом похлеще чем у собак, поэтому будьте осторожны. Время не ждет друзья. Давайте начнем игру, и просто на всякий случай у вас совершенно нету выбора, если вы останетесь здесь нас скоро найдут полицейские и всему миру придется очень очень плохо.

Pain: - Прекрасно. Мы действительно в прошлом. И судя по всему, в самом очаге действий тех времен. - Мишель перевла взгляд на стяг с кривым чёрным орлом в пятне собственной белой крови, что всплыла из крови других, из крови алого цвета. Разумеется, Мишель относилась к идеям нацизма и фашизма категорически отрицательно. Впрочем, знала она о нём лишь с учебников истории и документальных фильмов, которые ей когда то посчастливилось посмотреть. Да и цыганские корни вырабатывали подсознательную ненависть к арийскому отродью. Впрочем, из противника, Аркада превратился в их командира. Да, может у рыжего и было много различной продвинутой техники, но это не давало никакого повода доверять ему. -Уж прости меня за мой простодушный цинизм, Аркада, но я больше никогда в своей гребучей жизни не возьму ни один прибор из твоих рук. Ни один. И тебе, Мишель, не советую. Мишель выхватила из руки Аркады один комуникатор, и протянула его Тату. - Тогда возьми из моих. Тебе очень пригодится. По крайней мере, документы с тебя попросят не после первых твоих слов. Да и, - Тут Мишель продолжила на французском. - Ты ведь вряд ли хорошо понимаешь французскую речь, верно? Камю сама была не уверена в безопасности этой техники, так как хитрый Аркада мог сунуть в эти комуникаторы всё что угодно - от взрывчатки, до какого-либо наркотика, позволявшего контролировать разум человека. Но поскольку в данный момент Аркада был на их стороне, а избватся от комуникаторов по окончанию действия, не являлось трудноисполними, всё же разумнее было бы ими воспользоваться. - Тааветти прав: из тебя француз, как из рыбы заяц. - Поглядев на ужасный свитер Аркады, а затем на его шевелюру и черты лица, произнесла Мишель. -Мишель, ты же француженка, да? Имя у тебя французское… Кстати, моя любимая гонщица – тоже Мишель. Мутон, правда, а не Камю… - Увы, у меня нет знакомых кроме тебя с именем Тааветти. - Произнеся по слогам имя раллиста, Мишель улыбнулась, и посмотрела на кучу одежды, что валялась за спиной Аркады. В общем, единственное что надо было делать - это следовать указаниям Аркады, которого, в свою очередь, следовало связать и направить в Аркам. Но в данный момент, он являлся их глазами и ушами, как не обидно было это осозновать. И без него, впрочем, как и ему без них, выбраться бы отсюда, являлось невозможным. - В общем, мы должны ввязаться в истори, захватить нацистского Теслу, забрать твоё, Аркада, оборудование, после чего, ты возвращаешь нас всех обратно. Ситуация проста. Но какова будет наша награда за то, что мы вернём тебя в настоящее? - Говоря всё это, Мишель рылась в куче старой одежды, кое-что, кидая Тааветти, да бы тот примерил. К тому же, Камю не спешила идти на сверхопасное задание, до того, как не выяснятся все личные подоплеки. - И наше спасение - это лишь аванс. Ты нас в это втянул, ты просишь нашей помощи, оказывая свою. Хотя мы можем спокойно отобрать у тебя всю твою технику, и оставить тебя здесь, связанным и с панталоном во рту, вместо кляпа. Ощущаешь, накалившуюся атмосфреу, рыжий? - Мишель повернулась к Аркаде лицом, и вопросительно усмехнулась, поправляя кольцо с необычным голубым камнем, что находилось у неё на среднем пальце левой руки.

Flying Finn: Финн смотрел на прибор, который дала ему Мишель, так, словно он сейчас взорвется и оторвет ему руки. Или произойдет еще чего похуже. В памяти были слишком свежи воспоминания о том, как он провалялся в больнице пару месяцев после того, как нацепил на себя прибор Аркады. Повторять увлекательную путевку в американский госпиталь ему не хотелось. Он осторожно положил это чудо техники на землю и пошел копаться в большом ящике в поисках подходящей одежды. Ничего хорошего он там так и не увидел – в контейнере валялось выцветшее, старое тряпье, распространявшее не очень приятный запах. Он брезгливо отдернул руки и вытер их о джинсы. -Получше ничего нельзя было найти, не?... – Айрикайнен сердито посмотрел на рыжего пацана, который стоял в стороне, словно тут он совсем не при чем. Мишель кинула ему какие-то штаны и кофту, он благодарно ей кивнул и спрятался за еще одним баком, чтобы переодеться. Через 5 минут Тааветти вышел в своем новом костюме, благоухая помойкой направо и налево. Штаны оказались заляпаны кровью и коротки ему, кофта смешно топорщилась на некогда накачанной спине. У Тату были подозрения, что этот модный шмот вообще сняли с трупа. -И чего? – он укоризненно посмотрел на Аркаду и показал пальцем на протезы, выглядывающие из-под коротких штанов. В окровавленной одежде и с торчащими оттуда металлическими ногами парень напоминал хилый скандинавский аналог Терминатора. -Мишель, тебе только в стилисты и идти… - он хмыкнул, копаясь дальше в баке, - Пока я тут играю в «Снимите это немедленно», давайте обсудим, что дальше делать. Чудесная кепочка, хахаха! Он вытащил из груды мусора «восьмиклинку» и кинул ее Мишель. -А план мне твой, Аркада, совершенно не нравится. Самая дурацкая идея, которая только могла прийти в голову – это послать женщину и инвалида взрывать тщательно охраняемый склад. Как забраться на трехметровую стену, ты думал? Видно, что нет. Я не заберусь на нее при всем желании, увы и ах. Оружия у нас нет, транспорта тоже нет. Мне силой мысли его взрывать, что ли? А как нам отступать? А где гарантия, что они не вызовут подкрепление? Господи… Раллист покачал коротко стриженой головой и с отвращением втянул воздух широкими ноздрями. -Нет, господа и дамы, это п…дец. Я пойду, найду что-нибудь поприличнее, пока меня не убили.… Неохота умирать в этом вонючем уродстве. Прошло еще минут 10, прежде чем он явил себя всей компании в еще более нелепом виде. Кремовый берет, полосатая кофта и прямые штаны придавали ему вид туриста - полудурка, решившего по приколу нацепить что-то «стереотипно - французское». С таким же успехом он мог нацепить кокошник в России или ковбойскую шляпу в Америке. -Ну, вот так-то лучше, - более умиротворенно заявил парень, одергивая на себе штаны, - по крайней мере, не пахнет так мерзко. Мишель, ты пока найти себе что-нибудь, хехе, по душе, а я поговорю с нашим прожектером, который даже об оружии не позаботился. Медленно подковыляв к пареньку, он остановился прямо перед ним, агрессивно поглядывая на него. Клоун, полоумный клоун… Финн опустил тяжелую руку ему на плечо: -Костылей я их не завалю, как бы тебе этого не хотелось. И вооружение хотелось бы иметь… Ну, чтобы оно хотя бы минимально соответствовало их пистолетам, или из чего там палят наши бравые арийцы. Хотя… Ты знаешь, что? Они натасканные на всю эту пое..нь солдаты, которые стреляли из этого говна всю свою сознательную жизнь! А за моими плечами, увы, только год в финской армии, и пользовался я, друг мой ситный, явно не немецким и не французским вооружением, а про то, умеет ли стрелять Мишель, мы не знаем. Выдавать способности нежелательно, как я понял… И что делать-то? Он растеряно посмотрел по сторонам. -С машиной разобраться будет полегче, если найдем одиноко припаркованный авто и кхм… Отсутствие свидетелей, скажем так.

Arcade: Аркада совершенно беззразлично взглянул на Мишель. Хотя в глазах клоуна промелькнули две задорные искорки. - Ну во- первых с моим оборудованием ты не справишся. А Тааветти не сможет указать точные коардинаты и вы с большой вероятностью забросите себя в Эру динозавров. А если учесть то, что временные паралели не изучил в достаточной степени даже я, то вас там ждет только смерть. Аркада беззлобно взглянул на Мишель , подмигнув ей и ловко поправляя наполовину разложившийся свитер. - Но Тааветти прав. План действительно фиговый, но другого увы нету. Если эта как вы выразились Тесла сможент понять принцип действия моего оборудования, то нас всех ждет очень незавидное будущее. Я думаю все вы играли в игры где нацисты строят какие то экспиременты там, роботов всяких да зомби оживляют. Мое оборудование может открыть к этому путь. И дяде Адольфу будет достаточно просто послать пару взводов солдат в какой- нибудь год и уничтожить всех тех, кто хотел бы ему противостоять. И тут нам всем настает .. Правильно полный писец, так что выбора у вас нету. Или помогать мне и после мирно разойтись взяв с меня обещание больше так не делать, или же померать всем прямо здесь и сейчас. Аркада нажал на кнопку на ноутбуке и через приделанное устройство ему на ладонь упало две пластинки с липучками на обратной стороне. - Форма солдат Вермахта полицейских формирований военной полиции образца 1938 года. Просто прицепите эти пластинки к своей одежде и ваш внешний вид будет полностью скопирован под одежду солдат Вермахта. Правда если Мишель согласна носить на себе еще лицо чистого арийца родом из какого- нибудь Мюнхена или Эссена. В полицейских частях к сожалению нет женщин. Ну да я могу дать ей костюм специальных формирований Наследия Предков Ананербе. Это сродни SS занимающегося всякой чушью в области Евангелистики и раскопками. Но отмазыватся, что ты делаешь на складе будешь сама. Насчет оружий это не так сложно. Убейте парочку нацистов и заберите их оружие. Просто не носите его на виду и все будет хорошо. Лучше конечно пистолеты так ,как спрятать автомат гораздо сложнее. Хотя Финн может носить оружие на виду, солдатам это не запрещенно. Вновь забравшись на ящики Аркада обвел своих союзников взглядом , пожимая плечами и улыбаясь во все отпущенные ему природой зубы. - Я буду помогать вам отсюда, регуляторы голосов и эти чипы помогут вам с маскировкой, ну а насчет взрывчатки у меня есть эти наклейки. Их мощности хватит для диверсии, а после я очень надеюсь что на вас выйдет Сопротивление парижа и вы сможете решить вопрос с обеспечением. Машины уж достанете сами или опять там же. А и да Тааветти так и знал что тебе пригодится это. Перед Аркадой на ящике появился заветный, наверняка довольньо памятный Финну шприц. - На пару дней тебе точно хватит. Я честно говоря не расчитываю оставатся здесь на больший срок. Не люблю я долгие путешествия во времени. Сморщив нос Аркада помотал непослушными волосаи , убирая в бок непоседливую челку. - Ей, что вы делаете в подворотне ? Документы к осмотру. Приземистая фигурка солдата возникла в проеме подворотни. Он был одет в простую шинель и наверняка был одним из патрульных, которые десятками исчезали на улицах города, благодаря усилиям местного Сопротивления. Аркада лишь вжал голову в плечи послушно потянувшись за клочком какой- то бумажки за пазуху и одновременно смотря на Мишель и Тааветти явно ожидая их действий.

