Форум » Альтернатива » " Ярость Дракулы " » Ответить

" Ярость Дракулы "

Dracula: " Ярость Дракулы ". 115 сюжет, сюжет Вне времени. Суть - 5 храбрецов попадают в прошлое, где... Лондон. 1898 год. На мрачных и туманных улицах практически никого нет. Люди боятся выходить из своих домов, с тех пор как граф Дракула снова начал свое кровавое шествие по Европе. Европа в страхе покоряется темному властителю вампиров. Лишь пятеро храбрецов бросили вызов злу. Удастся ли им освободить Европу от гнета сил тьмы, зависит только от Вас. В готической приключенческой игре «Ярость Дракулы» один из игроков примерит на себя роль графа Дракулы( ведущий ) , а остальные, четверых Охотников, знакомых всем по романам Брема Стокера. Целью Охотников служит поимка и уничтожение графа. А сделать это ой как не легко: у Дракулы богатейший набор умений и приемов… он может стать оборотнем или нетопырем, может запутать след или наслать на преследователей полчища крыс. Но его уязвимое место – свет. В дневное время суток граф практически бессилен, хотя все равно очень опасен. Нужно иметь очень хороший арсенал, чтобы убить злодея… или положиться на удачу и смело идти в бой с одним заточенным колом. Участники В игре играют 5 участников, каждый из которых будет обладать специальными способностями ( они случайным образом раздаются на начале игры ) Ведущий- Аркада. ( От профиля Дракулы ) Виндхэм ( Эволюционист ) ученный . Лара Крофт Блейд . St. Andersen Wanderer Особенности. Ярость Дракулы - детективная игра и найти Дракулу будет очень непросто, на огромной интерактивной карте, вам предстоит напасть на след графа и выследив его уничтожить злодея в его логове, но учтите что с протяжением времени Граф становится сильнее и промедление в прямом смысле слова подобно смерти. В ходе игры вам встретятся многочисленные ловушки, шпионы пытающиеся вас запутать а так же целые орды защищающих Дракулу нетопырей. карта на которой игрокам предстоит играть. [more] [/more] * все обозначения на карте есть, по дорогам передвигатся можно сразу на несколько локаций но за это придется платить, пешком только на одну локацию из порта можно попасть в любой порт. * советуется скопировать карту и смотреть ее под увеличением т.к простите но не смог найти карту в более большом формате. Игра будет вестить от профиля Дракулы, но писать лучше на профиль Аркады ( я на нем чаще )

Ответов - 53, стр: 1 2 All

Blade: Блэйд начал по немного отходить от горячки. Голова раскалывалась, и Брукс не сразу понял, что произошло «Ах, что со мной было?!». Он упал на колени, прикрыл ладонями лицо «Что же я наделал» и так простоял минуты две. Брукс окончательно очнулся от горячки, но голова не перестала раскалываться. А осознав, что он мог, кого ни будь убить из своих друзей, ему стало стыдно. – Простите меня,- больше Блэйд не смог вымолвить ни слова. Он смотрел на своих друзей в надежде, что они его простят и когда увидел выражение их глаз, то понял – они не держат на него зла. Встав на ноги, Блэйд начал осматривать квартиру, оценивая ущерб, который в основном он причинил. Увидев рану Лары, Блэйд ещё сильнее удивился. – Это я сделал?. Услышав отрицательный ответ, Брукс подумал «Слава богу». Он не смог бы себе простить то, что он причинил вред девушке. Пока Эрик ждал, пока Ларе сделают перевязку, он окончательно оценил ущерб и решил «Надо заметать следы». – Нам надо замести следы, гарантирую, что труп трактирщика повесят тоже на нас,- Блэйду было всё ещё стыдно, поэтому он говорил робко. Охотники принялись заметать следы различными способами. Пока Эрик был занят делом, он думал, как они вместе с Сотниковым отправятся в Лондон. «Возможно, я неправ… Может в Лондоне мы ничего и не найдём, но кто то же совершает убийства. Если мы не найдём нечего, то хотя бы поможем людям. Денег мало…. Думаю, пойдём пешком до Сантандера, так как на место на корабле денег может и не хватить. Оттуда прямиков до Лондона на корабле». И вот наступило утро. «Пора» подумал Блэйд, так как знал, что им пора разделиться. Ещё раз, проверив свои деньги и взяв снаряжение, Брукс уже был готов двинуться в путь.

Wanderer: Вообще-то такого привета от "коллеги" доверчивый Карлайл совсем не ожидал, потому лишь поспешно отступил в тень комнаты. А что вы прикажете ему делать? Нападать на своего? К сожалению, с такого угла он мог Блейда разве что продырявить, а тратить на такое магический резерв, которого, как он ощущал, было на порядок меньше "почему-то привычного", не счел разумным решением. Пригодится где-нибудь в другом месте. Но время не ждало, а в запасе имелись лишь мгновения, потому позу боевой готовности принять пришлось, благо товарищи среагировали своевременно. От боли Брукс пришел в себя... но некоторое недоверие осталось. Чего это он озверел, в конце концов? Стыдно признать, но Ворон немного порадовался, что в дорогу отправляется не с ним. А вот от одного взгляда на Лару становилось дурно. Мало того, что у неё всё лицо было в крови, так еще и руки. Поначалу Карл подумал, что кровь чужая, но, приглядевшись и заслышав её просьбу, понял, что всё-таки её. Обо что это она так, о стекло? — Сочувствую, — искренне буркнул Трэнтон, пропуская врача вперёд. Он мог спокойно и в миг залечить ей руки, но решил, что если он распрощается с силой сейчас, они здесь совсем застрянут. Но всё-таки сказал: — потерпи до выезда, хорошо? Я постараюсь помочь, но чуть позже... Вздохнув, охотник невесёлым взором оглядел коридор разорённого заведения. Печаль. — Предлагаю здесь ничего не трогать, просто уйти. Смею предположить, что, раз мы тут не пойми каким боком, у следователей наших данных нет. Разве что пьянчуги взболтнут, что сидела тут колоритная компания, но мало ли что навеселе почудиться может. А так хоть меньше поводов будет вдумываться в то, что именно мы не относились к обыденным постояльцам... * * * Карлайл обещал своей группе лошадей "за дешево". Обещания он держал. Сильно в подробности не вдавался, разве что сразу признался, что при подобных раскладах так делает каждый второй уважающий себя маг (а в его случае еще и жлоб, тем более что денег и правда очень немного для такого мероприятия), руководствуясь предпочтением "и сэкономить, и невинную жизнь спасти". Ему было принципиально всё равно, пойдёт с ним кто-то или нет, но на скотобойню он всё-таки отправился. Пришлось немного поплутать в Мадриде, но и в этом был свой плюс — в трактире они надолго задерживаться уже не могли, а ведь стояла ночь же! Так что пришлось подождать для приличия хотябы шести-семи утра — когда небо занялось первой зарей и запели испанские, не в меру хвастливые и безголосые петухи. Живодер, зевая через каждые три секунды и ворча тихим матом, не мог и явно не хотел понять, на кой какому-то ненормальному потребовалось живое мясо в такое время суток, но конюшни всё же показал. Расчёт был еще и на то, что здесь их в любом случае искать не стали бы — ведь нападавшие вряд ли знали про то, что среди этих людей затесался и чародей, а потому логичнее было бы предположить, что искать они будут новых и молодых животных, коих можно было достать лишь в официальных конюшнях или у заводчиков — если, конечно, не красть. Парень не прогадал — коней здесь и в самом деле было много, причём всех возможных мастей, возрастов и степеней побитости жизнью. Богачи, любители скачек и просто беспринципные люди нередко отказывались от своих питомцев, если они чем-то отставали от замызганных стандартов или вдруг уже не могли с ними равняться. А ведь зря недооценивают бедняг... очень зря. Эмпат изучал животных долго и пристально, беря во внимание то, что от этих коней могло в будущем потребоваться конкретно в их случае. Выносливость, пожалуй, стояла на первом месте, и только потом уже скорость. Минут за сорок ему всё же удалось отобрать трёх (раз уж Сотников уже нашел двух для себя) в принципе здоровых, довольно крепких и молодых (5-10 лет) лошадок, за теми лишь недостатками, что две из них на ходу хромали — одна едва заметно, вторая посильнее, а один был слеп, и вывести его из стойла пришлось откровенно с применением силы — оно и понятно, никому не захочется шагать в неизвестность. Итого, три "клячи" обошлись им всего лишь в шестьдесят золотых, хотя в других местах за каждого здорового коня могли стребовать или эту же сумму, или вообще по чистой сотне, а то и больше. Зависит от показателей и родословной. А здесь на такие мелочи можно было закрыть глаза, главное теперь подарить животным вторую жизнь. Так и не поняв, на кой молодым людям в такую рань понадобились бесполезные в принципе увечные копытные, конюх, криво похохатывая, пожертвовал им еще и старые потёртые уздечки от каких-то бывших хозяев. Что ж, и на том спасибо, и не понимаете, сударь, какую услугу этим оказали. Осталось купить сёдла... Карлайл оттащил трёх упирающихся (откуда им знать, что теперь с ними сделать захотели?!) жеребцов подальше от скотобойни и в итоге привязал к первой попавшейся коновязи, находившейся в тени. Людей на улицах практически не было еще, но светиться такими "чудесами" всё равно не очень хотелось. Не хватало еще, чтоб на их головы нацелилась святая инквизиция!.. Первым делом парень принялся за хромающих, поскольку это было проще и безопаснее — ведь болячка просто пропадёт, а не мир вокруг поменяется от его манипуляций. Он отвязал сначала одну, гнедую, лошадь и поводил её по кругу, внимательно приглядываясь к походке в попытках понять, в чём именно заключается проблема — если и вывих, если ушиб, если растяжение, если разрыв, то где конкретно? В противном случае можно было потратить силу зря, а этого очень не хотелось бы. Разобравшись, Карлайл поднёс руку к ноге животного, опустил ладонью на "болячку" и сконцентрировался на пульсирующей где-то в закоулках души энергии, направляя её, искажая так, как это было нужно для дела. Говоря, что он от неё сейчас хочет — исцеления. Длань начала едва заметно светиться белёсо-голубым уветом, от неё исходило тепло — прошло полминуты, а конь только настороженно голову повернул, попытался отшагнуть, но ему этого не позволили. Когда парень закончил, вновь поводил ступающее уже более твёрдой походной животное по кругу, после удовлетворённо кивнул. Привязал обратно, постоял немного, переводя дух — тут эти манипуляции немного быстрее утомляли, но... Но! Уметь направлять свою Силу на лечение, по его мнению, должен был каждый стоящий маг. Здесь их явно дефицит. Так что грех жаловаться. Второй хромой был буланой — красивая масть, да и зверь довольно крепкий, молодой совсем, объезженный — видно по поведению. Парень повторил с ним то же самое, что проделывал до этого с гнедым. Вновь передохнул немного. Остался последний, слепой вороной. Прежде чем браться за него, двух других коней эмпат отвёл на некоторое расстояние. Зачем? Чтобы их, мало ли, опять не покалечили. Его он не отвязывал, просто положил руки крестом животному на лоб. Сам закрыл глаза, начав тихо напевать бессмысленную на посторонний слух белиберду. Зрение вернуть было сложно, но возможно. Так, потерпи немного... Конь начал нервничать еще в самом начале непонятной его уму процедуры. А на сей раз она проходила иначе — вместо плавного и размеренного свечения, словно в разреженном и затянутом тучами грозовом небе, грянула вспышка-молния. Конь испугался секундной боли и появившейся невесть откуда картинки. Подскочил и дёрнулся, боднул копытом воздух и побежал бы, не будь привязан — да и уздечка молодца лишь чудом остановила, так что с минуту зверь и подойти к себе не давал своему спасителю, пытавшемуся теперь воздействовать на него не только словами, но и эмпатией — норовил тяпнуть в благодарность. Впрочем, отдышался и стал немного поспокойнее. — Я так полагаю, этого мне. — ухмыльнулся парень, похлопав вороного по шее. Он выглядел бледным и совершенно усталым, но донельзя довольным собой.