Pain: - Кепочка что надо... - Проговорила Мишель на французском, рассматривая головной убор от Тааветти, после чего, заботливо натянула её на шевелюру Аркады, после чего, подёргала его за щёчку. - Вот теперь ты вылитый Оливер Твист. - Мишель теперь постоянно говорила на родном языке, так как уже довольно дилтельное время даже не думала на нём, и стоило опять подстраивать его под обыденное использование. Мишель взяла голографический генератор из рук Аркады. - А как его включить? - Спросила Камю, поднимая с земли оставленный Тааветти коммуникатор изменения голоса. - И как настраивать это? - Вроде бы Аркада уже использовал свой переводчик, и понимать девушку мог без проблем. - А детонаторы у тебя?- Мишель охотно принимала всю технику из рук Аркады, которую он тут же генерировал из своего портативного компьютера. - Я надеюсь, что тебе хватит ума не ударить нам в спину, малыш. - Произнесла Мишель, рассматривая клейкую взрывчатку. - Что это? - Мишель с лёгким шоком в глазах посмотрела на шприц для Тату. Вдруг, слева раздался резкий французский с сильным немецким акцентом. Мишель резко повернула голову в сторону голоса. - Аркада, оформи нам документы. - Негромко произнесла Мишель, не поворачиваясь в сторону мальчишки, и неспеша пошла к патрульному, с застывшими глазами и выражением лица. Сердце внутри явно хотело вырваться из грудной клетки. - А вы почему одни, мсье? - Поинтересовалась Камю, подходя ближе к патрульному. - Мы всего навсего вышли на перекур. - Пожав плечами и улыбнувшись мужчине, произнесла Камю, подойдя вплотную к немцу. Затем, не дожидаясь вразумительного ответа, девушк мигом заскочила за спину фрица, нырнув с левой стороны под него, и сильно толкнула его ногой в поясницу, заставляя пробежать вглубь подворотни, после чего, оттолкнувшись от стены для более высокого прыжка, Мишель ударила патрульного ногой в висок. Удар был не настолько сильным, что бы убить, но достаточным, что бы оглушить на долгое время. - Нужно его связать. Да и винтовка может пригодиться. что-то не выходит особо активничать... может Тату попробует?

Flying Finn: При виде шприца руки финна задрожали, глаза нервно забегали по сторонам, изредка останавливаясь на чем-либо. В этот момент он был похож на наркомана, дорвавшегося до заветной дозы. Парень лишь часто сопел носом, стараясь не выдать свою оголтелую радость и томительное ожидание заветной легкости в конечностях… В этот момент ему уже стало все равно, как и когда его обманул этот полоумный. Главное – что происходит сейчас, а сейчас перед ним, всего лишь на расстоянии одного шага, это непонятное по механизму действия, но в целом замечательное вещество. Он, недолго думая, схватил шприц, закатал рукав, и, не особо заботясь о санитарии и прочих переживаниях, связанных с гигиеной, сделал точный и быстрый укол в вену, а затем осторожно нажал на поршень, ощущая, как лекарство разливается по вене дальше и дальше… Наверное, любой ученый испытал бы шок, наблюдая, каким образом обращаются с составом, не имеющих аналогов в мире. Микро-роботы в крови, и грязная, вонючая подворотня, худой, изнеможённый Тааветти, трясущимися руками делающий инъекцию… Контраст был слишком ярок, и отвратителен этим. -Послушай… - Айрикайнен отбросил пустой шприц, не особо задаваясь вопросом, что этот предмет из 21 века могут найти, и тогда возникнет немало шума, - Вот ты даешь нам эти липучки… А зачем мы тогда переодевались в это дерьмо, а? Инвалид недовольно наморщил нос, но, тем не менее, он чувствовал бешеный прилив сил и желание что-либо делать - тяжесть и усталость в ногах постепенно вытеснялись лекарством Аркады. Недовольное выражение лица тут же сменилось на улыбку до ушей, парень подскочил и просипел что-то вроде «О да, детка!», ни к кому, в принципе, не обращаясь. -Это просто охрененно, Мишель… Вот что это такое, да… - покачал головой повеселевший Таа, - А это что за урод тут ходит? Нелестное высказывание инвалида относилось к быстро приближающейся фигуре в нацистской форме. Немец торопливо оглядывался по сторонам, видимо, что-то ища тут. Финн поднапрягся, вспоминая все то, что он знал о Третьем Рейхе. Наверное, это патрульный – ну а кто мог еще тут разгуливать на ночь глядя? Мишель пошла навстречу внезапно объявившемуся незнакомцу. Блондин не стал ее удерживать, потому что сам не знал, что ему делать. Так может, эта одаренная хоть чего-нибудь придумает… …Через две минуты распростертый фриц валялся на холодном камне, которым была вымощена подворотня, а раллист деловито копался в его карманах, ожидая увидеть что-нибудь интересное. Из карманов были извлечены табак в табакерке, немного денег, патронов, и, наконец, столь вожделенное мутантом оружие. Это был Walther P38, что немало удивило паренька. Он встал на ноги, крутя в руках пистолет, и вопросительно посмотрел на всю компанию, а особенно на Аркаду. -Что за херня, - скандинав хмыкнул, - Я, конечно, не эксперт во всем этом, но… Насколько я знаю, этот Вальтер в сороковом году был только у офицеров. Ну а ты, Мишель, подбила рядового. Кстати, огромное тебе за это спасибо. Он положил в карман патроны и деньги, заодно взял с собой и табак – мало ли что? Пистолет придал ему уверенности в своих силах, и парень решил вылезти «на разведку». Идея возникла у него спонтанно, и без оружия финн бы никуда не полез. Но сейчас – легкость во всем теле, патроны в пистолете… Не хватает лишь одного – автомобиля. -Я сейчас поищу машину, а вы ждите! И да, возьмите кто-нибудь мои нормальные вещи. Меня лично достало их сторожить. За пределами тускло освещенного закутка было темно так, что хоть глаз выколи. Лишь были видны смутные очертания домов вдали, и там же – слабенький, едва мерцающий свет. Те же дома, что были рядом, были совсем незаметны, и лишь только через несколько минут глаза Тату привыкли к этой кромешной тьме. Стало видно бочки с какой-то дрянью, горы мусора на земле, обломок чего-то непонятного, прислоненный к стене. Это навевало не самое лучшее настроение, и одаренный отвернулся. Везде был лишь только мусор, горы вездесущего мусора, и, как назло, ни одной машины. Он уходил все дальше в поисках заветного транспортного средства, но ничего подходящего так и не появлялось. Улочка петляла между домов и уводила его в еще большую глушь. «Так, хватит с меня… Надо идти назад. Пройду еще пару домов и там посмотрим». На втором доме ему улыбнулась удача – у одинокого покосившегося дома стояло какое-то подобие грузовика. Он подошел чуть ближе к нему и сел рядом, присматриваясь. Даже в такой темени можно было разглядеть, что этот грузовичок стоял тут достаточно давно - ржавчина уже тронула его выкрашенный в зеленовато-синий цвет корпус. Citroën TUB? -Эй, привет, друг, - негромко поздоровался инвалид и тронул его рукой, - Одиноко тут, да? Он боялся, что машина не вытерпит такой фамильярности и просто не отзовется. Но нет, в голове его раздался скрипучий голос, принадлежащий этому смешному уродцу, этой лебединой песни французского автопрома времен войны: «Ага… Ну так чего тебе?» -Ты тут один? У тебя нет хозяина? «Да.» -Ты можешь мне помочь? Я тебе тоже помогу, да. Масла хочешь? Будет масло, и новые детали тоже будут… - Тааветти ласково похлопал его по двери, - Тебе бензин не слили? «Нет, не слили… А чего тебе надо? Покататься? Ну… Масло, ты говоришь… Я надеюсь, что это не пустой треп.» Финн немало удивился такому везению. Машина, с бензином, да еще и согласна… И внезапно так. Странно все это. Но судя по состоянию грузовика, масло ему было очень нужно. Да и самому ему, и остальным нужен транспорт. Надо воспользоваться таким шансом, каким подозрительным он бы не казался. -Хорошо, открывай дверь и заводись. Еще через некоторое количество времени темно-синий Citroën TUB затормозил перед Мишель и Аркадой. Раллист высунул голову из окна и крикнул им: -Садитесь! И не забудьте забрать мои вещи! Грузовик

Arcade: - Ей. Тронешь меня еще раз нахалка и я не сдвинусь с места , а вы пробудете здесь вечность. Аркада рассерженно зашипел на Мишель, однако спустя секунду вновь уставился на свой компьютер выдавая три клочка бумажки и благодаря свой гений, что вовремя успел запастись в ноутбуке всем необходимым. По документам выходило то, что все они были семейкой живущей неподалеку в предместьях Парижа и занимались фермерским делом, Аркада же был их приемным сыном из семьи какого то Ирладского рода о которым конечно же никто и ничего не слышал. Правда Аркада отдельно распечатал и еще одни документы на Фрау Хамштайбель и Фрица Топенкофа эти документы не могли бы обмануть опытного криминальдетектива, однако для патрульных они были вполне годными. Фрау была из отдела Наследия Предков и должна была искать здесь в Париже следы древней цивилизации Арийцев, точнее следы их могучего похода, что же касается Фрица, то он был назначенным для сопровождения Фрау из рядов специального охранного батальона " Кугель ". Вся информация о этом батальоне была засекреченна, и Аркада решил что эта маскировка будет служить им гораздо лучше, чем прежняя маскировка полицейский. Ведь любой криминалькомиссар сразу же распознает в Финне фальшивку, ну или просто заподозрит неладное. Что же касается липучек, то Аркада лишь улыбнулся. - Прости я как- то не подумал об этом. Просто было так забавно видеть как вы напяливаете на себя старые вещи. У вас неплохой вкус. Оглядев мужчину и убедившись в том, что он без сознания Аркада перевел взгляд на Тааветти. - Ну как по мне так он именно офицер. Частая практика среди офицерского состава напялить форму рядового и пройтись к какой- нибудь француженке на чай и круассаны. Документы то офицерские. Аркада вытащил документы немца и решительно начал оттаскивать немца в сторону. - Нам нужно оставить его здесь, но прежде облить бензином и поджечь. Нельзя что бы следы нашего присутствия оставались в этом мире. Шприц, наша одежда тоже подлежит уничтожению . Играть с Прошлым как я уже убедился весьма плохая штука. И те коммуникаторы которые я вам дал нужно прятать, в этом мре нет ничего подобного поэтому заложите их под ушные раковины. Финн куда то пропал, а Аркаде и Мишель пока не оставалось ничего кроме как собрать всю одежду и сам труп в одну кучу, вместе с шприцем и всеми следами присутствия. Через некоторое время Тааветти вернулся на чем - то отдаленно напоминающем грузовик, но на предложение залезть в машину Аркада решительно поматал головой. - Я с вами пойти не могу. Задания вам предстиот выполнять самим и от меня будет больше вреда чем пользы. Я лучше заберусь на какую - нибудь крышу и буду вам помогать информацией или прикрытием, а так же попробую выйти на Сопротивление. По сути вам необязательно взрывать именно тот склад, но все же другие объекты могут и не привлечь внимания достаточного для того, что бы герр Фридрих заинтересовался ситуацией лично. Не слушая возражений Аркада подхватил ноутбук перевязывая его тряпкой и приделавая за спиной на манер походного узелка и выскочил из переулка ловко свернув в одну из подворотен в паре десятков метров ниже по улице.

Flying Finn: -Любишь смотреть на инвалидов в одних трусах, да? – хмыкнул финн, внимательно осматривая салон автомобиля на предмет чего-либо подозрительного, - Ты знаешь толк в извращениях, хехе… Ничего странного так и не нашлось, внутри машины была почти первозданная чистота, но это насторожило парня еще больше. Слишком уж ему повезло с этим Ситроеном. Хотя, кто знает, до чего может довести машину отсутствие адекватного ухода. Снаружи чистенькая, а внутри гнилая… На его предложение залезть в автомобиль Аркада ответил категорическим отказом и скрылся в подворотнях. Какого черта?! От этого клоуна можно ожидать всего, чего угодно, поэтому первый человек, за которым тут нужно следить, это был сам виновник происшедшего. Инвалид резко нажал на педаль газа, грузовичок не очень шустро сорвался с места, но послушно поехал, освещая путь перед собой круглыми фарами. В ярко-желтом свете мимо проскальзывали горы мусора и отсыревшие стены старых домов… На уши давила зловещая тишина, и это неприятное чувство окончательно выводило неуравновешенного Айрикайнена из себя. Все ужасно чесалось от грязных вещей, машина управлялась не слишком понятно, что было нонсенсом для Тааветти, который понимал механику с полуслова. Ладно, если бы он не мог понять напичканную электроникой машину из 21 века… Но простой, как две копейки, «француз», должен быть идеально управляем. Что-то тут нечисто. -Мишель, - он обратился к девушке, сидящей рядом, - переводи мне все надписи на французском, хорошо? Мне почему-то кажется, что все происходящее инсценировал сам Аркада. Все слишком просто и странно одновременно… Не может это быть прошлым, черт возьми. Этого негодяя надо догнать. У нас еще есть взрывчатка, не так ли? Где она... Ее надо переложить в кузов, да. Дальше мы ищем склад, я думаю, ты прочитаешь указатели, подъезжаем туда, прилепляем эту субстанцию, или чего там надо делать с ней... Ну и уезжаем! И всех там заодно накроет, даже не придется с убийствами и прочим мараться... Я прав? Там же есть таймер? Все гениальное - просто, черт подери! Стрелка спидометра ползла все выше, мотор неприятно гудел, а сам грузовичок непрерывно просил о помощи. Он не мог вынести подобной гонки с таким состоянием, но обещание, данное Тааветти, надо было выполнять… Финн увидел знакомую фигуру и втопил педаль газа до конца. Стрелка спидометра достигла финальной отметки «70», и машину начало нещадно бросать из стороны в сторону – на такой скорости, и по таким ужасным дорогам ехать было практически нереально, и бывший раллист шел на огромный риск. Инвалид развернул машину, когда они оказались напротив какого-то тупика, и преградил дорогу Аркаде. О том, что рыжий вполне мог попасть под колеса этого взбесившегося грузовика, скандинав задумался только через мгновение после совершенного. -А ну стой, уродец! – Тату выскочил из машины, схватил его за ухо и потряс, - Быстро садись в машину и рассказывай все! И да, ты будешь помогать нам в этом неприятном деле. Там таймер-то есть?

Pain: - Ну кто же, как не я, это сделаю. - Шутливо произнесла француженка, сложив руки под грудью, и наблюдая, за тем, как Аркада обьясняет схему жизни окупированного городка. Мишель выхватила из рук мальчика изъятые им документы, после чего, пробежалась по ним глазами. - И правда, офицер. А ты, рыжий, уже умеешь читать по немецки? Ах да, наш Оливер Твист явно готовился к этмоу мероприятию, верно? - Девушка с недобрым прищуром посмотрела на рыжего, и швырнула ему бумажки. - Зря ты, конечно, не одел переводчик, Тааветти. - Произнесла Мишель на картавом английском. - Впрочем, колоть себя всякой неизвестной дрянью производства Аркады, ты, я гляжу, рад. - Мишель заметила лёгкое опьянение парня. Это не могло её радовать, так как подобные состояния приводят к глупым, фатальным ошибкам, а вихнем случае, ошибки были исключены. - Ты хоть умеешь им пользоваться? - С небольшим сомнением в голосе, спросила Мишель, косясь на фина, когда тот, сказал, что пойдёт и раздобудет машину. Впрочем, пьяному море по колено. - Впрочем, если что, кричи. Когда Тату скрылся, Мишель тут же посмотрела на Аркаду, затем на безсознательного немца. - Итак, малолетний маньяк. Твой папа Чарли Мэнсон, а мама Джон Крамер? - Заговорила она снвоа по французски. Одарённая стала напротив него на расстоянии полуметра. - Одежду и шприц, мы просто заберём с собой. А его... - Камю повернулась, и посмотрела на безчувственного мужчину. - Оставим здесь. Без оружия, и документов, он вряд ли сможет что либо сделать. Да и к тому же, он запросто может попасть в руки ополченцев. Верно? Так что единственного, кого нужно облить бензином и поджечь, так это тебя, мой дорогой друг. - Мишель снова потеребила Аркаду за щечку, но короче, чем в первый раз, после чего, отошла ближе к выходу из переулка, негромко произнеся: - Оливер Твист нашего времени. - И добавила громче, что бы арлекин услышал. - Собери улики нашего пребывания здесь. Спустя несколько минут, раздался грохот едущего старого авто, и супстя несколько секунд, появился довольно опрятный с виду грузовичок, который вел Тату. Он остановился, и водитель позвал всех внутрь. Мишель обернулась на Аркаду, и проследила за тем, как он подошёл к грузовику. Затем, одарённая взяла одежду фина, и, открыв дверь, забросила её внутрь кабины, после чего, сама залезла внутрь. - Скорей садись. - Крикнула Аркаде одарённая, выглядывая из кабины, но тот уже двинулся прочь. - Ему лишь бы поиграться... - Произнесла Мишель, пока фин разворачивал своё новое приобритение. - Ах да, где ты раздобыл этот милый грузовик? - Спросила Камю, но, спустя пару секунд поняв, что говорила на французском, шумно вздохнула. - Ладно. Нельзя отпускать его. - Сказала девушка уже на английском, но, судя по всему, Тату итак это знал, ибо ехал сейчас в сторону ушедшего Аркады. Ехать было страшно. Тату, видать, вспомнил лихие года раллиста, и решил выжать из этого не очень спортивного средства передвижения всё, на что оно способно. Впрочем, это всё приводило к жутким шатаниям и грохоту. - Ты уверен, что едешь правильным способом?! - Поинтересовалась Камю у Тааветти, упершись одной рукой в бардачок, а другой в потолок. Впорчем, ответом на это, была просьба Тату переводить ему все надписи, и краткие эскизы предстоящего плана. - Отлично. Но сначала... Вон он! - Мишель кивнула в сторону одного из переулков, в который почти вошёл шут, и, Тааветти, быстро среагировав, умудрился на этом автомобильном пионере, заблокировать ход Аркаде. На миг, Мишель показалось, что они попросту сбили мальчишку. Но судя потому, что выскочивший из авто Тату (Мишель ещё осталась сидеть, так как была в лёгком шоке от таких пируэтов на подобном транспорте), Аркада был жив. А цел ли? Впрочем, одарённая вышла из авто, и обойдя его, стала наблюдать картину, как белобрысй турист кричит на мальчишку, сиротливого вида, причём, цепко схватив того за ухо. - Господа, мы привлекаем слишком много внимания, для этих тихих улочек. - Мишель подошла к Аркаде, и взяла узелок шута, себе, закинув его на плечо.

Arcade: - Это мой узелок ! Мой.. Мой.. Отдай .. ну блин .... Сердитым котом Аркада вырвался из рук Тааветти ударив того по голени и частично уже пожалев о своем ударе из - за сильной боли в ноге. Аркада несколько раз подскочил на месте, после чего крайне недовльный залез в грузовик. - Ну и чего вам нужно от меня то ? Какой таймер на пластыре ? Или вы уже смогли раздобыть другую взрывчатку ? На секунду Аркада удивленно поднял бровь смотря на Финна с плохо скрываемым удивлением, но через мгновение Аркада расслабился. - Нет конечно же не достали, куда уж вам. Ладно поеду с вами. Взрывчатка у меня работает на термо химических реакциях, время взрыва примерно минуты две, мощность не такая большая что бы пробить танк, но броневичек вполне перевернет. Так, что прилепить эту штуку нужно прямо на какой- нибудь из толпивных контейнеров. И не гони ты так Тааветти, ты нас всех угробишь. Грузовичек явно набирал ход, и мальчишка вжимался в кресло что бы не передавать своего ужаса. Быстрой езды Аркада не любил, предпочитая катать на своих смертельных горках других. - А насчет внимания я прав с ней между прочим. Тоже мне сердитый папаня нашелся, вы бы оба без меня никуда не смогли бы дется. Ладно мы итак уже потеряли достаточно времени, давайте начнем игру. Аркада попросил Пэйн вернуть его ноутбук ведь без своей техники Аркада был почти бесполезен, хотя коардинаты склада он помнил прекрасно и без всякой техники. Топливный склад показался неподалеку, у главного входа стоял броневик и трое солдат явно скучающих на своей смене. Где- то в глубине угадывались голоса еще нескольких солдат. - Ну приехали. Как будем действовать ? Предлагаю дать мне наконец выбратся и вернуть мои технические приборы, тогда я смогу просчитать всю нужную информацию и помогать вам когда вы туда войдете. Вам нужно прикрепить пластырь- взрыватель к толпивному баку и если сможете отдельно к домику Начальника станции, что бы уничтожить еще и Гестаповцев внутри. Это точно привлечет внимание. Только вот кто пойдет взрывать ? Это уж вам решать . Я сюда явно не подхожу, увы по моей комплекции у меня нету для меня маскировки должного типа. Обговорив план действий и внеся в него изменения в ходе обсуждения группа новоявленных диверсантов из будущего начала действовать. Итак продумываем план и вперед взрывать ненавистный склад .