High Evolutionary: Совместные усилия по охлаждению пыла обезумевшего Блэйда таки дали результат, и мало-помалу тот перестал дергаться, а через секунду поднял глаза, в которых уже не было той безудержной ярости, с которой несколько минут назад он пытался поубивать своих новоявленных друзей. Герберт устало опустил нож и машинально сделал шаг назад. Не из предосторожности - все говорило о том, что инцидент исчерпан, и можно было вернуться к насущным проблемам, - а лишь затем, чтобы оглядеть присутствующих, оценив обстановку. Первое, на что упал его взгляд - это Лара, на чьих руках виднелись странные, если не сказать больше, раны на ладонях, что вкупе с измазанным в крови лицом заставило Виндхэма удивленно поднять брови вверх. Но почти сразу же он взял себя в руки. - В преданиях о вампирах говорится, что они наделены мощными невербальными психосуггестивными способностями. Если это правда, то любой из нас может в любой момент из союзника превратиться во врага, независимо от его благих намерений, - Герберт кинул на Блэйда короткий успокаивающий взгляд. Оказался ли тот под влиянием гипноза или попросту был сумасшедшим - в любом случае в произошедшем не было его вины. Правда последний случай означал, что Сотникову придется хорошенько за ним приглядывать, но, в конце концов, это были их проблемы, коль скоро им приспичило заниматься довольно бесперспективным, на взгляд Герберта, делом в Лондоне. И тем не менее, ему как новоиспеченному лидеру этой команды охотников еще предстояло продумать способ координации отрядов, тем самым внеся свою лепту в то, чтобы эти двое не сгинули в лондонской подворотне от рук какого-нибудь психопата. - Это одна из причин, почему необходимо двигаться на восток. Больше информации, больше вероятности найти что-то, что поможет нам противостоять нашему противнику. Иначе мы не протянем против Дракулы и пяти секунд. Пока предлагаю заняться сбором вещей. Мистер Карлайл, как только закончите, проверьте наличие лошадей во дворе трактира, если их там не будет, за вами - разведка близлежащей местности. Нам срочно нужен транспорт. Мисс Крофт, мистер Блэйд, оставайтесь на месте. Мистер Я-До-Сих-Пор-Не-Знаю-Вашего-Имени, просто постарайтесь не влипнуть в неприятности... - все это ученый проговорил быстро, стараясь не терять ни секунды времени, и оставив свою последнюю фразу без каких-либо разъяснений. От него не укрылось короткое отсутствие Андрея, который, подобно Крофт, вдруг появился в решающий момент из ниоткуда и точно так же не спешил объяснять чем-либо этот феномен. Это могло вести к двум параллельным выводам: либо они с Ларой решили уединиться, либо были в каком-то тайном сговоре. И у той, и у другой теории были серьезные недостатки, и Герберт неохотно отбросил их, пообещав себе успеть выяснить причину отсутствия хотя бы у одного из этих двоих. Он вернулся через полминуты, хлопнув тяжелой дверью в свою комнату, держа в руках свой саквояж - единственное, что мог в настоящий момент отнести к категории "личные вещи". Первой на очереди к перевязке была Лара Крофт - все же громила, едва не убивший их, наверняка мог потерпеть нанесенную ему рану, которая, в сущности, была всего лишь царапиной. Присев, Герберт взял ее за окровавленную руку, и тут у него наконец появилась возможность осмотреть ее ранения внимательнее. И это выглядело куда более странно, чем то, что показалось ему на первый взгляд... Раны не были похожи ни на пулевые, ни на ножевые ранения и больше всего напоминало... пиявок? Или что угодно, способное тянуть кровь через кожный покров, не нанося ему никаких повреждений. Эти мысли вполне способны были вызвать мороз по коже, и действительно, где-то в глубине души поселилось нехорошее чувство, возникающее, когда встречаешься с тем, что не в силах объяснить. Но Виндхэму приходилось встречаться с куда большими загадками, чем эта, и то, что у любого другого вызвало бы страх, чувствовалось приглушенно, спотыкаясь о его опыт. Сделав на будущее отметку обязательно расспросить Крофт о произошедшем, как только они покинут это место, он быстро завершил несложную операцию, проверил, не выбивается ли какой-нибудь кусочек бинта из-под повязки, а затем обернулся к Блэйду, взяв его за руку. После того, как все было закончено, он поднялся и, сделав легкий жест рукой своим спутникам, направился к лестнице вниз, вслух анализируя ситуацию в уверенности, что те следуют за ним. - Дактилоскопию изобрели совсем недавно, и я сильно сомневаюсь, что она дошла до этой дыры, что касается свидетелей, то полагаю, что другие постояльцы этой дыры мертвы, либо дрыхнут под влиянием здешнего пойла, либо заняты срочной стиркой, телефонную связь еще не изобрели, а значит, у нас есть короткое время, прежде чем нагрянет жандармерия. Словесные портреты крайне недостоверны, к тому же напуганные посетители будут приукрашивать каждую особенность вашей внешности, что не прибавит им наглядности. Исходя из этого, вполне безопасным будет задержаться здесь. Мистер Блэйд, заприте вход, не впускайте и не выпускайте никого. Игнорируйте любой стук, жандармы не могут явиться сюда так скоро. Остальным предлагаю воздержаться от сна и заняться уничтожением улик. Что касается нашей связи... - Виндхэм прошел в служебное помещение, где ныне мертвый трактирщик, очевидно, вел учет своих доходов, и через минуту вернулся с каким-то обрывком, на котором чернилами был выведен адрес. Протянув его Сотникову, Герберт продолжил. - Это старый дешевый трактир в Ист-Энде, насколько мне известно, его открыли где-то пять-шесть лет назад. Если верить истории, то в конце девятнадцатого века, это был настоящий приют для подонков всех мастей, одним словом, отличное место, чтобы выяснить подробности об этом деле с убийствами. К сожалению, наши возможности координировать свои действия ограничены обычной почтой и телеграфом, так что из двух зол приходится выбирать меньшее. Телеграммы буду присылать вам на имя Джона Ренфилда каждые два дня, если не будет ответа - это будет означать, что вы мертвы. В остальном, важные вопросы, похоже, улажены... Как только вернется мистер Карлайл с лошадьми, отправимся в путь. Отбытие из Мадрида на лошадях предлагаю отписать последующим ораторам ))