Flying Finn: Ситроен с ужасающим грохотом несся по улице, освещая все перед собой ядовито-желтым цветом. Инженеры, создававшие это уродливое чудо техники, явно не рассчитывали, что кто-то полоумный будет мчаться на разваливающемся на ходу грузовике со скоростью под 70 километров в час. На современном авто эта скорость бы даже не чувствовалась, но на «французе» родом из конца 30-ых чувствовалась не то что скорость, а даже малейшая кочка на дороге. «Тубу» это не очень нравилось, но он терпел эту пытку в ожидании долгожданной канистры с маслом. Ах, да, масло… Он призадумался – где его можно взять, это масло? Они едут на топливный склад… Где топливо, там и машины, а где машины, там и всякие расходники для них. Да, скорее всего, это детали от «Фольксвагена» (финн с тоской вздохнул, вспоминая своего старого «немца»), но он сможет довести их до ума. Значит, на склад надо лезть ему. Лица его спутников позеленели от ужаса – им не очень нравилось ехать с ошалевшим от скорости парнем, выжимающим педаль газа до пола. «Если бы они увидели, как я торможу левой, то сюда потребовался бы кардиолог…» - не без доли самодовольства заметил инвалид, косясь на перепуганного Аркаду. Ему нравилось смотреть на этого рыжего пацана, когда он был не в настроении – он чувствовал какую-то власть над его жизнью, а Айрикайнену, как бывшей жертве, это приносило еще больше садистского удовольствия. Он резко затормозил, от чего грузовик повело вправо, и они чуть не зацепили стену. Блондин расхохотался, слегка ударил по приборной панели и торжествующе заявил: -Мы на месте! И не угроблю я вас… Уверяю, водителя лучше меня не найдете во всей Франции! Ну, во Франции 40-ых, я имею ввиду. Леба тут пока еще не рождалось. – в голосе инвалида звучали хвастливые нотки, - А насчет склада… Просто скажите мне, как будет по-французски «машинное масло». И по-немецки тоже… На самом деле ему было очень страшно, и это выглядывало в его нервных движениях, когда он заряжал пистолет, в бегающем по салону автомобиля взгляде, в стеклянных глазах… Страх лез из его сущности, как солома из старого пугала. Но кто еще пойдет? Мишель тем более туда нельзя, а Аркаду… Если его убьют, тогда шансов выбраться нет вообще. Он опять выступал в роли пушечного мяса, и финну это очень не нравилось. А что поделать? Если не он, то ничего не выйдет. -Ну, пожелайте мне удачи, что ли… - парень издал нервный смешок и прикрепил на себя пластину, данную ему Аркадой ранее, - А ты, рыжий, попробуй только убеги… Прострелю колени. Я не шучу. Костюм, найденный на помойке, сменился немецкой униформой 40-ых годов. Увидев на себе черный мундир в мутное зеркальце автомобиля, инвалид ахнул – из замухрышки в коротких брюках он превратился в офицера с гордой осанкой и горящим взглядом. Теперь он мог понять людей, носящихся по полю в фашистских мундирах (и это в 21 веке!) – эта форма чудесным образом преобразовывала даже такого урода, как Тааветти, в что-то весьма презентабельное. -Зиг хайль. – хрипло поприветствовал он свое отражение, - Не, акцент слышен… Зиг… К черту, давайте переводчик. Он нацепил прибор, одернул мундир и посмотрел на себя последний раз. Лезть на такое количество вооруженных солдат – это безумие! Но разве у него есть выход? -Мишель, если я не вернусь через 10 минут… - на этих словах его заметно затрясло, - въезжай на грузовике, я думаю, ворота я успею открыть. Раллист посмотрел в свои документы, наспех сделанные ему Аркадой. Черт! Без Пэйн ему не обойтись никак - эти паршивые бумажки были привязаны к ней. Он открыл дверь, и крикнул Мишель: -Увы, но ты идешь со мной!

Pain: - Всё же не побоялся его нацепить. Верное решение. - Мишель не понимала, к чему до этого был весь спектакль с приборами Аркады, раз Тату так легко надел его сейчас. Впрочем, судя по всему, парня мандражило довольно сильно, и должно быть под воздействием сильного страха, он наплевал на предрассудки, и всё же воспользовался помощью Аркады, давая тому повод в конце всего заявить открыто, что без него бы, они не справились. Впрочем, если мальчишка был бы умён настолько, что бы суметь сдержать подобный юношеский порыв, то лучше бы он так и поступил. Впрочем, Мишель уже давно решила, что следует сделать первым, как только они выберутся из этой временной ловушки. - Послушай, Тату. Я не умею водить такие исторические экспонаты. То, что эта машина словно слушается тебя, не означает, что я справлюсь с ней так же легко. Я вообще боюсь, что она попросту не заведётся, когда потребуется. Так что лучше, - Тату трудно было скрыть своё жуткое волнение, и лишь его голографический проэктор позволял ему скрыть бледность от страха. Впрочем, хоть сама Мишель и выглядела спокойной, лишь слегка резкой на движения и взгляд, то внутри себя она боялась всего не меньше фина. Просто она давно научилась не выдавать свой страх, либо какие-нибудь другие эмоции, когда это не нужно. К тому же, её вид должен был хоть немного успокоить Тату. Если бы и сама девушка начала так же явно нервничать, то это лишь усугубило бы моральное состояние диверсантов по неволе. - Нет, я не иду с тобой. - Мишель вышла из машины, включая свой голографический проэктор, превращаясь в высокую фрау, в тёмно-серой юбке длиной ниже колена, такого же цвета мундире, пилотке, под которыми были собраны в тугой узел светлые волосы. Мишель даже на миг усмехнулась, не слыша цокота каблуков её сапог. Оставалось надеятся, что внутри базы будет больше земли, нежели мощёнки, и солдаты не слишком внимательно станут рассматривать её следы. - Это ты, идёшь со мной. - Мишель вызватила из рук своего "телохранителя" документы, и села обратно в машину. - За руль. - Резко скомандовала она, предварительно активировав переводчик Аркады, и сама невольно испугалась произнесённых ей слов, что прозвенели на идеальном немецком. - Входим постепенно в роли, а ты, рыжий, ложись на пол, что бы тебя даже клопы, что проедают обшивку этого старья, не видели. И не гони, - Фрау взглянула в отобранные у своего водителя документы. - Фриц. Едь спокойно и лениво, но уверенно. Когда они подъехали к воротам склада, Мишель передала водителю документы, дабы тот предъявил их привратнику, предварительно шепнув, что бы вёл себя как можно надменней и холодно. Сама же фрейлян лишь искося поглядела на заглянувшего через окно солдата, оставаясь сидеть с абсолютно невозмутимым видом. - Везёте кого/что? - Поинтересовался у Фрица привратник, окинув взглядом грузовик, после чего, отдал Фрицу документы. - Запомни имя этого солдата. - Ледяным тоном, насколько могла его имитировать Мишель сквозь жуткое волнение, произнесла Фрау Хамштайбель так, что бы привратник смог её услышать. Это, по мнению Мишель, должно было ускорить процесс их въезда внутрь базы. Когда, наконец они оказались внутри, но ещё оставались в машине. - Итак, ищем баки с топливом? Или как? - Растерянно спросила Камю, глядя на Тату.

Arcade: - Ладно, ладно, но я против такого использования моих возможностей- возмущению Аркады не было предела, однако ему не оставалось ничего кроме как действительно улечся на пол грузовика и надеятся на то, что манера Мишель разговаривать в приказных тонах спасет Аркаду от весьма неприятной ситуации. Грузовик тронулся с места и совсем не надолго задержался на проходной. Глядя на документы Фрау Хамштайбель дежурный моментально посторонился, отдавая документы и даже не замечая некоторых особенностей современной бумаги на которой были отпечатаны документы. Дежурный не мог понять только того, почему люди из Наследия теперь ездят на каких - то развалюхах. Однако это дежурный счел маскировкой, ведь в документах значился пропуск без досмотра без особого разрешения начальников штаба Парижа, или главного криминалькомиссара, ну и конечно самого начальства Наследия Предков. Фырча и испуская неприятные газы, грузовичек проехал на территорию штаба, издав столько шума, сколько вообще нужно было издать шума, что бы моментально привлечь к себе внимание всех окружающих. Однако многие рядовые да и некоторые офицеры завидев форму Фрау старались не замечать старого куска хлама за ее спиной. Дверь домика начальника склада открылась и оттуда вышли две фигуры , облаченные в черные кожанные плащи. Взгляд первого был похож на взгляд готовящейся к броску кобры, второй же облаченный в черный плащ мужчина оказался добродушного вида приземистым толстячком. Обе фигуры неспешно направились по направлению к нежданным гостям. - Криц Вильнер к вашим услугам фрау. Как ответственный за охрану склада я вынужден спросить у вас документы. Длинный мужчина с взглядом кобры протянул руку , а толстяк же только смерил Мишель презрительным взглядом и заинтересованно и как то даже немного странно посмотрел на Фрица, явно пытаясь рассмотреть его получше. Под ухом зашумело устройство Аркады. - Черт, эти двое из Гестапо. Впринципе ты не обязана давать им документы, но ты должна сама придумать достойный повод иначе они обратятся к начальника штаба и получив разрешение этой свиньи все - таки изымут у тебя документы. Их моя технология обманет врядли, эти крысы специально тренированны выявлять шпионов и диверсантов и чуют их словно по запаху. Голос Аркады заметно нервничал, ведь грузовик был уже на территории склада и в случае плохого развития событий Аркаде расчитывать было откровенно не на чего. - Ей, как тебе Фрау ? Небось в охранных батальонах знают кого охранять ? Когда Фрау спит вы небось у кровати дежурите лишь бы у нее одеяло приоткрылось ? Толстяк игриво подмигнул Фрицу, потирая жирную шею и уже изрядно принявшим взглядом окидывая кусок старого железа. - Что у Наследия закончились все деньги, что бы обеспечить вам нормальный транспорт ? Небось после операции Кругеля фюрер прикрыл вам финансирование, пустив его на более нужные вещи. Секунда и Тааветти мог чувствовать сузившийся взгляд толстяка сосредоточенный на его ответе.

Flying Finn: Парень нервно вцепился в руль узловатыми пальцами, когда к ним на проходной подошел один из охраняющих склад солдат. Именно в этот момент он понял, что назад пути нет, от чего он почувствовал гремучую смесь истеричного ужаса и апатии. Но если он этого не сделает, то не вернется домой, к компьютеру, нытью и Лянче... Он старался как можно тупее и бессмысленнее смотреть в ветровое стекло, чтобы его приняли за водителя Мишель. К облегчению финна, так оно и вышло – на него вообще не обратили внимания. Дежурный кивнул, пропуская подозрительный «Ситроен», Айрикайнен нажал на педаль газа, и двинулся дальше. «Citroёn TUB» со скрипом затормозил у крохотного домика, где, по всей видимости, обитало начальство. Инвалид посмотрел на Мишель, кивнул ей, произнес: -Делаем все крайне осторожно, хорошо? – и выскочил из грузовичка. Он начал лихорадочно соображать, что ему и как говорить. Наверное, кричать «Зиг Хайль», вскинув руку в римском приветствии, не стоило. Поэтому он решил просто стоять в сторонке и молчать, как он всегда и делал в присутствии номинального лидера, которым сейчас являлась своенравная француженка. Из домика вышла весьма комичная парочка – худой как жердь, с озлобленным лицом, блондин в кожаном плаще и полный брюнет, торопливо перебирающий короткими ножками и переваливающийся с боку на бок. Правда, в этой ситуации ему было не до смеха. Раллист для себя решил, что опасаться нужно все-таки того худого, уж больно он зловещ и молчалив… «Скалотяп», как сразу же про себя назвал жирного немца финн, тоже стоял тенью за спиной более оживленного напарника и угрюмо смотрел на Тааветти. Он еще более пристально посмотрел на «Фрица», от чего ему стало совсем не по себе. Скандинав прямо посмотрел ему в глаза. Взгляд подозрительно сощуренных карих глаз немца и растерянный взгляд одаренного скрестились, и жирный тут же отвел глаза, ехидно улыбаясь. Когда прозвучал вопрос о Фрау, парень просто решил промолчать. Знал бы этот жиробас, рядом с кем рядом он бы сидел, то путевка в концлагерь Айрикайнену была бы обеспечена. Он просто кисло улыбнулся и махнул рукой, дескать, ему все равно. А вот в ответ на следующий вопрос промолчать было невозможно – слишком прямо и конкретно был поставлен вопрос. Надо было что-то отвечать. -Ох уж это Управление… - парень натянуто засмеялся, - Они всегда находят «более нужные вещи», лишь бы не платить, сами понимаете. И какую реакцию может вызвать «Мерседес» или «Фольксваген» на улицах Парижа, вы сами знаете. Партизаны затрахали, откровенно говоря. И Управление тоже. Даже масло и бензин и то не дают – покупай сам! Кстати, о масле и бензине… -он подмигнул, - Можно позаимствовать у вас пару баллонов, в знак дружбы наших подразделений? – раздался раскатистый хохот всех участников диалога.

Pain: - Криц Вильнер к вашим услугам фрау. Как ответственный за охрану склада я вынужден спросить у вас документы. - Вильнер? Криц? - С едва заметным удивлением переспросила немка. - Мне было доложено, что ответственным за склад является Гюнтер Браун. - Фрау сделала несколько медленным шагов вперед, обходя гестаповца, и продолжила говорить, не давая что либо возразить Крицу. - Вильнер... Вильнер. - Монотонно произносила Фрау Хамштайбель. - Я абсолютно не могу вспомнить этого имени. - Немка остановилась, и повернулась к Вильнеру. - Предъявите документы, герр Вильнер. - Ледяным тоном приказала Фрау, протянув ладонь, что бы взять у мужчины документы. - И вашего коллегу так же попросите их предъявить. Фриц! - Слегка повышенным тоном позвала Фрау своего водителя. - Заправь наш транспорт. Проверка здесь не затянется. Верно? - Фрау смерила колким вопросительным взглядом сначала полного гестаповца, затем Вильнера. - И проследи лично, что бы тебе предоставили самое лучшее топливо, а не разведённое подсолнечное масло. - Проговорила она с нотками презрения. - Говорят, что много чего творится здесь, в Париже. Что ополченцы создают настоящие проблемы, и учитывая то, что мне свыше предоставлена одна информация, а оказывается, что всё совсем иначе, то мне стоит сначала проверить вас. Вы ведь не возражаете? Верно. Проводите меня в пункт связи. Отправив Тату лично проверять замену топлива, Мишель расчитывала, что он сумеет закрепить где либо взрывчатку, предоставленную Аркадой. Проблема была в том, что по словам Шута, таймер взырва равен двум минутам, и то, что Аркада находится внутри грузовика. Впрочем, сейчас делом Мишель было занять офицеров Гестапо, а лгать глядя в глаза Камю умела. Но лишь тогда, когда это необходимо в подобных делах. Мишель радовалась тому, что её легкое волнение было скрыто голографическим покровом, и зная об этом, она смогла решиться на подобный трюк. Всё остальное зависело от Тааветти, и его способности водить "Ситроэн".

Arcade: Толстый гестаповец лишь презрительно сплюнул под колеса грузовика, смерив водителя еще одним нелицеприятным взглядом и полностью переключившись на разговор Фрау Хамштайбель и Вильнера. Глаза худого гестаповца опасно сузились и казалось, что еще секунда и он начнет шипеть прямо как настоящая кобра. Рука гестаповца медленно потянулась к кобуре пистолета, однако где то сзади раздался уверенный женский голос, наполненный такой силой и очарованием одновременно, что даже такая гадюка, как Криц только и смог что принять стойку смирно. - Надеюсь мой дорогой Вильнер, что вы не собирались расщехлять оружие в присутствии дам ? Я могла бы счесть такой поступок несоответствующим истинному образу рыцарского поведения ответственных за безопасность Рейха особ.Откуда то сбоку к грузовику подошла низкорослая женщина в прекрасно сидящей на ней костюме организации Наследия Предков. И глядя на ее походку, уложенные золотые волосы и легкую улыбку, можно было понять, что данная особа явно прекрасна знала с кем говорит. - Нет, конечно же нет Фрау Гильнец , я просто отряхивал свой плащ . Криц вытянулся, став еще тоньше и старательно строя из себя ничего не понимающего идиота, тогда как толстяк так же как- то враз подобрался и словно бы втянул свое непомерное брюхо, став в раз чуть ли не на половину меньше по размерам. - Ваш плащ как всегда великолепен Вильнер. Я думаю вас ждут у начальника станции , я краем ушка слышала, что криминалькомиссар Парижа очень хотел бы с вами переговорить о том, как стоит вести себя с арийскими женщинами. Гунт пожалуйста проводи его. Толстяк моментально подхватил Крица за руку, чуть ли не силой уводя его в сторону домика начальника склада , а Гильнец развернулась к девушке, на секунду посмотрев на водителя и игриво подмигнув Тааветти. - Ненавижу Наследие- Выдавил из себя Вильнер, уходя вместе с Гунтом в сторону домика начальника склада. - Люблю " Кугель ", они отличные солдаты, но разве у них снизили требования набора ? По- моему в батальон берут только от параметра в 194 сантиметра роста, впрочем может быть я и ошибаюсь , чего хотел от вас Вильнер ? Прошу его простить, но просто слегка педантичен и к моему сожалению совершенно не умеет общатся с дамами. Женщина поправила свои волосы, ловко отвесив улыбку парочке проходящих рядом солдат, которые заметно прибавили в своем и без того почти идеальном шаге. - Небольшая заминка, я думал вам не помешает помощь, но перепутал файлы... Эм, Елизабета Гильнец личная доверенная Фюрера в областях развития Арийского наследия и Евангелистики, прошу прощенья. Произнес виноватым голосом Аркада, стараясь передавать сообщение так, что бы его услышала только Мишель. - Вас недавно назначили ? Я не получила сообщения о вашем прибытии, наверняка подразделение бюрократических крыс Парижа, опять что - то напутало при переводе из Берлинского отдела, это разделение на две зоны ответственности меня убивает. Елизабета поправила свою форму , грустно и почти натурально вздохнув и по прежнему глядя на Мишель взглядом голубых и невероятно красивых глаз.

Pain: - Не беспокойтесь. Я привыкла. - Уже не так холодно как до этого, произнесла замаскированная Мишель. Для неё было некоей неожиданностью, встретить здесь, на складе в окупированном Париже женщину, особенно в высоких чинах. К счастью, Елизабета была настроена более дружелюбно, чем Вильнер, но то, что она носила такой же мундир, что и маскировочное поле Мишель, играло не на руку последней. Фрау Хампштайбель проводила взглядом удаляющегося водителя, и когда тот скрылся из виду, развернулась к Фрау Гильнец. - Как по мне, то не нам решать за тех, кто стоит выше нас по званиям. Вы не находите? - Смерив девушку слегка презрительным взглядом, ответила Мишель. Сейчас ей нужно было играть роль настоящего офицера Рейха, а не просто женщину в униформе и с большой властью. Мишель знала, что чем больше славить Рейх в присутствии арийцев, тем меньше ты будешь вызывать подозрений. Но разумеется, нельзя и палку перегибать в этом деле, иначе смекнут бравые сосисочники, что уж больно часто заладила птичка петь один мотив, и отправят её на мангал гестапо. - Я считаю, что политика, которую ведёт Фюррер, есть максимально правильной, и не следует сомневатся в их правильности, либо высказывать своё недовольство. А вашего любимчика Вильнера, я бы отправила в нужные органы. - Последине слова были произнесены достаточно недвусмысленное. Мишель явно вошла в роль, и потихоньку начинала боятся, что увлечётся ею. - Надеюсь вы понимаете, что телеграфные провода, почта и любые другие средства связи частично находятся под контролем партизанов? Сказать по правде, я не удивлена, что вы не были оповещены о моём приезде. Зато меня поражает то, что с подобным комендантом на складе как ваш Вильнер, мы до сих пор не потеряли все ресурсы. Проверять документы у представительницы Наследия. - Возмущённо прыснула Фрау Хамштабель, медленным шагом отходя от вероятного места взрыва, и ведя за собой Елизабету. - Но то, что эта свинья посмела сделать... Я обязательно наведу справки, на это жидовское отродье! Узнает он, как за пистолет хвататся при высших чинах! - Ну же, Тату... - Думала Мишель, продолжая медленно отходить от грузовика и от места взрыва. Остановившись где то в пятнадцати метрах от транспорта, Мишель остановилась, и медленно пошла обратно, слегка сменив траэкторию, и уже скрываясь за грузовиком от возможной взрывной волны. - Между прочим, как ваше имя? Доложите мне об общей обстановке здесь, на складе, и в Париже в целом.

Flying Finn: Тааветти бледной тенью маячил позади разговаривающих женщин, не решаясь что-либо сделать. Да и что ему сейчас, в принципе, делать? Да, нужно как можно быстрее активировать эти взрыватели, но… Когда все пошло немного не по плану, его это конкретно сбило с намеченного им же пути. Нужно идти к складу? Однозначно нужно. Кто ему это разрешал? Никто. А если возникнут вопросы? А что поделать, надо предпринимать хоть какие-то действия для спасения своей, и не только своей, шкуры. Он посмотрел на свой «Вальтер», добытый в бою с немецким офицером. Но сейчас лучше не стрелять. Слишком много шума… Он тут же спрятал свой пистолет, подмигнул Мишель и двинулся к складу. …Оказавшись внутри ангара, он тут же рванул к штабелю баков, наполненных взрывоопасной жидкостью. Знакомый запах низкооктанового бензина защекотал ноздри. Мутант быстро вскрыл одну канистру, щедро облил ей пол, плеснул остатки топлива на стены, вскрыл следующую, провел ту же операцию, потом еще одна… Наконец он схватил две канистры бензина и две – масла, с удовлетворением посмотрел на творение рук своих и прилепил взрыватель на бочку с резко пахнущей жидкостью. И что же делать дальше? Он опять встал в растерянности, не понимая, куда ему соваться дальше, и как отделаться от внезапно появившейся женщины. Ему было стыдно, что в этой каше погибнет невинная женщина (при условии, что все пройдет успешно и без заминок). Хотя какая она, черт подери, невинная? Скорее всего, она сейчас придет домой, и будет с наслаждением пить кровь христианских младенцев из черепов удушенных евреев… Успокаивая себя такими жуткими мыслями, финн вышел из ангара, таща за собой бочку с взрывоопасной жидкостью. Девушки не обращали на него ни малейшего внимания - по крайней мере, некстати появившаяся представительница Наследия разговаривала с Мишель, не ожидая подвоха. Он неторопливо заправил Ситроен, мысленно поблагодарив за нелегкую поездку, положил в кузов авто канистры… Черт подери, тут слишком много места. Баллоны будут перекатываться, и в самый неподходящий момент (а он непременно настанет) они рванут. Уж лучше в салон. Инвалид открыл дверь автомобиля, и загрузил туда емкости с топливом. Господи, тут же Аркада еще сидит… Он угрожающими жестами показал, что это добро лучше не трогать, тыкнул пальцем в сторону амбара, указывая, что детонаторы установлены, и прошептал, что им понадобится 5-7 минут, чтобы смотаться отсюда живыми и сравнительно невредимыми. Закончив свое черное дело, парень вновь застыл статуей позади ведущих диалог нацисток – одной настоящей и одной фальшивой – и скрестил пальцы, мысленно умоляя Мишель завершить этот диалог побыстрее.