St. Andersen: Слава богу что мыслительный процесс хоть какой-то начался. Пусть мнения у всех были разные, причем противоположные, кто-то вообще только сожалел и больше ничего не делал или был угнетен тем что с ним сейчас случилось. Вот уже мораль отряда начала немного падать, ведь если сейчас происходить такое, то что будет дальше? А ведь они еще никуда не уехали. Отпустив Блейда, Андрей отошел немного назад и прислонился спиной к стене немного потряхивая расслабленными руками, которые немного побаливали после того как приходилось держать верзилу. До этого Андрей услыхал выстрелы, совсем рядом. А выстрелы не были тихими. Тоесть кто-то целенаправленно разбудил близлежащие кварталы, переполошил их и явно сократил сроки на то чтоб убраться отсюда. Вскоре появилась Лара с окровавленными руками и лицом. Андрей скептически оглядел ее и цыкнув, словно ему между зубов попала пища, направился в свою комнату за своим мешком с необходимыми "инструментами". Зайдя в комнату Андрей первым делом погасил лампу, а потом начал всматриваться через окно на улицу. Пока все вроде было тихо, но в некоторых окнах зажглись лампы и из парочки начали выглядывать любопытные особи женского пола в причудливых ночных чепчиках. Схватив мешок и перекинув его через плечо, на котором он повис лямкой, Андрей вышел и закрыл дверь в свою комнату. В это время Виндхем начал толкать умные речи и использовал некоторые термины абсолютно не понятные Андрею. Видимо тот даже не задумался говорить более простым языком и использовать термины о которых не много знают. И слово-то какое - психосуггестивными... После того как Виндхем "учтиво" посоветовал Андрею не влипнуть в неприятности, то у Сотникова в голове возникли разнообразные мысли направленные на то чтоб лишить этого мудака с кейсом какой-нибудь части тела, но остыл он быстро и взял себя в руки, решив что расчленит его потом. Надо было заняться разборкой мусора и в голове у Андрея сразу возник небольшой план. Вроде никто в коридор не выглядывал и потому получится должно было. - Так, Блейд, возьми вот этого тощего что на лестнице лежит и отнеси в подсобку где спит владелец. Найди там пару столовых ножей и воткни ему куда-нибудь один. В общем сделай так чтоб было похоже на то что владелец его первым уделал. Собери там простыни и постели новые, грязные с собой возьмем и где-нибудь избавимся.- проговорил Андрей подойдя к Блейду, тихим голосом, и, положив ему руку на плече, а когда закончил, то быстрым шагом спустился вниз, в подсобку и взял на руки труп владельца, бережно отнеся к основанию лестницы, следя за тем, чтоб ни одна капля крови не упала на пол. - Тааак...- на выдохе сказал Андрей укладывая трактирщика так, будто он упал с лестницы спиной вперед. Далее Андрей поднялся на второй этаж, там где лежал здоровяк. Сложновато будет ему одному такую тушу поднять. - Помогите мне этого жирдяя вниз на трактирщика стащить.- громким щепотом проговорил Андрей обращаясь к Ларе и Виндхему. Сотников все хотел расставить так, что трактирщик вовремя заметил надвигающуюся опасность и убил столовым ножом первого бандита, потом пошел за вторым и они устроили небольшую потасовку в коридоре, а затем скатились по лестнице и друг-друга убили. В любом случае подобное даст фору в пару дней. Никто особо-то докапываться в этом деле не будет и потому врятли кто-то кинется искать кого-то прям с собаками.

Lara Croft: - Как мило. Появилось явное желание связаться с Зипом или Алистером, их комментарии были бы к месту. Только, увы, один из них еще не родился, а другой погиб незадолго до этого события. Придется довольствоваться окружающими. Хоть Крофт никогда и не была зависимой от общества, порой, любому человеку нужно поговорить с кем-то, кроме стен. Хм, можно было поговорить с пистолетами. Раз они настолько прожорливые, могли бы потрудиться рассказать о своем сородиче, Дракуле. Кровь на ветер, чтоб его. Девушку неумолимо одолевал сон, но та отчаянно с ним боролась. Уже упущено время, так что, придется терпеть. Хотя, возможно методичный стук копыт во время путешествия посодействует вхождению в альфа-состояние, и удастся не только отдохнуть, а еще и подлечится. Для этого придется потрудиться и вспомнить все, что когда-то о данном состоянии знала и что пробовала, по крайней мере, время будет. Тем временем нужно было взять свои вещи, благо, она не успела особо наследить. Всего лишь пару кровавых пятен у окна, а значит, придется взять на себя часть похождений мужского состава команды. Что называется, злой рок: сбежала из под венца, ни с кем не заводила серьезных отношений, но эта обязанность все равно добралась до ее аристократических рук. - Оу, благодарю. Последовав за врачом, Лара внимательно изучала его лицо во время «операции». Странно, что он не начал с вопросов. Ее раны стоили хотя бы страшной байки, чтобы к оружию с древними символами на рукоятке никто и никогда не прикасался. Впрочем, ее напарник держался молодцом и справился быстро. Найти бы такого врача в ее времени, чтобы делал свою работу, да еще и молчал. К сожалению, в мире двадцать первого века такие люди попадаются крайне редко. Хоть у своей страховой компании лечись, которая уже бросила попытку выбить из Крофт подлинную информацию. Не скажешь же, что твой особняк, который является памяткой культуры Англии, взорвал твой злой двойник созданный правительницей Атлантиды? Процедура не заняла много времени, вскоре Крофт была освобождена и получила в частичное распоряжение свои руки, а значит и лицо смогла привести в порядок. Найдя кусок какого-то тряпья в шкафу, который отдаленно напоминал что-то вроде полотенца, девушка отправилась на устранение собственных следов. Кровь отмыть без, каких-либо вспомогательных средств было совсем не просто, потому процедура заняла много времени и сил. Благо, перчатки были при ней, и благополучно скрыли за собой повязки. Вот она жизнь с личным дворецким, не смотря на свою закаленность приключениями, Лара была практически бесполезна в бытовых вопросах. По окончанию своей сложной задачи и всех проклятий в сторону своих пистолетов, Лара облегченно выдохнула и последовала к оставшейся части компании, с желанием сплавить куда-то тряпку. Но вовремя остановилась, так как Сотников как раз решил вновь покомандовать, и лучше пусть нарвется на мужчин, чем на нее. Целее будет. Собственно, ему и повезло. Справившись со своей частью задания, Крофт успела передохнуть немного до утра. Взяв в руки книгу с древними рунами, расхитительница решила освежить здания и попытаться таким образом расслабиться. Возможно, ей даже удалось задремать, неоднозначные ощущения остались после сего сеанса чтения. Благо, утро нагрянуло совсем скоро, и им нужно было выдвигаться. Свои планы девушка не меняла, собираясь, отправится вместе с Гербертом и Карлайлом на восток, идя на поводу своего сна. Давненько Лара не общалась с лошадьми, хоть и любила их с самого детства, так что такой вариант передвижения англичанку более чем устраивал. Собрав свои вещи и, в последний раз окинув помещение взглядом, девушка направилась на поиск соратников, выйдя на улицу. - Доброе утро. Думаю, мы все не выспались, поэтому предлагаю молча выдвигаться.

Dracula: Просьба отписать в Лс Аркаде все - таки каким путем идут группы и куда направляються ( я так из ваших постов этого и не понял ) средства передвижения группы ( Виндхэм, Ворон и лара - кони ? ) куда направляемся ? Делаем ли ночные остановки ? Какой темп движения ? Средство второй группы ( Блейд и Сотников ) кони ? Куда направляемся, темп, остановки ? + обеим группам еще раз не забыть о припасах ( на сколько дней купили еды, какой, где покупали или что именно старались найти на рынках Мадрида , покупали ли порох, веревки , пули ? ) Между собой пожалуйста выберете наконец лидера команды и пусть если уж вас всем лень он набирает припасы за всех вас, распределяет их и указывает мастеру путь вашего движения. Пост будет сразу же после того как я получу все интересующие меня и отписанные выше сведения. В связи с этим идем по 2 кругу. Обязательно указываем куда именно выдвинулись, доделываем то что не успели доделать ( припасы, еда, веревки что то еще по отдельным заявкам мастеру, надеюсь нкто не забудет про корм для лошадей тех же ) , организовываемся и наконец то выходим. Пост у всех начинается с утра и заканчивается в районе 3-4 часов дня вашим выездом в партиях.

Wanderer: Ворон довольно похлопал по шее вороного и, взяв всех троих коней под уздцы, неспешно побрёл по городу. Тот постепенно просыпался: на улицах появлялись всё новые люди, все как один смуглые, разнорабочие, зевая и проклиная всё на свете, плелись по своим делам, уже имевшимся на недели вперёд. А час был сравнительно ранний. Поскольку скотобойня находилась на значительном расстоянии от ихнего кабака, а до сходки оставался еще почти час, у парня было более чем достаточно времени осмотреться и изучить улицы, по которым он шел. Честно говоря, Трэнтон не особо торопился: еще нужны были сёдла, требовалось набрать провизии в дорогу, и желательно, конечно, не транжирить... но! В желудке зазывно — и очень нетерпеливо — урчало, как бы невзначай напоминая, что магия вообще-то штука продажная и даже мстительная, за просто так не помогает. Так что после того, как парень приобрёл необходимое снаряжение для коней (сёдла и подстилки под них — на мартингалах и хлыстах сэкономил, не видя в них при должных умениях в верховой езде особой надобности), пару сумок, с десяток фляг и верёвку на пять метров (на всякий крайний), осталась еда и собственный завтрак, поиском чего он и занялся. Мадрид уже в этот год слыл довольно крупным городом, а не каким-нибудь средненьким посёлком, и Карлайлу стоило больших усилий не свернуть с первоначальной дороги совсем уж в дебри улочек — иначе был слишком велик риск заплутать и в итоге не выйти на ихнюю таверну и через три часа. Велик и соблазн был всё-таки сойти с первоначального направления куда-нибудь совсем в другую сторону света, но совесть строго-настрого воспретила это делать. Спорить с ней он не стал. И хоть линия была одна, запахи всё равно тянули в другие стороны. Но парень честно держался и зашел лишь в ту пекарню, которая оказалась по дороге. Тут уже было душно и жарко — становилось страшно подумать, что здесь становилось днём или вечером за атмосфера. Люди встали с первыми петухами и давно начали работать, так что к этому моменту уже было, из чего выбирать. В общем-то в дороге следовало полагаться не на хлеб, который в нынешних условиях проживёт от силы три дня до первой плесени, но Трэнтон пришел сюда не за этим — набрал себе внушительную горку копеечных пирожков с мясом, которыми и заморил по-скорому червячка (жабство, конечно, но в его случае поделиться с остальными было уже не суждено), не глядя на среднее качество продукта, а то создавалось такое ощущение, что в желудке образовалась чёрная дыра, норовившая засосать в себя все прочие органы — со всеми вытекающими отсюда ощущениями. Надо сказать, кони закуски не одобрили и подозрительно фыркали, принюхиваясь, но хоть отбирать еду и не подумали. Парень посетил еще по крайней мере три лавки, в которых набрал сушеного мяса и крупы в расчете на пятерых и на неделю. Всё-таки он слишком сомневался, что двое вот так возьмут и дёрнут в Лондон, отрываясь от коллектива, но... пока нет стопроцентной уверенности, стоит перестраховаться, тем более что ничего страшного в этом нет. Ошибся — значит, будет какой-никакой, а запас еще на пару дней. Осталось найти колодец и воды набрать... К трактиру он подъехал уже верхом и в самом хорошем расположении духа. — Всё нужное я нашел. Надеюсь, что копаться у нас больше нет причин. — с ходу сказал он, завидев у входа Лару и соскальзывая с вороного. — Я щас. После скрылся в недрах заведения. Вообще он не мог понять, то ли ночные визитёры помимо хозяина еще и всех посетителей перебили, то ли кроме них здесь больше никто не остановился, но факт оставался фактом — кроме трупов на пути никто не встретился, даже повар, который, если так подумать, и должен был в лучших традициях подставы помешать самой нахальной краже средь бела дня. Парень умело пошустрил на кухне не хуже мастера-вора, стараясь ни к чему не прикасаться голой кожей и не наследить слишком сильно, и через пять минут вышел на улицу еще более сияющий, держа за ручку небольшой котелок. Трактирщику он уже не нужен, а вот им в пути очень пригодится. Да не обидится его лошадь на себе еще дополнительный груз тащить. — Кстати, вот еще что... — начал Ворон издалека, когда на глаза ему попался Сотников. — Некий Третий Глаз, могущий видеть будущее, говорит мне, что делать тебе в Англии совершенно нечего, ибо разгневаются высшие силы, если ты меня не послушаешь, и накликают на тебя если и не погибель, то очень большую неудачу. — говорил он совершенно серьёзным тоном, хотя глаза выдавали едва ли не откровенное хихиканье. — Отправляйся в дорогу с нами, и будет тебе и радость, и успех, о великий товарищ! Карлайл вскочил на вороного и, дождавшись оглашения направления, пришпорил коня, уже настроившегося на длительную скачку. P.S. Настоятельно рекомендую соигрокам описать по крайней мере день-два пути, иначе получится, что топчемся на месте.)