Arcade: - Мой Вильнер ? На секунду задумалась Гильнец и в ее глазах заиграл маленький огонек азарта. Женщина спокойно продолжала разговаривать с облаченной в маскировку Мишель, спрашивая ее о всяких мелочах и в ответ получая шаблонные конструкции ответов о превосходстве Арийвской нации и Рейха в целом. Скрывшись за грузовиком Элизабета медленно развернулась, на секунду повернулась к представительнице Наследия спиной и развернулась вновь, зажав в своей правой руке пистолет. - Доложить тебе ? Милочка вы явно проходили в школе подготовки шпионов слишком мало времени. Элизабета уже собиралась нажать на курок, однако внезапно накрывшая весь склад взрывная волна поглотила склад и всех присутствующих без разбору , совершенно не разбирая кто из присутствующих хотел взрыва, а кто просто попал под горячую руку адских всполохов огня, сейчас весело пожирающих всю территорию склада. Откуда то сбоков бежали уцелевшие солдаты, подняла окрававленную голову Элизабета, отхаркиваясь кровью попытался встать Фриц, куда сильнее стукнуло головой Хамштайбель - она потеряла сознание . Откуда то из обломков весело горящего грузовичка с умел вылезти сильно помятый Аркада. Впрочем он не успел сказать ни слова и был оглушен метким ударом приклада. Через мгновения боль заставила Фрица окончательно потерять связь с реальностью и погрузится в сладкий сон безмятежности... Здание военной комендадутыры парижа. Нижние уровни. - Так, так. Кугель значит. Господи кто назвал этого парня Фриц ? Глупое имя. Прозвучал в сознании Тааветти такой знакомый, наполненный нотками веселья голос. - Да уж. И вторая тоже хороша, что Наследию делать на складе горячих материалов ? Впрочем сейчас мы все узнаем, смотри они кажется приходят в себя. В лицо Тааветти прыснули водой явно не самого лучшего качества и бывший Фрий наконец увидел перед собой ухмыляющиеся, и уже настолько знакомые ему рожи Гунтера и Вильнера. Неподалеку от них, крепко прикрученная к стулу медленно приходила в себя Мишель. - Кто вы ? Кто вас послал совершить диверсию ? Отвечай свинья. Кулак Гунтера врезался в скулу Тааветти прибавляя к музыке боли еще одну заметную ноту. С первых же моментов можно было понять, что Тааветти и Мишель влипли, его обыскали и что было самым противным, протезы Тааветти валялись в стороне, а при нем не было ни ножа, ни документов, ни оружия. - Кто вас снабдил этими странными штуками ? Что это ? Какое у этого применение ? Продолжал бесится Вильнер, указывая на маленькие пластинки - взрывчатки в своих руках и на протезы Тааветти. Маскировочных устройств не было, однако голосовые передатчики спрятанные за ухом Тааветти исправно продолжали работать, поэтому он и уже очнувшиеся Мишель по - прежнему могли понимать немецкий язык. - Ну что ж. Если ты не начнешь отвечать мне сейчас же, я прикажу разделать тебя по частям словно свинью. да ты и есть самая настоящая свинья. Жирная, повстанческая свинья ! Густав, твоя работа. Ударив Тааветти по лицу еще раз Вильнер и Гунтер вышли, а в маленькую комнату для допросов ввалился явно страдающий ожирением детина в майке SS и явным запахом застарелого пота, смешанного с прокуренным напрочь голосом и непомерными размерами кулачищ здоровяка. Наверное это и было бы концом столь непродолжительного путешествия, однако через минуту дверь снова открылась и замахнувшийся кулаком Густав упал на пол, смотря на Тааветти аккуратной рукояткой ножа торчавшей из его широкого лба. Размытый силуэт незнакомца- спасителя подошел к Тааветти развязывая сдерживающие его веревки и следом переключившись на освобождение Мишель. - Можете звать меня Жюль. Все распросы потом, сейчас нам нужно отсюда выбиратся. Вынув откуда то несколько пистолетов Жюоль молча протянул их новым знакомым.

Pain: Мишель медленно открыла глаза, и тусклый свет неприятно начал их резать, добавляя в жуткому шуму, тяжести и боли в голове, очень неприятный и стойкий оттенок. Перед ней, повернутый боком, сидел Тааветти, лишенный голографического прикрытия, а это означало, что их поймали, и о том, что с ними сделают арийские выродки, лучше было не думать. Перед сидящему с заведёнными за спину руками Тату, распологалось двое мужчин, достаточно знакомых Мишель, что бы даже сквозь головную боль и помутнение, узнать их. Вильнер, а второго Мишель не запомнила... Мысль о том, что по отношению к ней, он не будет себя сдерживать во время допроса, промелькнула тупой болью в голове, а от хлесткого звука удара, боль в голове вспыхнула словно пламя на спичке. Француженка закрыла глаза, поморщившись от боли, и перед ней сразу возник образ женщины в чёрной форме, с пистолетом на готове. - Доложить тебе ? Милочка вы явно проходили... - Её самодовльный насмешливый голос стихал с каждой произнесённой буквой, но Мишель и не пыталась прислушиватся. Со всей этой ситуацией и болью после легкой контузии, одарённой было не до этого. Открыв глаза, Мишель вдруг затошнило, поскольку картинка перед ней поплыла, а крики Вильнера доносились до её сознания грубыми отрывками сквозь давящую тишину. Девушка снова закрыла глаза, начиная притуплённо ощущать боль в запястьях. Опять резкая вспышка, в которой отразился взрыв топливного склада. От давящей боли в голове, хотелось заново потерять сознание, и прийти в него лишь когда всё кончится. Бедный Тааветти... Ему сейчас ещё тяжелее, поскольку его ко всему ещё допрашивают. Мишель чувствовала сквозь болевые толщи в голове, что Тааветти долго не продержится, и она пыталась верить в то, что случиться чудо. Аркады поблизости не было, и у Камю возникла мысль, что сорванцу удалось выбратся со склада, и, возможно, он что то предпримет. Но когда Толстый и Тонкий вышли из комнаты, и в неё вошла ошибка природы и акушера, который сразу же не прирезал подобную мразь ещё при рождении, девушка стала беспокоится ещё сильнее. Времени на то, что бы разрезать путы могло быть достаточно, но сможет ли она что либо сделать подобному существу, когда освободится? Впрочем, Мишель уже пыталась высвободится, однако сосредоточится было очень трудно по известным уже причинам. Но произошло чудо! Каким то образом, в комнате очутился французский повстанец, который, войдя в комнату, мигом засадил нож в лоб Густава, и представившись Жюлем, начал развязывать Тату, затем Мишель. Всё, что тсало происходить далее, и всё что Мишель стала делать, происходило для неё в притуплённом и скорее автоматическом состоянии. Картикна больше не плыла перед глазами, и Мишель попыталась встать. Ноги тут же подкосились словно ватные, и успев ухватится за спинку стула, на октором сидел Финн, одарённая смогла не упасть. Правда от подобного, её тут же стошнило на грязный пол, а во рту появился ещё и горький привкус желчи. Не говоря ни слова, Мишель, опираясь одной рукой на спинку стула и тяжело дыша, стояла, согнувшись, и когда Жюль предложил ей пистолет, не раздумывая взяла его свободной рукой. - Таа.. Ты как? - Выдавила из себя одарённая, что бы начинать постепенно приходить в порядок. Она медленно выпрямилась, и провела ладонью по окровавленному лбу и волосам, вызывая странную помесь приятного ощущения и раздражительной боли. - Спасибо. - Произнесла девушка на французском, и глубоко вдохнула зловонный воздух через ноздри. - Помогите ему... - Снова обратилась она к Жюлю, не глядя на него. Мишель явно подразумевала ситуацию с протезами, поскольку она была не в состоянии в данное время оказать Тааветти с этим помощь. - Как мы выберемся из... Тюрьмы, штаба, где мы?

Flying Finn: Порой парень нутром чувствовал, что дело может принять неприятный оборот, и ему мало не покажется. Разумеется, в окружении вооруженных нацистов невозможно чувствовать себя в безопасности, но, тем не менее, он ощущал эту напряженность всеми клеточками своего покалеченного тела. Финн с дрожью ждал развязки всей этой истории, и интуиция, как можно некстати проснувшаяся в его разуме, говорила о том, что все закончится не так замечательно, как хотелось бы. Так оно и вышло – не успел Айрикайнен что-либо понять, немка направила пистолет на Мишель. Тату не знал, о чем они говорили, но дело пахло керосином. Он выхватил свой «Вальтер», отбитый в неравном бою у того офицера, и направил на фашистку, чем выдал себя с головой. Скандинав никак не мог заставить себя нажать на курок, а особенно, выстрелить в женщину… Он «завис», не зная, стрелять ли ему, или просто припугнуть. Оказалось, что отобрать жизнь у человека не так-то и просто, и его опыты в компьютерных стрелялках тут просто пшик. А финн наивно полагал, что в случае чего сможет без колебаний пристрелить врага… Раздался громкий хлопок, и взрывная волна словно ударила по глазам Тааветти. Он ничего не видел, но чувствовал жар, исходящий со всех сторон, и сильную боль. Черт бы побрал этого Аркаду! Боже, как больно… Он лежал на спине, глядя мутными глазами в огненное зарево. "Быстрее бы все это закончилось…" - подумал инвалид и потерял сознание. Пробуждение наступило так же внезапно и неприятно – он очнулся от резкого удара по лицу. Бывший раллист с трудом открыл глаза, и вопросительно посмотрел на нанесшего ему удар мужчину. Хотя перед глазами все плыло, и было трудно узнать этого урода, но финн сразу понял, что перед ним его старые знакомые – толстый, тонкий и эта блондинка. Имен он уже и не помнил, но это было неважно в сложившейся ситуации. Он попробовал пошевелить затекшими руками, но они было крепко связаны за спиной. Парень опустил голову, и его накрыла волна страха – протезы куда-то исчезли, а это значит, что он абсолютно беспомощен. Они уничтожили его протезы. Черт подери, это был финиш. Куда эти твари дели его протезы?! -Какие… Странные штуки…? - его собственный голос казался одаренному чужим, и посмотрел на направление, в которое фашист тыкал своим тощим пальцем. Это были его протезы! У него чуть отлегло от сердца, но мысль, что они ему уже никогда не понадобятся, не давала парню покоя. -Это мои ноги, кретин… - финн нервно закашлялся, чуть ерзая на неудобном стуле. Где Мишель? А где Аркада? Ох, он бы сейчас ему всыпал… Он снова заерзал и непонимающим взором уставился на немца, беснующегося перед своим пленником. Мутант в своем нынешнем состоянии не понимал этот мерзкий язык даже через переводчик, но слова «свинья», «резать», и «по частям», к своему несчастью, он прекрасно понял. И судя по настроению этой сволочи, он не шутил. Но что ему рассказать? Что он и сам не знает, как сюда попал? Что он сам рад убить Аркаду? Рот его непроизвольно открылся, и Таа в этот момент напоминал рыбу, вытащенную из воды – он нелепо хватал губами зловонный воздух, не зная, что сказать. Ему сейчас наступит конец, и не в настоящем времени, а в прошлом. А как он вернется в настоящее? По кускам? Господи Боже, он еще хочет пожить! -Нет, стой… - только начал одаренный, но уже было поздно – в хибару ввалился здоровенный детина, чьи недружелюбные намерения были написаны на его лишенном подобия интеллекта лице. -Стойте!!! – финн зарыпался на стуле, отчего тот опасно накренился, - я все скажу!!! Стул упал на пол, и парень больно ударился головой об пол. Нет, только не это… Дверь снова распахнулась, и послышалось оглушительное «бабах!». На одаренного пристально смотрели глаза жирного фашиста, а в голове торчала рукоятка ножа. -Пресвятые угодники! – взвизгнул Тааветти и затрепыхался на своем злополучном стуле еще сильнее, - Что тут происходит?! Незнакомец подошел к нему и завозился с веревками, удерживающими руки пленника. Он с удовольствием пошевелил затекшими руками, благодарно кивнул и пополз к своим протезам. Это оказалось весьма сложно – ослабевшие руки с трудом держали его тело. Он упорно полз, несмотря на ноющие руки, и неловко прицепил вожделенные ноги обратно. -Спасибо тебе, ага… - с усилием пропыхтел парень и остался так лежать на деревянном полу, не чувствуя сил и желания двигаться дальше.