High Evolutionary: По виду Сотникова однозначно можно было сказать, о чем тот думал - конечно же, о том, каким образом ему убить новоявленного лидера, чтобы это было как можно более долго и болезненно. Однако сказать, что это обеспокоило Виндхэма, было бы преувеличением. Даже при его нулевом боевом опыте он был не из робкого десятка и к тому же был уверен, что как бы безымянный джентльмен ни желал ему смерти, мысль о том, что Герберт - единственный из присутствующих, кто мало-мальски разбирался в медицине, удержит его от глупых поступков. Неожиданностью было другое: размышляя об этом, Виндхэм с удивлением поймал себя на том, что это издевательство над невоплощенными амбициями Сотникова доставляло ему некое удовольствие. Посетившая его голову мысль о том, на что может пойти Андрей, если довести его до белого каления, заставила его несколько раз продумать возможные исходы и придти к единственно возможному выводу. Он намерен был продолжить этот эксперимент. И все же, понимая, что для полноты эффекта необходимо выждать какое-то время, чтобы тот потерял бдительность, Герберт воздержался от новых комментариев, тем более, что план Сотникова инсценировать ссору со смертельным исходом показался ему довольно разумным. Какие-то особо смелые постояльцы уже выглядывали из дверей, но, увидев следы крови, тут же с криками скрывались обратно, задвигая щеколды и баррикадируя двери. У них под боком были свидетели, и это означало, что жандармерия почти наверняка не купится на уловку с перетаскиванием трупа, однако трюк даст им время покинуть пределы Испании. Новой неприятностью стало неожиданное исчезновение Блэйда. Герберт скрупулезно обследовал каждый уголок в трактире, до которого мог дотянуться, однако следов громилы так и не нашел, что вкупе с его недавним поведением вызвало у него лишние подозрения. Это было еще одной причиной, почему им не следовало задерживаться в этом проклятом месте, и как только на сцене вновь появился Карлайл, Виндхэм поспешил к нему во двор, жестом зовя за собой двух других спутников. - Знаете, а ведь у меня тоже есть особый Третий Глаз. Правда я обычно называю его здравым смыслом, - хмыкнул Герберт после краткой речи юноши, делая неочевидный, но при этом отчетливый укол в сторону Блэйда и Андерсена с их идеей отправиться туда, где вампиры могли существовать разве что в разгоряченном воображении бродяги, живущего под мостом и согревающего свою жалкую участь дешевым элем. - Но как ни странно, он тоже говорит мне, что отправляться в Лондон - пустая трата времени. Как бы там ни было, ваш товарищ исчез, и если вы не желаете путешествовать на север в одиночку, у нас остается лишь одна дорога. Не говоря больше ни слова, он направился к черному коню и, легонько хлопнув по седлу, вскочил на него, дожидаясь остальных и бросая прощальный взгляд на таверну. Им предстоял долгий путь на восток. Весь последующий день они провели в пути, делая небольшие остановки через каждые два часа, чтобы дать отдых лошадям, и дважды за день остановившись, чтобы перекусить и набраться сил для продолжения путешествия. Их путь лежал в Сарагосу - ближайший из крупных населенных пунктов и их следующий перевалочный пункт, где они могли остановиться, чтобы узнать местные слухи и найти подсказки к дальнейшим действиям. Пока из реальных зацепок у них был только сон Лары, да кинжал, явно сделанный где-то на востоке, и обе они требовали серьезной проверки. Даже если тот, кто подбросил им эти наводки, просто заманивал их в ловушку, другого пути у них не было. Либо идти в лапы зверю, либо бесцельно слоняться по всей Европе, дожидаясь, пока тот сам их схватит. В планы же Герберта входило встретиться с этими необычными созданиями как можно раньше. В конце концов, как еще они могли узнать о них побольше и накопить достаточно сведений, чтобы в конце сразиться с самим Лордом Вампиров? Но прежде всего необходимо было узнать побольше о своих спутниках. - Итак, - Герберт поднял длинную ветку, потыкав ею в костер, в котором хрустел собранный час назад хворост и над которым висел, прикрепленный к П-образной перекладине из крепких деревяшек, котелок с неким подозрительно выглядевшим варевом из сушеного мяса и крупы. Дело было вечером, когда все четверо собрались вокруг костра, разведенного на опушке небольшого леса. По указанию Виндхэма вся компания сидела поодаль от деревьев, чтобы вовремя среагировать, если враг появится из леса в лучших традициях страшных историй, а под руками у них находилось оружие - так, чтобы в любой момент его можно было пустить в ход. - Теперь мы в одной лодке, и если каждому есть что сказать о себе, сейчас самый подходящий момент. Не сочтите это за праздное любопытство, но у того, кто все это устроил, должна быть важная причина, чтобы выбрать именно нас, и я убежден, что у каждого из нас своя роль в этом маленьком спектакле. Что касается меня, то... - Герберт запнулся. Последний раз, когда он произнес что-то подобное в Оксфорде, молодого ученого подняли на смех, и с тех пор он взял себе за правило не распространяться о предмете своих исследований, опасаясь насмешливой реакции примитивных умов. Развиваемые им технологии были слишком революционными даже по меркам его учителя - опального генетика Натаниэля Эссекса, что уж говорить о тех, чьим призванием было всеми силами удерживать в научном знании самые нелепые построения. Определенно, говорить об этом являлось серьезным риском риском, однако отступать было некуда. - В 1925 году я создал машину, ускоряющую эволюцию живых существ. Понимаю, что это звучит странно, но она работает, и "благодетель", который свел на всех вместе, явно знал об этом. Учитывая это и весь этот антураж, - Виндхэм с долей насмешки обвел взглядом древний саквояж с инструментами и скосил взгляд на надетые на нем очки, к которым он так и не успел привыкнуть, - видимо, моя роль - доктор, который будет вытаскивать из вас пули, если вас угораздит под них попасть. Довольно классическая роль для любого приключенческого романа. Теперь я бы хотел услышать, чем может похвастать каждый из вас и прошу не утаивать ничего из числа того, что может оказаться важным. Нам нужно четко понять, чем каждый из нас может помочь команде. Хотелось бы, чтобы сейчас высказался каждый из 3 оставшихся, независимо от очереди, все-таки место действия уже другое. Потом мастер может объявлять следующий ход. Спасибо))

Wanderer: Побуду вредным бякой и скажу, что у лошадей вообще-то масти разные указывались и на вороной, т.е., чёрной, уже уехал я. :))) Но да ладно. — Здравый смысл или Третий глаз — не важно, главное, что сейчас они в принципе заодно. Так что чаша весов уже минимум два раза в нашу сторону перевесила. — усмехнулся Ворон, впрочем, достаточно негромко и смазано, чтобы можно было надеяться на то, что Сотников этого не слышал. Какая в самом деле разница? Блейд куда-то усвистел и к ним так и не вернулся, так что откалываться от коллектива одиночке явно не следовало — как известно, к добру это приводит не всегда, а сейчас ситуация оставалась по прежнему не очень ясной. В кои-то веки Трэнтон пожалел, что не может видеть будущего. Пришлось бы к стати. Первые пару часов пути парень старательно приглядывался к животным, желая убедиться — не захромали ли снова. Всё-таки он остро чувствовал, что нынешний предел его возможностей очень сильно уступал прежнему (слишком непривычно воспринимался такой мизер Силы), потому пока не мог с точностью сказать, на что вообще способен. Следовало бы устроить самому себе полосу испытаний в качестве проверки, но не в пути же — к тому же он не имел ни малейшего понятия, на сколь долго в случае полной "разрядки" выбудет из строя. Как известно, последствия бывают самые разные — или просто бессилие, или полное изнеможение, если вовремя не тормознул поток и "запрос" потянулся уже за резервы организма. Вот примерно в таких ненаучных раздумьях он и провёл практически весь день, если не считать быстро ставшей привычной тряски в седле. Надо сказать, монотонная дорога ему довольно скоро осточертела — сухая пыль, кажется, осела на одежде (да и лице) сантиметровым слоем, а от непривычки стала болеть спина и, чего греха таить, задница, так что к моменту привала он уже с трудом разгибался, хоть и старательно это скрывал — а вот гнедой, кажется, не устал вовсе, и теперь спокойно щипал травку неподалёку от деревца, к которому оказался привязан. — Очень даже согласен. — кивнул парень, присаживаясь возле костра и подбрасывая туда подвернувшуюся под руку веточку. Непривычные скачки отбили аппетит, и он смотрел на котелок без особого интереса — очень сомневаясь, а сможет ли сегодня съесть что-то вообще. Виндхэма он выслушал с интересом, хотя слова того на миг вогнали парня в состояние когнитивного диссонанса. И, надо полагать, не его одного. — 1925... хех, пришелец из будущего! В таверне, как видел дату, еще и 1900-го не стукнуло... — Странник покривил душой, представляя, до какой степени еретиками их бы сочли здешние клирики, если бы доктор вслух сказал им то же самое, что и сейчас. — Я о себе не помню в принципе ничего, кроме имени, так что не имею понятия, из какого времени меня вырвали. — парень перестал доламывать особо невезучую веточку в попытке занять этим руки, но в покое её всё равно не оставил. Только взгляд на пламя перевёл, и светлые глаза задумчиво блеснули. — А так... как я заметил, я малёк быстрее обычных людей. В общем-то это довольно ощутимое отличие, да и полезное, если верить байкам про вампиров. Моментами для меня всё воспринимается медленнее, чем есть на самом деле. Я неплохо обращаюсь с холодным оружием и "палку" эту с собой не просто так таскаю. Я — эмпат, чутко улавливаю все чувства и настроения окружающих меня людей... так что буквально чую, если мне лгут, да и со спины можно не пытаться подойти. А еще я — да не сдадите вы меня церкви! — вполне вменяемый колдун. Вот. Карлайл ненадолго умолк, пытаясь понять так же причину одного наболевшего вопроса: почему ему хочется подаваться вперед, будто на своём горбу мешок картошки пару километров протаскал и тащит до сих пор? Воображаемого мешка уже давно нет, но ощущения остались. — Есть еще кое-что, но не думаю, что это играет такую уж важную роль. Мелкие странности здешнего мирка. "Или мне просто не хочется признавать, что сам себе напоминаю Чарли Гавкина из-за этих странных часиков..." Понять бы теперь, кто такой этот Чарли и почему он вдруг вспомнился...

Lara Croft: Стоит признать, поездки на мотоцикле давались Крофт куда легче. Особенно сейчас, когда ладони нещадно ныли под тканью перчаток, и в дороге пришлось еще раз сменить повязку, так как предыдущая стала попросту непригодна. «Терять» руки Ларе было нельзя ни в коем случае, и перспективы сейчас были далеко не самые радужные. Если ее пистолеты и дальше будут столь неугомонны, то неизвестно чем это приключение закончится. Лезть в логово к вампиру, будучи окровавленной, ослабленной от потери крови, было просто сумасшедшей затеей. Благо на спине уютно покоился мачете, который мог стать достойной альтернативой. С огромным нетерпением дождавшись привала, Лара первой слезла с лошади и поспешила уладить все дела с удвоенной скоростью, так как усталость была немилосердна к англичанке. Когда так сильно устаешь, то и земля кажется мягкой постелью, собственно, брюнетке она таковой и показалась. Девушка поспешила расположиться у предполагаемого костра, когда его самого и в помине не было. Сняв свой плащ, она легла на тот, повернувшись на бок, и оставшейся частью ткани укрылась. Подушку заметила ее сумка, и никогда еще Крофт не ощущала себя столь комфортно. Это было лучше любой кровати, уютнее любого дома, наконец-то, она расслабилась, слушая треск дров охваченных огнем и наблюдая за пламенем, плясавшем свой причудливый танец. Была прелесть в подобных ночевках, особый шарм. Англичанка просто не выносила шум города, эти каменные джунгли, бесконечные пробки, и сейчас, не смотря на обстоятельства, все происходящее было отдыхом для души. Пришло время и для задушевного разговора, в котором девушка, как и в прошлый раз, предпочла в первую очередь быть слушателем. Знать соратника не менее важно, чем противника. Особенно расхитительницу заинтересовали упоминания о чем-либо сверхъестественном, как ни как, избранная для нее свыше профессия – срывать планы всех тех, кто имеет к этому отношение. А все начиналось с невинных археологических раскопок и артефактов. Лениво потянувшись, брюнетка перевернулась на спину и перевела взгляд на небо. Так и говорить проще, и думать легче. Мужчины просто созданы для того, чтобы отвлекать внимание. Сейчас была ее очередь говорить, что стало ясно по застывшей в воздухе тишине. - Что же, а я всего лишь расхитительница гробниц. Так уж сложилась моя жизнь, что наделенные мистической силой артефакты и мифические создания – это мои будни. Наверное, я буду кем-то вроде вашего проводника, если можно так сказать. А может – наживки. Каждый раз получается так, что если в легенде фигурирует кто-то могущественный и угрожающий миру, я обязательно встречусь с ним лично, будь то дракон или правительница Атлантиды, они будут заинтересованы во мне. Всякий раз удавалось остановить их, но сейчас все иначе. Вместо логических размышлений, теперь я вижу сновидения, в которых Дракула манит меня к себе, вместо легенды – имею книгу с рунами, а вместо парных пистолетов – два пистоля, которые питаются моей кровью. Но, как бы там ни было, пока у меня достаточно крови и я не свалилась с ног от усталости, когда мы прибудем на место, я найду это чудовище и вдоволь накормлю свинцом моего же производства. Достав из кобуры один из упомянутых пистолей, Крофт приложила его ко лбу и блаженно закрыла глаза. Теперь можно было расслабиться. Но врожденная любознательности была против, поэтому всего через несколько мгновений она распахнула веки, обратив взгляд на Карлайла. - Не бывает ничего незначительного, если оно касается дела. Говори, - Сделав небольшую паузу, она продолжила. – Жаль, что сейчас не 1925-й, не отказалась бы эволюционировать в сверхчеловека сейчас. Интересно, если меня укусит вампир в этой…реальности, когда мы убьем его, я останусь чудовищем? Хотя нет, интереснее другое: какой легенде верить? Этим вампирам достаточно только укуса, или предварительно нужно напоить жертву кровью, а потом обязательно убить? Хм, ведь попадая в Эйтр, не все обретают вечную жизнь…

St. Andersen: Блейд пропал. Видимо сбежал. Конечно, ведь убежать всегда легче чем остаться и продолжать работу. В любом случае чего-бы не говорили и не думали, Андрей просто хотел подзаработать денюжек и не важно вампир там будет или обычный какой-нибудь маньяк. Главное ведь деньги из материальных благ. Андрею пришлось делать все самому. И трупы перетаскивать и простыни менять. Запачкались немного сапоги и чтоб затереть кровь пришлось использовать пыль рядом с таверной для того чтоб их замазать. Мало того что эти умники нифига не делали так еще и издевались. Когда все закончили высказывать свои предположения и предсказания про Англию, Андрей устало пыхтел после перетаскивания тел и потому на выдохе негромко сказал: - Идите вы... плохие люди.- Зато теперь у Андрея были две лошади и это безусловный плюс. тем более одна из них была из рода тяговых лошадей. Низенькая и мускулистая. Ее Андрей нагрузил свежим кормом для лошадей, расчитаным на четыре дня, также провианта в который входило мясо, вода, немного специй, масло, хлебо-булочные изделия и овощи разные. На все про все у Андрея ушло около семи золотых. Зато еды хватит на пол пути. Пришлось, конечно, побегать по утренним улицам и буквально выдергивать торговцев из постели, но покупки были удачными. Когда все уже уходили то Андрей даже подумал устроить поджог для верности, но делать этого не стал, ведь город уже просыпался и могли заметить. Ехал Андрей последним не желая вступать в полемику с кем либо, но в душе жгло неприятное ощущение того что впереди не он. Вторая лошадь была привязана к седлу первой и за ней можно было не следить. В основном Сотников ехал и покуривал трубку. Когда настало время привала на ночь, то Андрей привязал своих коняшек на видное место к дереву и примостился на место напротив, через костер, чтоб видеть своих животин. Пока Андрей считал что говорить лучше не надо ничего, а то вырвется разное наболевшее, поэтому он сидел и курил трубку.

Dracula: Стоянка путников в трех километрах от города Сарагоса. Мирно пощипывали травку лошади, а уставшие и оголодавшие люди подкреплялись съестными припасами их седельных сумок , рассказывая друг другу истории которым не поверили бы очень многие, даже если бы у них была возможность их услышать. Легкий ветерок предсказывал светлую ночь, а Лунная Госпожа светила сегодня особенно ярко, представляя путникам возможность любоваться чистым ночным небом и медленно возникающими одинокими звездами. Однако вскоре сила ветра усилилась, словно из негодника- попрошайки он внезапно превратился в чрезмерно скверного хозяина, который собирался как можно быстрее выставить непрошенных гостей за порог. На пока еще чистом небе отчего то стали провялятся какие- то странные лица, словно кто - то или даже несколько личностей старались подсмотреть за путниками , разрывая пелену ночи. Чувство тревоги не утихало, а ощущения Карлайла и вовсе начинали медленно, словно сходить с ума, выдавая что - то противоестественное и совершенно не подчиняющиеся даже законам магии. Земная твердь задрожала и вовремя отскочившие путники могли видеть как окончательно разрыва темноту ночи из образовавшейся земляной воронки поднимается настоящий шести метровый гигант, состоящий из огромного количества буквально сшитых с друг другом тел. Причем тела эти, еще живые и шевелящиеся то просили им помочь, то просто старательно оглашали всю округу совершенно невообразимыми проклятьями и злобным рыком. Тварь была настолько густо покрыта этими телами, что было даже невозможно понять где же именно у нее центральная голова, хотя можно было примерно разобрать нижние колоноподобные конечности и две огромных руки, по всей поверхности которых вырастало невообразимое количество разнообразных взрослых и детских рук. Медленно поднявшийся гигант помотал чем- то напоминающим голову , сбрасывая с себя оставшуюся землю и сделал первый шаг навстречу путникам, совершенно бесцеремонно разрушив любое иллюзорное представление о том, что он не собирался бы причинить путникам вреда.