Arcade: Здание военной комендадутыры парижа. Нижние уровни. Глядя на девушку Жюль лишь отрицательно покачал головой . - Он должен справится сам. Своими действиями я позорить его честь- Жюль говорил на странном смешанном языке созданном судя по всему из немецкого и несмалой примеси французского языков. Сам Жюль был худощавым, облаченным в обычный пиджак и брюки мужчиной, носившим обычную фетровую шляпу под цвет синего костюма и какой- то пояс на котором виднелось множество самых различных кармашков. Посмотрев что второй соратник девушки справился с задачей Жюль протянул девушке несколько запасных патронов, их хватило бы на одну, может быть на две обоемы для шестизарядного пистолета. Сам же пистолет был стареньким и явно видавшем многое на свое веку, однако вполне работоспособным если не учитывать стесавшуюся мушку. Выругавшись по французски и плюнув на жирную харю фрица, Жюль присел рядом со вторым незнакомцем. - Вставай. Нужно идти. Нужно. Еще раз посмотрев на незнакомца Жюоь встал повернувшись в сторону девушки. - Мы в военной комендатуре Парижа. Мы называем это место Последний дом. Потому что отсюда еще никто не возвращался. С вами был третий - его увезли в штаб- квартиру Гестапо , ему сейчас помочь нельзя. все остальное потом, нам нужно отсюда выбиратся и как можно скорее. Я первый, буду вести вас, он в середине а ты замыкаешь. Прорываемся быстро и как увидите грузовик у входа он наш, нужно сматыватся пока они не хватились пленных. После этих слов не дожидаясь ответа своих соратников Жюль нырнул за дверь, стремглав помчавшись по коридорам и петляя словно выучил весь путь наизусть. Иногда он останавливался у поворотов, что бы посмотреть идут ли пленные за ним, и старался миновать патрули и случайных офицеров идущих по своим делам. Прорываемся до момента как нырнем в грузовик . Оценивается не только аш прорыв но и умения хитрить. На пути вам встретится два офицера идущих по главному коридору, курящий у входа охранник солдат и несколько ( не более 3 ) солдат в коридорах ) Описываем как справляемся с ними и ныряем в грузовик. Можно отыгрывать действия Жюля, однако убивать им всех и вся запрещенно.

Flying Finn: В голове испуганного и ничего не понимающего финна вертелась одна и та же мелодия, словно проигрываемая испорченным магнитофоном. Он вспомнил, что когда ему было лет 10, у них был магнитофон, подаренный кавалером ее сестры. Тату порой тайком прокрадывался в ее комнату, вставлял кассету с парой-тройкой мелодий, неизвестно как попавших в его загребущие руки, и слушал. Это были песни Стефано Джентиле, насколько мог вспомнить Айрикайнен. И одна из этих песен регулярно всплывала в его памяти, особенно когда ему было совсем худо. Он никогда бы не смог настучать или напеть эту мелодию, но она практически полностью «проигрывалась» в его огретой нацистским сапогом голове. В глазах периодически темнело, и эти цикличные завывания в голове казались ему похоронным маршем. Трость выскользнула из его ладони и с противным визгом проехалась по полу. Если бы раллист был в нормальном состоянии, то он бы обеспокоился создавшимся шумом, но сейчас ему было все равно. Голова приятно закружилась, что казалось странным – его общие ощущения были весьма и весьма неприятны. Парень ухватился свободной рукой за стену и тяжело задышал. Впереди маячили его новый знакомый Жюль и Мишель. Они перекинулись парой фраз на французском, которых инвалид все равно не понимал, повернулись к застывшему вдали парню и, судя по их действиям, решили подождать его. Тот, в свою очередь, старался не отставать. Ну а что, ему говорить, «Оставьте меня здесь, спасайтесь?». Конечно, он не любил себя, но и так дешево продавать свою шкуру не хотелось. Проходящие мимо офицеры подозрительно косились на едва волочащего ноги финна, качали головой и шли дальше по делам. Солдаты что-то сочувствующе бубнили и с недоверием смотрели на странные для двадцатого столетия вещи. И без них тошно… А куда вообще их ведет этот лягушатник? Надо с ним быть поосторожнее, но у мутанта не было желания и сил задуматься над этим. Очередной солдат особенно подозрительно посмотрел на разбитую губу парня, на его разодранные джинсы, на белую футболку со следами крови, и затормозил напротив Тааветти. Карие глаза нациста с испугом и интересом смотрели на скандинава, с трудом стоящего на земле. Он «завис», не зная, как ему поступать дальше – двигаться по своим делам или доложить начальству о странном госте. В его зрачках таилось противоречие – ничего не предпринимать или сделать что-нибудь, а потом его, вероятно, повысят? Солдат чуть отошел на расстояние, и финн, даже будучи в таком состоянии, по нерешительному поведению служивого понял, что тот безоружен. Как такое могло произойти на складе, кишащем вооруженными нацистами, блондин не понимал. Солдат прошипел что-то вроде «доложить» и драпанул прочь от мутанта. Тот незамедлительно достал пистолет – конечно, ему плохо, но желание дальше жить пересилило слабость в конечностях, - и сделал выстрел в спину бегущего солдата. -Надо носить оружие… - развел руками Айрикайнен, глядя на удивленных таким поступком Мишель и Жюля, - Давайте выбираться отсюда быстрее… Двигайтесь же, ну! – прикрикнул сам едва волочащийся по коридорам Тату.

Pain: - Неожиданно. - Произнесла Мишель, с лёгким изумлением в мутном от встряски взгляде. Именноа так она прокоментировала убийство, которое совершил Тату. Девушка не ожидала, что парень вообще как-то прибегнет к железной штуке в его руке под названием пистолет, поскольку не казался ей способным на подобные поступки. Но судя по всему, далось Тааветти это не так уж тяжело, как стоило ожидать. Впрочем, они обсудят всё будучи в безопасном месте. На выстрел должны были сбежатся остальные солдаты, что находились поблизости, потому Жюль повёл гостей из будущего в ускоренном темпе, и больше им не приходилось крастся и прятатся, поскольку в штабе началась пальба. Это могло плохо кончится для спасавшихся, если бы от выхода они были дальше, чем сейчас. Это означало, что они бы попросту не добрались, и их-бы застрелили, но сейчас время было на стороне "французов", и пристрелив ещё парочку солдат, Жюль выбежал из штаба, ведя за собой тех, за кем он судя по всему пришел, и он быстро нырнули в грузовик, действуя по плану француза. - Итак, мсье Жюль. Быть может, расскажете нам, кто вы, как вы попали внутрь центра нацистов в Париже, и зачем вы нас вытащили? Знаю, это отвратительно. Простите...

Arcade: Грузовик свернул в одну из многочисленных подворотень Парижа, вся прелесть которого состояла в том, что сам город надстраивался бесчисленное количество раз , создавая мелкие улочки, подворотни и закоулки , что играло на руку силам Сопротивления и осложняло жизнь оккупантам. Правда гарнизон Парижа и не старался совать свой нос в эти подворотни , предпочитая контролировать основные улицы , склады снабжения и центр города и закрывать глаза на мелкие операции повстанцев , обеспечивая карательные миссии только за настоящие диверсии. К несчастью операция проведенная Жюлем оказывалась в числе последних. Черный проем внутреннего гаража проглотил неприметный грузовик и Жюль так же молча сопроводил Мишель и Тааветти в обустроенный по всем правилам повстанческого движения ии сильно раздувшийся в размерах подвал. На удобном диване сидел человек пожилого возраста с пробивающимися сквозь его шевелюру серыми волосами, выдающими его возраст не смотря на довольно крепкое телосложение. Однако самым неприятным наверное было то, что этот человек был одет в форму майора войск Вермахта. - Не волнуйтесь это не очередная засада, прошу вас присаживайтесь. Я понимаю что вам нужно было бы отдохнуть, но сначала мы вынуждены с вами поговорить. Меня зовут Альфред Бэк и я действующий майор общевойсковой группы бригад ПВО , прикрывающих Париж от налетов авиации союзников. Бэк дружелюбно улыбнулся, пожимая руку французскому другу и попросив кого- то принести гостям что - нибудь что можно было бы выпить и закусить. - Ну и наделали вы шороху в военной комендатуре я вам скажу. Эта операция стоила нам жизней трех кротов и Гестапо вместе с отделами криминалькомиссара Парижа и силами внутреней безопасности и SS наверняка устроят грандиозную облаву. Так что пока вам придется остатся в нашем обществе, но я хотел бы знать что вы можете сказать насчет него ? На стол легка фотогафия избитого до полусмерти мальчишки с рыжей шевелюрой рыжего цвета. - Вчера его доставили в Эксперементальный сектор SS лично на блюдечке к Гансу Крамелю. Наш человек не смог подслушать ,о чем они говорили , но там был разговор о каком- то новом оружии такой мощи, что по сравнению с ним эксперементальные образцы новейшего тяжелого танка V100 просто игрушка. Я полагаю этот паренек был с вами , это доказывают результаты наблюдения так что полагаю ваш рассказ будет очень интересным. Бэк по прежнему дружелюбно смотрел на Мишель и Тааветти, однако сбоку них несколько охранников держали наперевес винтовки а один был вооружен трофейным автоматом MP-40, да и сам Жюль держался настороженно и был готов к немедленным действиям.