Wanderer: — А я всё-таки оставлю эти мелочи при себе. — как можно более вежливо сообщил Карл. — Вряд ли они вас касаются, а вот меня самого пугают — это да. "Чего греха таить, чем меньше народу будет знать о таких радостях, самому же будет спокойнее. Чё-то мне кажется, что этими часиками меня запросто грохнуть можно." — тоскливо подумал он, заглядевшись в полыхающее пламя. Но да не будет о грустном, сейчас следовало отфильтровать полученную о товарищах информацию. — Что такое Эйтр? — осмелился задать вопрос парень, внимательно глянув теперь на девушку. Отчего-то с того момента, как они тут остановились, на душе было очень неспокойно — словно за ними следил кто-то нежелательный (хотя огляделся и никого не увидел), но он всё не мог понять причину этого волнения. Было же всё тихо, а теперь создалось такое ощущение, будто собственные чувства волной поднимаются за спиной, норовя накрыть всех окружающих заодно. Карл честно постарался закрыться, замкнуться, но в данном случае эмпатию можно было назвать чертовой способностью. Он мог передавать свои ощущения другим и непроизвольно. — А верить... скорее всего той, где вампир просто берёт и кусает тебя в шею, но и то не факт, станешь ты вампиром или каким-нибудь зомби. Кстати, руническую книгу можешь мне показать? Может быть определённая часть моих знаний осталась при мне и я смогу их прочесть. Сотников после всего прошлого парня не сильно удивил, но отчего-то стал казаться каком-то снобом. Отделился от коллектива и слова толком не сказал. Его что, так огорчило обломавшееся путешествие в Лондон? Эмпатия вдруг стала его просто доводить. Ночь была тёплой, но возникли такие ощущения, словно он внезапно окунулся в прорубь с ледяной водой, да так из неё и не вынырнул. Парень, на автомате прихватив лежащую рядом трость, подскочил как ошпаренный и чуть не грохнулся прямо в костер (вовремя отшагнул в сторону), борясь с каким-то накатившим непонятным приступом дитчайшей паники. Ощущение ожившей смерти никогда не бывает приятным. Совсем рядом задрожавшая земля пошла крупными трещинами, а затем из неё стало подниматься НЕЧТО. Трэнтон так и обмер, всматриваясь в это невероятное "чудо". Мыслям пришлось догонять действия, поскольку рефлексы у оторопевшего мага заработали прежде мозга. Карл запустил в трупное чудище вполне приличным огненным шариком, не обращая внимания на то, сколько его сил он сейчас сожрет. Лошади взбесились и убежали бы, не будь привязаны, а парень теперь начал понимать, откуда шло это беспокойство — от этой, скорее всего, "безвестной братской могилы", а затем угляделся и лёгкий след чужой магии. Вампиры способны на такое? Очень вряд ли. Карл сделал пару шагов назад, не сводя глаз с этого, с позволения сказать, чуда и лихорадочно размышляя, чем его можно приложить, чтобы не стать на время растением от силового истощения.

High Evolutionary: - Можете не беспокоиться насчет церкви, - Герберт хмыкнул, задумчиво поправляя веточкой хворостинки, чтобы сбить в середину пламя, отчего-то начавшееся отклоняться в его сторону. - Знай они о моих изысканиях, меня первого отправили бы на костер. Впрочем, оставлю за собой право интерпретировать слово "колдун" согласно здравому смыслу. Все это заигрывание со сверхъестественным начинало его раздражать. Для себя Виндхэм уже решил считать существование пресловутой магии заслугой исключительно того измерения, в которое они попали, ведь если допустить существование параллельных миров (а это пришлось-таки сделать), можно было предположить и то, что различались в них и законы физики. Однако от этого ему ничуть не становилось легче. В окружении людей, представлявшихся магами и провидцами Герберт чувствовал себя неуютно даже в своем времени, однако если там можно было просто отмахнуться от них как от заведомых мошенников, то произошедшие за последние сутки странности никак не находили себе объяснения в рамках научного мышления. - Уверен, что все эти предметы рано или поздно сыграют свою роль, - вновь подал голос ученый, выслушав откровения Лары. Хотя сообщение о пистолях, питающихся кровью, и не вызвало у него энтузиазма, как и прочие вещи, труднообъяснимые с позиции нормального человека, однако это хотя бы позволяло осмыслить странную локализацию ранений Крофт и их необычный вид. А вот слова о книге рун и реакция на них Карлайла быстро вызвали в нем энтузиазм, заставив оживленно поднять глаза. - Я согласен. Наш неизвестный благодетель дает очевидные зацепки к тому, как его найти, и мы будем глупцами, если не воспользуемся этим. Если же мистер Карлайл не преуспеет в понимании книги, я могу сам попробовать расшифровать ее. Не думаю, что это сложнее расшифровки человеческого генома... Код всегда остается кодом, и каким бы сложным он ни был, при наличии времени и упорства, его всегда можно разгадать. Ну а вы, таинственный мистер... - Герберт не удержался от нотки иронии, обращаясь к Андрею, сидевшему напротив него через костер. - Вам явно есть что сказать, начиная со злополучного трактира. Не стесняйтесь, я с удовольствием... Эй, что за? Его прервал грохот содрогавшейся, точно в агонии, земной тверди, заставившей Виндхэма встревоженно вскочить, взявшись рукой за кинжал на поясе. В паре десятков метров от них раскрутившая воронка выплюнула на поверхность настоящее чудовище, состоявшее из человеческих тел, колышащихся под силой шагов гиганта и отчаянно стонавших, призывая на помощь и выворачивавших торчащие во все стороны изуродованные конечности под совершенно неестественными углами, отчего у Герберта невольно побежали мурашки по коже. Он инстинктивно сделал шаг назад, пытаясь оценить разумом возможность существования этого чудовища, в голове одной мгновенной чередой пронеслись хитросплетения законов анатомии и генетики, формулы, в бесспорной наглядности отражавшие возможные формы живого, и все это говорило лишь об одном: такое чудище просто не может существовать в реальности. А оно тем временем, словно желая опровергнуть это утверждение, сделало шаг вперед, заставив многочисленные руки, ноги и головы, которые высовывались из ее колоссального тела, всколыхнуться, разразившись чудовищным воем. Тем временем, адреналин бушевал в крови, заставляя ученого быстро анализировать ситуацию. Сейчас он думал как исследователь, и инстинкт самосохранения говорил в нем одним согласным хором с желанием как можно скорее вскрыть тварь, раз и навсегда прояснив, как ей удается удерживаться в таком поистине сверхъестественном состоянии. Отлично, это нечто не подчиняется законам генетики. Но оно - по-прежнему макрообъект, а значит, законы теоретической механики ему не обхитрить. Избавить от точки опоры - и колосс рухнет к нашим ногам. Виндхэм выдернул из костра ветку, которой совсем недавно ворошил костер, и взметнул ее вверх на манер факела, заставив огненные искры посыпаться во все стороны. - Я отвлеку эту тварь. Те, кто может стрелять - стреляйте по ногам, остальные - просто держитесь подальше. И не давайте ей приблизиться, что бы ни случилось! - вскрикнул Герберт, бросившись в сторону на безопасное расстояние от чудовища и взмахнув импровизированным факелом, привлекая его внимание. - Эй ты, каракатица-переросток! Иди сюда! - Дождавшись, пока монстр обратит на него внимание и шагнет в его сторону, Виндхэм запустил горящую ветку прямо в середину того, что заменяло монстру задние конечности, от всей души надеясь, что гуляющие в этом теле рефлексы метателя ножей сыграют свою роль, не дав ему промахнуться. Одновременно с этим он резко двинулся в противоположную сторону с расчетом, что успеет преодолеть большое расстояние, прежде чем чудище развернет свою неповоротливую тушу на тупой угол. При этом он несколько отбежал назад, находясь примерно на первоначальном расстоянии от гиганта. Если тварь не была способна на самостоятельное мышление, все это могло продолжаться целую вечность, в противном случае... Герберт просто надеялся, что успеет задержать это отродье достаточно, чтобы товарищи по команде заставили его рухнуть на землю.

St. Andersen: Андрей сидел не двигаясь. Он слушал и наслаждался трубкой. Вообще забавно что его пытались вывести эти клоуны своими дешевыми подколками и иронией. Лучше молчать и ничего не говорить, а то мало-ли что может случится. Но может случится и то, что Сотников просто не выдержит и всадит нож в горло либо доктору, либо смазливому пареньку. Колдун-колдуном, но на всех управа найдется. Вон, даже на Дракулу. В общем-то где-то на середине разговора Андрей ушел в свои мысли. В общем-то он и не думал не о чем. Это был вид прострации в котором он находил умиротворение, спокойствие и даже некую духовность. Землю начало трясти под пятой точкой, но это не колыхнула Андрея. Он продолжал сидеть и курить уже находясь в здравом уме и памяти, выйдя из прострации. Монстр вылезал прямо перед ним, спиной к нему. Андрей же его разглядывал с явным любопытством, но с абсолютно бесстрастным выражением лица. Хм, никогда такого не видел. Если он собран из тел и составляет из них структуру, то это уже не что-то сильное и действительно ужасное. Это скорее некромант какой-то или культисты. Мерзкая тварь. И воняет жутко. За подобными размышлениями Андрей и сидел в то время как другие начали действовать. Колдун киданул в тварь огненным шариком. Миленьким таким. Другой, докторишка, начал активно ее отвлекать доступными способами. Тварь уже достаточно отошла от Андрея чтоб его не задела магия Карлайла. - Энергичней ребятки. Энергичней.- сказал себе под нос Андрей на время вынув трубку из рта, но потом безжалостно запихнул ее обратно. Собственно он трезво оценил то, что будет только мешать. Он не владел чем-то способным нанести серьезный урон этой твари. Арбалет только сделает ее немного лохматой, а ножиком ее кромсать придется очень долго чтоб убить. А вретли еще ее убить можно так просто. Поэтому Андрей не двигался и наблюдал за этим причудливым боем напоминающим ловлю кошкой блох.

Lara Croft: - Ваша помощь будет очень кстати, спасибо. Я просматривала записи, но не сумела полностью их расшифровать. Будто кто-то нарочно оставил мне лишь часть знаний, ограничивая количество информации на данный момент. А Эйтр - это такая голубая жидкость, которая носит гордое название «Эликсир жизни», он же «Амброзия» в Греции. На самом деле же, это яд, который убивает одним лишь прикосновением, лишь в какой-то мере оправдывая свое название – он может «оживлять» тела усопших, превращая их в трэлей, живых мертвецов. Все же, приятнее Дракулы будет. Устало вздохнув, девушка удобнее примостилась на своей импровизированной кровати, собираясь отдохнуть. И даже была благодарна за то, что еще один член их компании решил промолчать, слишком сильно она устала для продолжения беседы. Лара уже была готова сомкнуть веки, когда вдруг где-то в душе проснулись тревожные колокольчики, плавно перерастающие в беспокойство. Интуиция редко подводила археолога, поэтому девушка решила прислушаться к ней и сейчас. Нехотя поднявшись, она внимательно смерила взглядом окружающую их территорию в поисках источника, но потерпела неудачу. Почему-то в голове всплыли картины из смутного прошлого, когда-то она была в Городе Мертвых, на который наслал проклятие Сет, и ситуация была очень похожа. Шестое чувство било тревогу, пока расхитительница не обогнула знание, за которым ее поджигал огромный страж с молотом. Жуткие ощущения. Сейчас, ситуация была практически идентична предыдущей, вплоть до затянутого странным «туманом» неба. А вот и новый страж. Крофт многое видела в своей жизни, но эта тварь превзошла всех. Девушка невольно зажмурилась, пытаясь стереть ужасающий образ из памяти, увы, это было невозможно в данный момент. Руки потянулись к пистолям, только Лара вовремя вспомнила о своей приобретенной вместе с ними проблеме, и решила подойти более логично к ее решению. Для начала, сняла повязки со своих ладоней, все равно потом понадобиться обработать раны заново, после чего взяла оружие в руки и привела его в полную боеготовность. Плащ больше не мешал ей, а на спине красовался мачете, только вряд ли удастся его применить к подобному противнику. Раны предательски ныли, но Лара заставила себя забыть про эту боль, ведь она была меньшей из всех проблем. - Займусь этим, насколько хватит пуль. Дальше – дело за вами. Обменявшись последней парой фраз с соратниками, Крофт бросилась в противоположную от Герберта сторону, сразу же открыв огонь по конечностям твари, не теряя времени. Помня предостережения того, девушка все равно старалась подобраться к монстру как можно ближе, чтобы ее оружие было эффективнее. Процесс подзарядки начался сразу же, как только первая «обойма» израсходовала себя, но в этот раз расхитительница была более лояльна к такому положению вещей, ее не застали врасплох. Адреналин был решающим фактором, который не позволял ей убрать пальцы с курков, и терпеть Крофт собиралась до последнего. Она все время меняла свою позицию, стараясь нанести максимальный урон, а так же стреляла с двух рук, пытаясь убить сразу двух зайцев, ведь их отвлекающий маневр – не вечен, но и Лара не была неуязвимой, и вскоре руками леди Крофт стала овладевать дрожь; организм объявил открытую войну, и девушке сложно было сказать, ее больше мучит жажда или мутит. Картина перед глазами стала плыть, но расхитительница лишь крепче сжала пистолеты, приближаясь к цели в надежде, что выпустила достаточно пуль.

Dracula: Вылезшая на свободу тварь практически моментально превратилась в веселый горящий шар, сверкающий не хуже чучела, традиционно сжигаемого на день всех святых. Сухое мясо горело и отваливалось от чудовища целыми пластами сгоревшей плоти и желудки всех присутствующих, кроме возможно, что доктора повидавшего в своей практике и не такое чувствовали жесточайшую атаку запаха, который наверняка никто из них ни за что не хотел бы повторить в своей жизни. Источая смрад, тварь неуклюже повернулась в сторону мага, словно чуя в нем главную опасность, и неуклюже дернулась в его сторону, совершенно не обращая внимания на доктора и булавочные уколы Лары. При этом она медленно затухала, словно кто - то невидимый усердно и надо признать весьма успешно заливал тварь водой. След магии теперь стал еще более явным. Перед глазами лары словно открылась украшенная алым цветом на фоне невидимых частиц воздуха дорожка, тянущаяся в ближайший город, однако сейчас вся кампания путешественников должна была заняться более насущными проблемами. Мрак сгустившийся над тварью мешал видеть и словно поглощал в себя те редкие уже бессильные языки пламени что еще танцевали на теле чудовища, а сам виновник этого фейверка- Трэнтон уже тяжело осел на колени, оставляя у себя силы лишь для того, что бы его легкие еще могли бы обрабатывать нужное для жизни количество воздуха. Маг и сам понимал, что магический разряд такой силы , пущенный без подготовки и в присутствии чего то постоянно вмешивающегося в его концентрацию сожрет у него все силы , оставляя лишь их необходимый минимум. Тварь же хоть и была изрядно повреждена, все еще явно сохраняла достаточно сил что бы развалится уже гораздо позже того момента, когда она накроет своей грудой мяса несчастного волшебника. За пояснениями обращатся на профиль Аркады.

Wanderer: Ворон уже как-то подзабыл, о чём вообще они разговаривали до появления этого миленького монстрика, скроенного из целой коллекции разномасистых трупов. Жуткое зрелище, будто враз просто взяло и ожило целое кладбище, причём зомби решили поиграть в трансформеров и сговорились против "вандалов", устроивших стоянку немного не на том месте. Наверное, его подвела эмпатия. Чувства, особенно сильные, а еще лучше — чужие и навязанные, всегда мутят разум и не позволяют мыслить здраво, рефлексы же, вполне приемлемые для прошлой, обычной своей жизни, этому мирку совершенно не подходили. Скажите Трэнтону, что он вообще-то демон и грани его реальных возможностей довольно размыты, он бы засмеялся шутнику в лицо. Какая, к черту, сила? Хотел узнать пределы своих возможностей здесь? Вот и выведал, причём прямо на полевых испытаниях. Выведал, поступив не как рассудительный профессионал, а как новичок, мелкий ученик, который прежде делает, а только потом думает о последствиях. На какой-то миг он так и замер в поднятой, направленной на монстра рукой. Затем и сам не заметил, как ноги подкосились, а земля приблизилась ужасающе быстро, причём сама. Он уже не мог понять, как, успел только руки вперед выставить, чтобы не завалиться совсем. — А-аиды... — сдавленно прохрипел он, пытаясь унять дрожь поднять взор на чудовище. Ушедшие на "огненный шарик" силы затронули и обычно неприкосновенные резервы организма, по телу стремительно разлилась слабость и чугунная тяжесть. И глаза-то поднять на монстра ему удалось попытки с пятой. Дышать было больно, во рту появился солоноватый привкус... картинка перед глазами поплыла, и чудовищ почему-то стало три... да и обычно ясные глаза стремительно мутнели... И всё-таки он — не он, если бы сейчас, когда и на мышление осталось не более парочки секунд, и эмпатия притупилась (так что остался он в непривычной для самого себя "тишине" и "пустоте"), не заметил магический хвост, ставший в разы ярче, чем минуту назад. Глупая, досадная ошибка. Надо было закрыться от окружающего мира и приглядеться сразу, а теперь не ясно, сумеет ли он что-нибудь более толковое сделать... Нить. Перерубить её. И всё-таки он попробовал. Собрал всю волю в кулак, Карлайл постарался максимально прояснить разум, и, направляя те крохи сил, что у него остались, на то, чтобы эту нить разрубить. Это не атака, заклятье не требовало такой отдачи, и всё же насчёт результата он, в таком-то состоянии, был уже не уверен. В лучшем случае из-за недостатка сил обрывающее заклятье уже не подействует, в худшем — без сознания он проваляется далеко не один день. А результат... Да не увидел он его. Темнота пришла сразу после того, как он пробормотал себе под нос нужное слово.