Lonely Shepherd: Грузовик нёсся по узеньким улочкам Парижа, пронося мимо пейзажи, коих Мишель никогда бы не увидела, не попадись она в этот неудачный эксперимент сумасшедшего мальчишки, которого природа наделила слишком большим умом, слишком богатой фантазией и слишком прыткой способностью учиться. Вот бы его навыки, да в нужное русло, вместо того, что бы тратить их на убийства невинных граждан и на тяжелые, по сути, бессмысленные испытания для различных сверх-людей. - Как ты, Таа? - Спросила Мишель у финна, который сидел рядом, на привычном его слуху английском. Девушка продолжала сжимать пистолет в ладони, от чего металлическая рукоять стала тёплой и влажной, впрочем, как и сама ладонь одарённой, которая уже больше восьми минут не размыкалась. Девушка знала, что их везут на базу. Но вот на чью базу? Жюль выдал себя со своим немецким, и это могло значить лишь одно - он являлся немцем. Посчитав, что лишь французы способны совершить диверсию на немецкий склад Парижа, он начал говорить с ними на французском, и так же назвался французским именем, что бы лучше войти в доверие к неизвестным диверсантам. Но судя по всему, французский он знал не так хорошо, потому, что всего через несколько фраз, стал употреблять немецкий, словно это был его родной язык, ориентироваться на котором ему было проще. А символичный плевок на убитого фашистского садиста, скорее всего, являлся лишь ещё одним ходом для втирания в доверие. - Скорее всего, это ренегат. - Негромко сказала француженка Тату, всё на том же английском, догадываясь, что английского, солдат ещё знать не мог. - Всё будет хорошо. - Мишель ободрительно улыбнулась парню, зная о его склонности впадать в нервозную панику. Да и просто, Камю хотела поддержать друга, ведь хорошая мораль никогда не бывала лишней. Они въехали в неприметный гараж, погружаясь в полную темноту. Девушка подсознательно сжала рукоять пистолета покрепче, и приготовилась ко всему, что могло бы произойти. Головная боль постепенно уходила, хоть Мишель знала, что ей потребуется продолжительный сон, что бы прийти в полный порядок. Сон, и вкусная горячая еда. Но ничего ужасного не произошло. Жюль лишь молча вышел из грузовика, и на ощупь взял прикреплённую к подножке грузовика керосиновую лампу, зажигая её, и тем самым освещая не слишком просторный гараж, в котором сильно пахло сыростью и топливом. Одарённая вышла из грузовика, и направилась вслед за Жюлем, свет лампы которого бликами озарял гараж, и найти путь было не трудно. Они прошли к пошарпанной и запачканной краской металлической двери, которая вела вглубь подвала. Спустившись по коротким ступенькам вниз, в нос Мишель ударила странная смесь сырости и затхлости одновременно. Пройдя по тесному коридору, они вошли в очередную, но уже деревянную дверь, проходя в относительно небольшую комнату подвала, у дальней стены которого стоял диван, на котором восседал, исходя из формы, немецкий офицер. Одарённая почувствовала, как тёплый металл рукояти пистолета врезается в кожу ладони. Мишель посмотрела на Тааветти, и они прошли вперёд, наблюдая за тем, как офицер встаёт, что бы пожать руку Жюлю, и слушая, представление немца. Одарённые встали в паре метров от дивана, на котором сидел до этого офицер. Завидев подошедших "гостей", пожилой приказал одному из солдат принести чего-нибудь съедобного. Мишель огляделась по сторонам, оценивая количество солдат и их вооружение, так же не забывая о возможных путях отхода. Одарённая так же слушала, что им рассказывал немец. Пока что, поводов для паники или экстренных действий, у одарённых не было, но всё же быть наготове следовало. В отличии от разнеженного условиями пребывания в Париже а так же не малым запасом еды, воды и ночлега Альфреда, Мишель и Тааветти были абсолютной противоположностью ему сейчас. Не прошло и суток, а Мишель уже чувствовала себя уставшей и истощенной, даже не смотря на свою природную повышенную выносливость. Потому она даже не хотел думать о состоянии финна, представляя, каким он может быть уставшим и истощённым. Именно потому, добродушной, тёплой и весёлой беседы, лично от француженки, ожидать сейчас не стоило. Она лишь молча, стояла и слушала офицера, держа заряженный ещё в штабе немцев пистолет, который, по сути своей, угрозы особой не предоставлял ввиду своей дряхлости и старости, но для устрашения подходило бы любое дуло. И каким бы закалённым солдатом не был бы каждый из присутствующих, от вида чёрной дыры дула огнестрельного оружия, каждый сто раз подумает, прежде чем что либо предпринимать. Внезапно, Бэк заговорил о Аркаде, и тут же предоставил фото избитого Аркады, от вида которого у Мишель сердце облилось кровью. Это кровавое лицо мальчика без промедлений вызвало те острые, жгучие и невыносимые воспоминания о содеянном несколько лет назад, чего одарённая никогда себе не простит. Мишель на несколько секунд впала в подобие транса, упёршись взглядом чуть выше лежащей фотографии. Мишель пыталась прогнать, запрятать обратно, в глубокие недра разума эти воспоминания, но это всегда было сложно сделать. Однако названное имя - Ганс Крамель, отвлекло француженку, и позволило ей снова вернуться к беседе. - Крамель? В голове вспыхнул отрывок из недавних воспоминаний. Они ещё находились в грязном переулке, и Аркада, повествуя о Крамеле, показывает его изображение на своём компьютере. - Это тот, кто нам нужен. И если Аркада там... - Нам нужно попасть в Экспериментальный сектор. - Абсолютно серьёзно выпалила француженка на родном языке, пронзительно глядя на немца.

Arcade: Бэк услышав слова девушки переглянулся с одним из своих людей, молчаливо спрашивая серьезно ли говорит девушка или она просто пошутила на почве перенапряжения. - Прошу вас сядьте, вы вероятно очень устали и наверняка нуждаетесь в отдыхе, поэтому сейчас мы не будем вести разговоры, а подарим вам пару часов нормального человеческого сна. Да и вашему другу наверняка нужен уход врача. Жюль пожалуйста распорядись, а мне нужно возвращатся, там наверху уже наверняка такая шумиха. Немецкий офицер встал, учтиво поклонился даме и вышел по своим делам, оставляя подполье на попечение Жюля. После уставших путников ждал хороший и крепкий сон, стоило их головам коснутся подушки уже ничто не могло вырвать их из цепких лап Морфея, а на следующее утро, после чашки горячего чая, легкой закуски кусочками хлеба с тонко нарезанной колбасой и яйца, гости выглядели явно намного лучше. Впрочем в основном зале их уже ждал явившейся и явно взволнованный Бэк, старающийся однако не выдать свое расстройство и явно бессоную ночь. Он о чем то общался с парой солдат, однако после того как заметил Мишель отозвал людей по делам, жестом предлагая девушке присесть и здороваясь в манере старой прусской армии- учтивым и достаточно глубоким кивком головы. - Мое почтение юная фрейляйн. Я надеюсь ваша ночь была более спокойная чем моя, так как Гестапо сегодня не дало спать всему городу. Мишель действительно могла слышать рассказы повстанцев о том, что ночью была большая облава. В город даже приезжали части из ближайших предместий Парижа и все солдаты явно кого- то искали. А уж история Бэка о том, что криминалькомиссар Парижа получил за бегство двух важных пленников строгий выговор волей неволей заставлял относится к ситуации серьезно. - При нашей последней встрече вы говорили о необходимости вторжения в Экспериментальный сектор. Но я уверяю вас, это абсолютно невозможно. Он находится в самом центре замка Кольниц и охраняется специальным охранным батальоном чей истинной численности незнаю даже я. Пребавьте к этому многочисленные силы местной полиции, отделения Гестапо и служб внутренней Имперской безопасности и вы поймете почему я решительно против вашего плана. Поймите, за все то время, что мы организовали сопротивление мы ни разу не смогли пробится даже за внешний периметр этого сектора, хотя само расположение сектора нам известно, но вероятность заслать туда своего человека равна нулю. У меня реквизировали целую батарею тяжелых зенитных орудий, поэтому даже авиация не сможет нанести центру критических повреждений. Да и как говорят, большая часть сектора находится под землей, прикрытая восемью метрами бетона 501 марки. Однако, расскажите мне больше об этом странном мальчишке, ведь если им заинтересовался Крамель, значит дело серьезное. Бэк сложил руки в замок, пристально смотря на Мишель и время от времени потирая невыспавшиеся глаза. Было видно, что выдержка Прусака сейчас вела откровеннуб борьбу с бессоницей и явным переутомлением, однако долг офицера был для немца франзуцского происхождения превыше всего.

Flying Finn: У каждого человека порой бывает такое состояние, когда мозги совершенно не желают работать, а конечности - шевелиться. Остается только тупо пялится в одну точку и осознавать те вещи, на которые бы никогда не обратил внимание, будучи чем-то занятым – как часто вырывается дыхание из груди, как моргают усталые глаза, как что-то медленно белое проплывает мимо, едва пульсируя. Именно такое сейчас ощущал безумно уставший Тааветти, у которого было лишь одно желание – добраться до мягкой кровати, рухнуть в нее и уснуть… При воспоминании о мягкой перине у него противно свело ноги, которые тоже жаждали отдыха. Парень уперся лбом в грязное, пыльное стекло грузовика, чувствуя, что из щели у окна очень сильно дует. По спине пробежали мурашки, и ему стало еще более противно и неуютно даже от понимания того, что он находится тут, в Париже. О Боже, если он выживет, и кто-нибудь ему предложить поехать в «романтическую столицу», он даст тому кретину прямо в морду. Как же он ненавидит эту ноющую боль, промозглый холод, и ощущение безнадежности всего мероприятия. Автомобиль затормозил, и финн с трудом оторвался от своих размышлений. Что, уже все? Он мог ехать так целую вечность, глядя в мутное стекло на унылые серые кварталы… Инвалид не хотел лишний раз напрягать свои ноги, но ему пришлось встать и двинутся вслед за Мишель и их спасителем. Думать о том, что все это могло быть подставой, раллист не хотел, и, в отличии от себя обычного, который никогда не мог отогнать от себя плохие мысли, сейчас он смог избавиться от дурных предчувствий. Все, на чем он мог сконцентрироваться – это его дикая усталость и слабость. Парень не понял, что ему сказала Камю, но он даже не хотел переспрашивать ее о сказанном. Пусть все будет как есть, а там… А там посмотрим. На негнущихся ногах финн шел к обшарпанному, узкому гаражу, проклиная про себя все на свете. Он был удивлен, как с нацистами, сделавшими все это, еще ничего не произошло – он обкладывал их такими выражениями, что пожелание мучительной смерти, пожалуй, было самым мягким из них. С трудом преодолев несколько скользких ступеней, идущих вниз, раллист оказался в подвале. Он не понимал, зачем они тут нужны, но раз они здесь – значит, так надо присутствующим. Даже седовласый мужчина в нацистской форме не насторожил его, настолько сильно было его желание отдохнуть. Мысли о теплой кровати были слишком навязчивы, чтобы позволить чему-то другому завладеть его разумом. Военный что-то долго и настойчиво объяснял новичкам, обильно жестикулируя, что было более характерно для уроженцев Франции, нежели для немецких офицеров. Он достал из кармана фотокарточку и повернул ее лицевой стороной к француженке и финну. Тот на мгновение встрепенулся и уставился на картинку, не веря своим глазам - на темно-белом снимке был запечатлен избитый до полусмерти Аркада. Лицо Айрикайнена непроизвольно перерезала довольная ухмылка – справедливость восторжествовала! Он даже посочувствовал тем, кто сделал это, и решил, что он с удовольствием присоединился бы к избивающим. Парень так и сидел до конца их разговора с офицером, думая то о отдыхе, то об Аркаде. …Утро встретило его пасмурной погодой и привычной ноющей болью в конечностях. Неужели все это было сном? Тату очень надеялся, что это было так. Прошедший вечер он помнил фрагментарно, урывками, но одна деталь засела в его голове крепко-накрепко – фотография избитого рыжего мальчишки. Он сладко потянулся, смакуя эту жестокую картину в своей памяти, и стараясь не обращать внимания на усиливающуюся боль в ногах. Господи, так это был не сон… И то лекарство Аркады перестало действовать! Этот факт подействовал на него, как ушат холодной воды. Нет, нет, так же он не сможет перемещаться! Парень суетливо, не успев одеться, натянул на себя протезы и попробовал сделать пару-тройку шагов. Конечно, у него это вышло, но труд, затраченный на эти простые движения, был неимоверен. Черт подери! Из груди вырвалось что-то, напоминающее яростный рык. А как они выберутся из этой заварушки без Аркады? Походу, зря он так радовался его избиению… Раллист обхватил голову руками, готовый расплакаться от своего бессилия. Через полчаса он вышел в общий зал, растерянный и помятый после сна. Инвалид не прислушивался к словам мужчины, думая лишь о вновь возникшей фантомной боли. Чем ее унять или хотя бы притупить, чтобы она не была настолько назойливой? Надо найти Аркаду любой ценой, и найти у него то средство, а иначе ему, Тааветти Айрикайнену, будет крышка.

Red Skull: Закрываем сюжет за отсутствием желания дальнейшего отыгрыша.



полная версия страницы