St. Andersen: Забавно было наблюдать как они сражаются с этой тварью. В твари не было ничего особенного, но кто-то ее явно защищал, ведь огонь как-то неестественно быстро погас. Да, тварь немного поджарилась, но все же. Надо было уже действовать. Тварь надвигалась на обессиленого колдуна и явно собиралась его раздавить. Трубка выпала из рта Андрея и стукнувшись о его коленку упала на землю. Табак высыпался и был затопчен в землю сапогом Андрея который очень быстро кинулся в сторону Карлайла. В правой руке блестнул кинжал с причудливыми рунами. Тридцатисантиметровый клинок был готов к бою и сжимался в сильной руке Андрея. Обхватив его для прочности в обеих руках Сотников пробегая между ног твари со всей силой и на всю глубину клинка полоснул ее по левой ноге в районе где у человека икроножная мышца. Уже подлетая к колдуну кинжал Андрея был в правой руке и обратным обхватом, чтоб ненароком не ранить отключившегося. Левой рукой, а вернее всем плечом, Андрей подхватил Карлайла, сильно обхватив его левой рукой. Плечо Андрея было в районе живота колдуна и тот висел как гнилая гроздь винограда на Андрее. Сотников же побежал дальше, работая ногами изо всех своих немалых сил. Пробежав так метров пять Андрей забежал за крупный ствол дерева, скрывшись от чудища и положил колдуна на землю, прислонив спиной к стволу дерева. Сотников знал что сейчас колдуна одного оставлять нельзя, а то мало ли что может произойти с ним, а может кто-то и хотел чтоб он обессилел, а потом спереть его. Собственно те двое что остались вполне смогут что-то дельное придумать и справится с этой хреновиной на ножках. - Карлайл, ты с нами? Карлайл?- присев на корточки перед Вороном и постукивая его ладонью по щекам спрашивал Андрей, пытаясь не дать ему окончательно потерять сознание и убедится не ранен ли он. Вроде его тело с виду было целым, но Андрей примерно догадывался из-за чего такое истощение. Из-за быстрого и плохо сгрупированного пучка энергии в виде огненного шара. Напрасно он так труханул и решил швыряться чем попало сгоряча.

High Evolutionary: - Проклятье! - прорычал Виндхэм, пускаясь в обход и стараясь вновь попасть в поле зрения твари, хотя и понимал, насколько тщетны были его усилия привлечь ее внимание. Теперь оно было полностью обращено на источник максимальной угрозы - единственного среди них мага, и чудище угрожающе надвигалось на него, грозя погребением под грудой копошащихся тел, истошно зовущих на помощь. От этого зрелища у кого угодно могли пробежать мурашки по коже, и все же Герберт не мог позволить себе такой слабости. Он взял на себя ответственность за команду, которая распадалась прямо у него на глазах из-за элементарной несогласованности действий, неготовности к такой угрозе и - что греха таить - неопытности отдельных компаньонов, слишком поспешно использовавших свою силу и поддавшихся чувствам, в результате чего выводя себя из игры. Ученый скосил глаза на отбегающего Сотникова, от которого в кои-то веки был толк, Лару, чьи выстрелы не причиняли монстру даже легкого беспокойства, и затем на отделявший его от твари костер, возле которого были сложены предусмотрительно заготовленные про запас сухие ветки. - Оставь чертовы пистоли и держись от него подальше! - крикнул он Ларе, уже добегая до лежавшей груды хвороста, а затем схватил сразу две и ткнул ими в костер. От нее в этом противостоянии пока также не было особой пользы, а давать пистолям-вампирам очередную порцию крови было бесцельной жертвой, которая принесет им лишь хлопоты. В конце концов, ее организм не выдержит потери драгоценной жидкости и, истощенный довольно низкопробной едой, превратит Крофт в очередную проблему. Пара секунд, потребовавшихся на то, чтобы те загорелись, - и он уже бежал к чудищу, не дожидаясь, пока оно повернется в его сторону. Оказавшись на расстоянии вытянутой руки от него, Виндхэм с силой воткнул горящую ветку в то, что служило этому отродью ногой, угодив ею в чей-то раскрытый в беспомощном вопле рот, и отскочил назад, готовясь отступать по самым неожиданным для неповоротливого монстра траекториям и надеясь, что привлечет этим его внимание.

Dracula: В один миг Андрей в буквальном смысле вырвал мага из столь гибельного для него места. Тварь же истошно взвыв, повернулась к новому источнику опасности в виде воткнувшего в ногу твари горящую ветку доктора. Невероятный смрад от наклонившейся и дыхнувшей на Виндхэма нечисти моментально перехватил весь воздух в легких доктора, заставляя его морщится, словно оказавшись на одном из знаменитых " тухлых рынков " Испании, где нищие могли позволить себе лишь уже давным- давно сгнившую рыбу. Виндхэм растерялся, ведь его сейчас человеческий организм отвечал на соответствующие запахи соотвественно, вызвав прямо здесь и сейчас жесточайший рвотный позыв, и буквально сгибая Виндхэма пополам совсем не подалеку от дрожащей всем телом и завывающей во все свои рты твари. Однако когда создание противоречещее всем законам физики наклонилось над приходящим в себя доктором по телу твари пробежала судорога и монстр прямо на глазах Герберта начал разваливатся на части, осыпая его фигуру десятками мелких фрагментов необычно тлеющей человеческой плоти. Один из коней испуганно заржал и буквально силой вырываясь с привязи немедленно умчался в ночной непроглядный мрак. Впрочем как только команда пришла в себя, она обнаружила пропажу еще одного члена своей кампании, и причины ее отсутствия знал лишь один из них. А ночные тучи уже расходились в сторону, дав теплу огня разогнать сгустившийся мрак, а бедным путешественникам столь долгожданный и нужный им отдых. Первым пишет доктор, после Андрей успешно приводящий в чувство Ворона, последним сам Ворон.

Wanderer: Извиняюсь, что влез без очереди... но раз уж мы так зависли на одном моменте, не думаю, что имеет смысл висеть на нём и дальше, если мы вообще хотим сюжет доиграть. =\ Тем более что, кажется, понимаю и причину висяка, отчего веселее не становится. Вообще, к теням у Ворона обычно было нейтральное отношение — он не боялся темноты, как-то интуитивно чувствуя если и не прямое родство с этой мрачной на первый взгляд стихией, то по крайней мере духовное единство, хотя и не мог объяснить ни причин, ни поводов, по котором сложилось о теме такое мнение. Тени. Пожалуй... они были безобидны. Ночь — их власть, они спокойно укрывают собой того, кто в этом нуждается, не деля никого на врагов или друзей. Тому, кто умеет с ними общаться, ночью всегда проще всего приходится. И речь не обязательно о каком-нибудь ворье. Сейчас же создавалось такое ощущение, что со всех сторон обволакивали тени. Но не те привычные и нейтральные спутницы любого живого существа, а какие-то... другие. Холодные, чтоли. Вокруг была сплошная тьма, Карл хоть и старался, но не мог понять, куда попал и что это вообще такое. Какая-то затаенная то ли враждебность, то ли угроза, то ли простая, ничем особо неподкрепленная неприязнь... то ли воспалённое воображение привело его на край, за которым, как и везде вокруг, не было ничего, кроме разукрашенного в чернильные краски мира. А еще он не мог понять, что в этом забытом месте забыла шахматная доска. Абстрактный у неё был видок, многие фигуры давно покинули свои места: они собой явно образовывали какую-то систему, но и без того тёмный мир начал меркнуть прежде, чем Трэнтон сумел полноценно оценить расклад этой игры. Ферзь, слон, пешка... король. Всё растаяло, а мир, до этого молчавший с достоинством могилы, стали заполнять какие-то странные звуки, которые он поначалу совсем не мог разобрать. Правда, когда разобрал, стало как-то совсем не до смеха. Наверное, сел он даже слишком резко, едва не спровоцировав столкновение своей башки с лбом неестественно заботливого Андрея. Должно быть, это он что-то говорил и пытался его, Странника, растормошить. В глазах поначалу всё плыло, в душе образовалась пустота, явственно пытающаяся навести на мысль, что чего-то не хватает. Парень не сразу сообразил, чего и почему. Пялился в одну точку он где-то с минуту, пытаясь собрать разрозненные мысли в одну маленькую кучку. Впрочем, раз его не пинали и не подгоняли, торопиться, наверное, было необязательно. Потом окружающий мир стал проясняться, и Карл, вспомнив кое о чем, заозирался. Наткнувшись взглядом на огромную и просто милейшую кучу полуразложившихся трупиков, поразглядывал её немного и натянуто усмехнулся, понимая, что заслуга это вряд ли его стараний. Самого начинали гложить коварные мысли, что всё-таки следовало проверить себя на "расходный максимум" хотябы в дороге, прежде чем отдавать дело на волю привычек, здесь неуместных. Что-то вспомнив, он спешно пошарил по карманам — часы были на месте, трость, как быстро обнаружилась, валялась неподалёку.

St. Andersen: Как только колдун очнулся Андрей душевно вздохнул с облегчением. Лишатся такого ценного куска команды он явно не хотел, ведь с магией он уже не контактировал в этом мире, разве что только с несколько другой ее формой. Нагнувшись в бок Сотников выглянул из-за дерева и посмотрел на то как разваливается и испепеляется груда мяса. Врятли это заслуга доктора, хотя возможно и его, но врятли. Вернувшись в исходное положение Андрей глянул на Карлайла. В темноте его лицо было видно только очертаниями, но по хождению его головы из стороны в сторону как у человека только что пришедшего в себя от обморока Сотников понял что тот более-менее пришел в себя. - Пришел в себя? Давай поднимайся.- как заботливый папочка проговорил Андрей помогая подняться колдуну, но не забирая его вес полностью на себя, а лишь подхватив его под руку и приобняв за талию потащил вверх. Ничего в этом такого небыло, так на самом деле легче человека в таком состоянии поддерживать. Выведя Карлайла из-за дерева Андрей повел его к Герберту. По пути Сотников заметил что кого-то он тут не видит, точнее не видит двух округлых и прыгающих дружков которые мнили из себя саму неприступность и непорочность. Лара куда-то исчезла. Посадив Карлайла возле костра, который начал немного угасать из-за недостатка топлива, Андрей занялся костром чтоб поддать освещения, а то в этой тьме вообще ничего не видно было. Решение было таковым что держаться теперь надо было вместе как братьям, держаться друг за друга как за последнюю ниточку к спасению, не ссорится. Это было выгодно сейчас. Сотников с подобной мыслью подкинул немного хвороста в костер и подул в него, чтоб веточки быстрее схватились и загорелись. Снова глянув на тлеющие останки Андрей продекламировал: - Спекся голубчик. Топливо кончилось.- Потом уже посмотрев на доктора Андрей задал вопрос к нему: - А где наша "сестра меча"?-



полная версия страницы